Определились даты проведения и состав участников форума «Одного пояса – одного пути» («ОП-ОП»), который состоится в Пекине в середине мая. Это мероприятие проводится впервые по личной инициативе председателя КНР – товарища Си Цзиньпина и должно стать аналогом саммита «большой двадцатки».

АналитикаОбщее число участников – более 1 тыс. 200 человек, среди которых девять вице-премьеров, более 190 министров, из них семь министров иностранных дел. Из 110 стран прибудут чиновники и представители деловых кругов разного ранга, учёные, руководители СМИ, представители 61 международной организации, среди которых генеральный секретарь ООН, президент Всемирного банка, руководители МВФ. Но наибольшее внимание привлекает участие в форуме первых лиц 28 государств.

Министр иностранных дел Китая Ван И сообщил, что предстоящий форум будет не «клубом глав государств», но широким кругом друзей. КНР не ставит каких-то географических рамок в реализации своей внешнеполитической стратегии, «ОП-ОП» может и должен быть открыт для всех стран-единомышленников. Корреспондент Накануне.RU выяснил, какие страны изъявили желание оказаться в числе друзей Китая и создавать совместно с ним альтернативную модель глобализации.

Итак, 15 мая ожидается прибытие в Пекин руководителей государств практически со всех частей света.

Океания представлена всего одной страной Фиджи, лидеры Австралии и Новой Зеландии, несмотря на недавние визиты туда премьера Ли Кэцяна, в Пекин не прибудут.

Председатель КНР и Президент Фиджи|Фото: yyf.wenming.cn

Из Латинской Америки ожидаются президенты Аргентины и Чили.

Африку представят руководители Кении и Эфиопии.

Из Азии в работе форума примут участие многие лидеры соседствующих с КНР стран, имеющих с ней сухопутные, либо морские границы (Вьетнам, Индонезия, Камбоджа, Лаос, Филиппины, Малайзия, Монголия, Мьянма). Интересно, что в работе форума примут участие главы многих стран, оспаривающих у Китая часть акватории Южно-Китайского моря, в том числе и одиозныйпрезидент Филиппин Родриго Дутерте. Под его руководством Манила отошла от тесного союза с Вашингтоном, а сам Дутерте неоднократно высказывался за улучшение и развитие отношений с КНР, хотя и не отказывается от заявлений о филиппинской принадлежности рифов Скарборо, которые Китай считает своими островами Хуанъяньдао.

Немаловажен и визит президента Мьянмы Тхин Чжо. Он уже посещал Пекин в начале апреля, среди прочего к этому визиту был приурочен и запуск нефтепровода из Мьянмы в Китай. Таким образом, между странами начало налаживаться двустороннее взаимодействие, осложнившееся из-за конфликта в области Коканг в 2015 г. Сейчас в этом регионе, населённом этническими китайцами, по-прежнему сохраняется напряжённость, но страны, очевидно, стали готовы к реализации стратегически важных совместных проектов.

Интересно присутствие глав двух государств Южной Азии – Пакистана и Шри-Ланки. Благодаря порту в пакистанской бухте Гвадар Китай уже фактически получил выход из своих западных районов в Индийский океан. Кроме того, если Пакистан – традиционный противник крупнейшей региональной державы региона – Индии, обдумывающей создание собственных интеграционных проектов, то Шри-Ланка является союзником и важным экономическим партнёром Нью-Дели. Таким образом, участие её руководства в саммите – очевидный успех китайской политики в Южной Азии (КНР и Индия имеют давние споры).

Председатель КНР Си Цзиньпин и президент Пакистана Мамнун Хуссейн|Фото: russian.news.cn

Отсутствуют главы арабских стран, но от Ближнего Востока ожидается президент Турции Реджеп Эрдоган. По итогам недавнего референдума он значительно расширил свои полномочия и, очевидно, намерен превратить Турцию в сильную и самостоятельную региональную державу. Китайцев настораживает пантюркизм Эрдогана и его моральная поддержка уйгурских сепаратистов, однако летом прошлого года Анкара предприняла ряд шагов, направленных на улучшение отношений с Пекином, в частности, при поддержке турецкой стороны были задержаны подозреваемые в нападении на посольство КНР в Бишкеке.

Реджеп Эрдоган встречается с китайской делегацией|Фото: blog.sina.com.cn

Пекин посетят главы государств как Восточной (Польша, Венгрия, Чехия),  Южной (Сербия, Греция), так и Западной Европы (Италия, Испания, Швейцария).

Присутствие в этом списке глав Турции и балканских стран с одной стороны и Польши с другой свидетельствует о том, что продолжается работа над обоими вариантами сухопутного маршрута из Поднебесной в Европу – южного, намеченного по итогам турне Ли Кэцяна в конце 2014 г., и, условно говоря, северного, через страны ЕАЭС, оформленного в мае 2015 г. председателем КНР Си Цзиньпином.

