Позволят ли американцы Трампу закончить задуманные им реформы или они испугались слишком резкого изменения курса и стилистики Белого дома?

Тучи над Вашингтоном сгущаются. Всё тревожнее становятся голоса политиков и телеведущих, всё чаще в них можно различить панические нотки. Надвигается день выборов президента, и никто не знает, какой будет Америка после 3 ноября.

Никто не знает об этом, но никто не признается в своем неведении: аналитики от Нью-Йорка до Сиэтла, от Лос-Анджелеса до Майами и дальше, от Москвы и до Пекина — все силятся предсказать исход политической битвы, разворачивающейся в настоящий момент на американской земле. В самих Штатах политики и эксперты с обеих сторон делают хорошую мину и заявляют о гарантированной победе своего кандидата, какой бы плохой ни была реальная обстановка. За пределами США придерживаются более осторожных оценок, но строят прогнозы, которые выражают скорее надежду на желаемый результат, чем надежное знание.

Такого знания — надежного, твердого — сейчас нет ни у кого, да и не может быть. Выборы 2016 года смешали карты всем высокоумным социологам и овеянным славой аналитическим центрам: резко возросшее влияние соцсетей, выход «молчаливого» большинства на первый план политического процесса, накопившееся за годы кризиса недовольство и желание возврата к идеям американской мечты и американского мессианства привели к триумфальной победе Дональда Трампа. У Трампа не было опыта в политике, денег в избирательном фонде у миллиардера было вдвое меньше, чем у соперницы Хиллари Клинтон, его ненавидели все «большие» СМИ, и всё же он оказался в Белом доме.

С тех пор прошло четыре года, и внешнему наблюдателю могло бы показаться, что Америка уже оправилась от этого шока: все, кто раньше лишь не любил Трампа, привыкли его ненавидеть, те, кому он нравился, теперь ему поклоняются. Аналитики и эксперты стерли языки, обсуждая индивидуальные особенности эксцентричного президента и его политику, а социологические фирмы измерили вдоль и поперек его электорат. Так, да не так. Действительно, тех, кто был бы настроен к Трампу нейтрально, в Штатах найти почти невозможно, даже самые образованные и культурные представители высшего американского общества уже через 5 минут разговора о 45-м президенте США начинают либо брызгать слюной от ярости, либо разражаться восторженными речами. В такой обстановке вполне понятно, что никакой объективной аналитики как деятельности Трампа, так и его шансов на выборах нет и быть не может, а значит, не может быть и трезвой оценки, необходимой для прогноза. Все американские эксперты либо напрямую принадлежат к одной из враждующих политических сил, либо находятся в плену того видения прекрасной Америки будущего, которое милее их сердцу.

Американцев сегодня призывают голосовать за их будущее, однако их будущее уже во многом предопределено: за четыре года в Белом доме шоумену и миллиардеру Дональду Трампу удалось значительно изменить Соединенные Штаты и показать другую личину этой страны как ее собственным гражданам, так и зарубежным партнерам, и отменить это не сможет никакое заклинание политического волшебника Байдена. Именно об этой новой личине Америки — как в культурном, обращенном вовнутрь плане, так и в международной политике, хотелось бы поговорить поподробнее.

Общество

Американское общество никогда не было единым, его разделяли и расчленяли вопросы расы, религии, ценностные установки и культурные стереотипы. Техасцы недолюбливали ньюйоркцев за распущенность и суетливость, те отвечали насмешками над ковбойскими сапогами и необразованностью. Жители солнечного Лос-Анджелеса считали своих соотечественников из такого же солнечного Майами немного «того», а жители Флориды стыдили калифорнийцев за их избалованность и специфический местный говорок.

С приходом к власти Дональда Трампа ситуация усугубилась. Убежденные в верной победе Хиллари Клинтон демократы оказались ошарашены и разъярены победой казавшегося им смешным шоумена — — ведь никто из их кумиров всерьез не верил в такой вариант развития событий. Часть из них от растерянности впала в депрессию, часть от яростного бессилия вышла на улицу. Протесты и выражение негодования по «доброй» традиции переросли в погромы и бунты, вскоре толпы противников президента стали встречаться на улицах с толпами его сторонников, и вот уже страна стояла чуть ли не на пороге новой гражданской войны.

С тех пор страсти поутихли, но это кажущееся спокойствие. Митинги и бунты движения Black Lives Matter, спровоцированные смертью Джорджа Флойда при жестком задержании полицией, продемонстрировали не только и не столько недовольство широких масс населения положением дел в Америке, сколько наличие в Штатах огромного количества вооруженных формирований различного толка, как ультраправых, так и называющих себя ультралевыми или антифашистскими, и их готовность к организованным действиям. И если сегодня эти тысячи вооруженных до зубов людей выходят на улицы и спокойно смотрят через полицейский заслон на своих не менее вооруженных оппонентов, то это совсем не значит, что завтра они не начнут стрелять.