Постсоветское пространство представлено учредителями ЕАЭС — Белоруссией, Казахстаном и Россией, а также Узбекистаном. Президента Украины Петра Порошенко, неоднократно напоминавшего о себе китайскому руководству и намеревавшегося присоединиться к среднеазиатскому маршруту Шёлкового пути, в Пекине не ждут.

путин, си цзинь пин, парад|Фото:риа новости

На этом примере также хорошо видны приоритеты КНР на постсоветском пространстве: развитие всестороннего стратегического партнёрства с Москвой, сопряжение экономического пояса Шёлкового пути с ЕАЭС и усиление своего влияния в Центральной Азии.

Александр Лукашенко и Си Цзиньпин|Фото: http://belinform.org

С энтузиазмом к инициативе Пекина отнёсся далеко не весь мир. Китайский эксперт Чжань Хао отмечает, что, например, «Большая семёрка» представлена всего одним своим членом – Италией. Не стоит отмечать, почему в мероприятии не намерены принимать участие США. Япония также имеет взаимное недоверие в отношениях с КНР и о ней вскоре речь пойдёт отдельно. С другой стороны, у Китая традиционно хорошие отношения с Великобританией, Германией и Францией, все эти страны являются членами Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ), китайского конкурента МВФ и Всемирного банка. Однако, в Великобритании сейчас полным ходом идёт процесс выхода из Евросоюза, а в Германии и Франции вскоре предстоят выборы. Поэтому все эти три страны не будут представлены первыми лицами, хотя и направят на форум высокопоставленных чиновников. Канада в прошлом году также изъявляла желание присоединиться к деятельности АБИИ, но её заявка пока ещё не одобрена. Поэтому отсутствие канадского премьера на саммите тоже объяснимо. Однако, даже если учесть только нынешних учредителей АБИИ, то получится, что в строительстве «Одного пояса – одного пути» намерены участвовать четыре члена G7.

Не приедут в Пекин и главы всех соседей КНР по Восточной Азии – Японии, КНДР и Республики Корея. Касаемо Токио Чжань Хао выделяет три причины. Во-первых, Япония отказалась присоединяться к АБИИ, сделав это в угоду своему союзу с США и для сдерживания Китая. Япония, очевидно, опасается усиления влияния Китая в Европе и Азии. В такой ситуации не стоит ожидать и приглашения от КНР. Во-вторых, Япония не сможет сотрудничать с Китаем и будет только вредить. Абэ, прибыв в Пекин, несомненно, занялся бы политическими спекуляциями на мероприятии, посвящённом экономическому сотрудничеству. В-третьих, независимо от участия Токио в форуме, Пекин уже конкурирует с ним в деле строительства инфраструктуры в Азии.

С отсутствием приглашения для Сеула тоже всё просто – Китай сворачивает отношения с Южной Кореей, после того, как та пошла на размещение на своей территории компонентов американской ПРО. При этом, Республика Корея продолжает играть важную роль в работе АБИИ, следующее заседание которого должно состояться на корейском острове Чечжудо.

КНДР не получила приглашения вследствие двух обстоятельств: во-первых, Ким сам не заинтересован в развитии сотрудничества с Китаем, в проведении реформ и открытости (подобных тем, какие в своё время осуществил Дэн Сяопин). Во-вторых, Северная Корея продолжает работу над своей ядерной программой и в результате подвергается санкциям Совбеза ООН, членом которого является и Китай. В этих условиях КНР просто не может пригласить северокорейское руководство к участию в форуме «Пояса и пути».

В условиях слабого роста мировой экономики и отсутствия точек роста, сотрудничество в рамках «Пояса и пути» может стать локомотивом глобального развития. Портал finance.cina.com, ссылаясь на заявление министра коммерции КНР Гао Хучэн сообщил, что товарооборот между странами вдоль «Одного пояса — одного пути» увеличился в 2016 г. пока незначительно — всего на 0,6%, однако количество международных проектов, осуществляемых Китаем, возросло на 36%.

Возросла и доля прямых инвестиций из Китая в страны «Одного пояса – одного пути». Углубляется экономическая интеграция и за счёт создания зон свободной торговли, в прошлом году в 20 странах создано 56 таких зон. Общий объём инвестиций в них составил 18,5 млрд долларов, причём уже получено более 1 млрд долларов выручки и создано 180 тыс. рабочих мест.

Ожидается, что в следующем году деловое сотрудничество в этом направлении будет развиваться. Кроме того, пока в реализации стратегии важнейшую роль играют традиционно наиболее развитые южные и восточные провинции Китая и Пекин, в дальнейшем предполагается более активное участие в глобальной экономической интеграции северо-западных и юго-западных районов КНР. Кроме того, как отмечают китайские эксперты, Поднебесная становится великой державой, происходит «великое возрождение китайской нации», а такого рода взаимодействие с КНР отвечает потребностям большинства стран мира. Китаю же нужно не упустить возможность воспользоваться таким шансом.

http://www.nakanune.ru/articles/112823/

популярный интернет





comments powered by HyperComments
Популярное Видео




Декабрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
« Ноя  
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031