Техасцы больше не жалуются на жителей Нью-Йорка, они покупают автоматы, в Нью-Йорке им отвечают тем же. Калифорнийцы не шутят над жителями Флориды, они неприкрыто их ненавидят, в Майами тем временем уже говорят, что Калифорния — это не совсем Америка.

Американское общество конца 2020 года — это пороховая бочка, к которой с двух сторон — либеральной и республиканской — подведено два фитиля. А снаружи этой бочки полыхают костры социальных проблем: пандемия коронавируса, огромная смертность от легальных и нелегальных наркотиков, расовое неравенство, неконтролируемая миграция, культурный сдвиг, имущественное расслоение… Профессиональные политики в США всегда знали, как поливать эту бочку водой, Трамп решил вместо этого притушить костры, и даже добился кое-каких успехов, но опасность не миновала.

Экономика

4 года президентства Трампа прошли под девизами «Америка прежде всего» и «Покупай американское, нанимай американцев», и это были не просто лозунги, а настоящие действенные принципы. 45-й президент США облагал карательными пошлинами и прямыми или косвенными санкциями всех без разбору: и главного соперника в лице Китая, и давнего союзника ЕС, и даже верных вассалов из Южной Кореи и Японии. Всё с одной целью — вернуть индустрию в США, сделать для бизнеса экономически невыгодным производить товары где-то еще, если он планирует продать их в Америке.

С этой же целью Трамп провел огромную налоговую реформу, значительно уменьшившую налоговую нагрузку именно на крупный и средний бизнес, а также еще более масштабную регуляторную реформу, в результате которой были отменены тысячи бюрократических процедур и которая позволила американскому бизнесу сэкономить 50 миллиардов долларов только за один 2019 год.

Более того, Трамп дал «зеленый свет» на активный экспорт сжиженного газа и нефти, и даже угля из США, что многим еще в 2016 году казалось немыслимым, и за 4 года вывел Штаты на первое место по совокупной добыче энергоресурсов, а экспорт навязал Европе, Японии, Корее и многим другим. В этой и других стратегических сферах он лично лоббировал крупные сделки на встречах с мировыми лидерами и заботливо подводил директоров американских фирм к подписанию договоров с зарубежными партнерами.

Совокупным результатом этих мер стала зарегистрированная до пандемии COVID-19 рекордно малая безработица во всех слоях населения и всех демографических группах, устойчивый рост промышленного производства, увеличение относительно прогнозов роста ВВП, повышение зарплат рабочих и, конечно, рекордные барыши американских индустриальных гигантов.

Впервые за прошедшие с развала Советского Союза 30 лет американскому бизнесу показали, что правительству не всё равно, что происходит в их мире, что с поддержкой Белого дома делать бизнес куда легче и приятнее, что правительство может не только давить и душить налогами и согласованиями, оно может защищать от агрессивных иностранцев и насильно открывать до того недоступные заокеанские рынки.

Бизнесменов давно так не ублажали, а к хорошему нетрудно привыкнуть: кто бы ни оказался в Белом доме в 2021 году, от него будут требовать отношения не хуже.

США и мир

В эру Трампа Соединенные Штаты не перестали считать себя центром вселенной и мировым гегемоном, однако характер поведения Америки на мировой арене изменился практически до неузнаваемости.

В 2001 году, когда после атаки на башни-близнецы Всемирного торгового центра в американском массовом сознании вялотекущая вражда с Россией сменилась на активную войну с мировым терроризмом, в отсутствие других кандидатов на мировую гегемонию Штаты окончательно утвердились в роли мирового полицейского. С тех пор и до самого конца президентства Обамы в начале 2017 года внешняя политика США по большей части состояла из двух частей: предназначенного для развлечения народа театрализованного представления и реальной политики за кулисами.

В публичной политике Штаты были равными и верными партнерами любой сколь угодно малой, но «свободной» страны, громогласно провозглашали свое осуждение любым происходящим на планете нарушениям принципов «демократии» и вводили санкции, с завидным постоянством назначали того или иного мирового лидера главным глобальным злодеем, тут же спуская своих «равных» союзников, как свору гончих, в погоню за мерзавцем. Так случилось с Саддамом Хусейном в Ираке, Муаммаром Каддафи в Ливии, Башаром Асадом в Сирии…

За кулисами же они стремились полностью подчинить рукопожатных партнеров своей воле, зачастую сами инициировали те самые конфликты, которые потом осуждали с высоких трибун, а за победой над каждым новым «диктатором» скрывалась вполне конкретная политическая или экономическая выгода.

Дональд Трамп взял эту хорошо отработанную за 15 лет двухтактную модель внешней политики и… выкинул ее в утиль. Он публично отказался от парадигмы «мирового полицейского», раскритиковал практику попытки решения всех проблем всего мира силами США. Трамп с самого начала своего президентства публично обозначил новые приоритеты во внешней политике и пошел к назначенным целям самым прямым путем.

Глава Белого дома поставил на вид союзникам по НАТО недостаточность их вклада в бюджет военного блока и тут же, несмотря ни на какие давние союзы, начал требовать и вымогать эти деньги, не принимая никаких отговорок. Ему нужно было решить проблему ядерных испытаний КНДР, и он надавил на корейцев угрозой полного уничтожения, одновременно проведя у них за спиной переговоры с Пекином, от которого Пхеньян зависит практически во всем, что касается безопасности и внешней торговли. Трамп решил восстановить Ближний Восток против Ирана — и вот он уже лично выступает перед собравшимися специально для этого лидерами десятков мусульманских стран и усаживает их за стол переговоров с Израилем, до того бывшим их заклятым врагом. Наконец, Трамп выразил недовольство международными организациями и договорами, казавшимися общим местом для «цивилизованных» стран, и, когда мировая элита не пожелала прогнуться под Трампа, США просто вышли из этих организаций и соглашений…

Президент Трамп никогда не делал вид, что считает все государства равными. Для него не существует тех, кто может по-настоящему сравниться с США, но есть немногочисленные сильные державы, зачастую возглавляемые такими же сильными лидерами, каким Трамп считает себя, с которыми нужно и целесообразно общаться на равных. Со всеми прочими же можно обращаться, смотря по их реальной экономической и политической силе, далеко уступающей мощи Америки: кого-то подкупить размещением войск, кого-то связать по рукам и ногам новым, еще более кабальным Соглашением о свободной торговле, кому-то просто приказать.

Противники Трампа в Штатах любят говорить, что он подорвал международный престиж Соединенных Штатов, что он разрушил особые отношения с союзниками и продемонстрировал излишнюю мягкость по отношению к противникам. На самом же деле внешняя политика Трампа укладывается в старую добрую парадигму: «ничего личного — только бизнес». В рамках этого принципа нет никаких союзников, друзей или врагов. Есть масса интересов, ситуаций и сложная система зависимостей. И если достичь реализации интересов тебе может помочь «враг», то не договориться с ним будет не по-деловому, если «друг» обманывает тебя в торговле, то какой же он друг. Если «союзник» на самом деле полностью от тебя зависит, то зачем же с ним договариваться, ведь можно просто дать необходимые указания.

Такая прагматичная открытая напористость Трампа оказалась эффективна, и многих результатов удалось добиться даже за короткие четыре года. Но у этой стратегии есть и побочные эффекты. Политические приоритеты Америки оказались на виду, а значит, стало очевидно, что всё, что лежит за их пределами, Америку не так уж и интересует. И если раньше Госдепартамент успевал хотя бы сделать заявления по всем возможным поводам, то теперь внешнеполитическое ведомство сконцентрировалось на двух-трех темах и, казалось бы, совершенно не обращает внимания на новые вызовы и конфликты в различных регионах. При Трампе Америка потеряла интерес к конфликтам в Донбассе и в Йемене, она игнорирует протесты в Белоруссии и переворот в Киргизии, безразлична к атакам сомалийских пиратов и глобальному загрязнению воздуха в разных странах. Эта резкая смена парадигмы дала огромную свободу региональным державам-лидерам — ведь теперь если не затрагивать напрямую интересы США, можно действовать без оглядки на Белый дом.

Германия, Польша, Турция, Саудовская Аравия, Филиппины и многие другие страны, ранее сильно скованные публичными окриками или неформальными указаниями из Вашингтона, теперь почувствовали себя куда более свободными в выборе действий, по крайней мере в своем регионе. И этой вновь обретенной свободой они не поступятся ни за что, кто бы ни оказался в следующем году президентом Америки. В своем желании подольше сохранить гегемонию Америки Трамп пошел прямым путем к укреплению экономического и военного влияния, но при этом пожертвовал всепроникающим политическим контролем.

Что дальше?

Перечисленные выше тенденции — лишь основные изменения, произошедшие в США за короткий срок президентства Трампа, существуют еще неисчислимые культурные сдвиги, новый баланс сил в Верховном суде США, изменение структуры мировой торговли, переход от многосторонних международных договоров к двусторонним и многое многое другое…

В 2016 году Трамп показал своим соотечественникам, что роскошный круизный лайнер американской глобальной гегемонии несется на всех парах на айсберг всё растущего экономического, политического и военного влияния Китая. Тогда американцы достаточно испугались и позволили Трампу занять место на капитанском мостике. Четыре года бывший магнат и шоумен закладывал сложный маневр, и вот тяжелая махина американского корабля и все ее 300 миллионов пассажиров несутся куда-то под странным углом, а айсберг всё близится. Позволят ли американцы Трампу закончить задуманный им маневр или испугаются слишком резкого поворота штурвала и назначат капитаном Байдена, который потратит следующие четыре года на то, чтобы вернуть корабль на старый курс?

Об этом весь мир узнает уже совсем скоро.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы