На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор «Завтра» отвечает новым циклом под условным названием «Покайтесь, ехидны!».

ПрохановПервыми эту странность заметили путешественники и туристы: куда бы они ни являлись, везде — на стенах храма, на тротуарах, на стволах деревьев — была начертана надпись: «Здесь был Белковский». На Дворце дожей в Венеции жирным фломастером было написано: «Здесь был Белковский». В английском парламенте на кресле спикера было написано: «Здесь был Белковский». В золотой опочивальне президента Трампа красовалось: «Здесь был Белковский». Патологоанатом, вскрывавший труп неизвестной женщины, найденной под Москвой, натыкался в её внутренностях на надпись: «Здесь был Белковский». Дрессировщики в московском цирке, моющие большого дрессированного слона, поднимали ему хвост и там находили надпись: «Здесь был Белковский». Астрономы Пулковской обсерватории, изучавшие дальние галактики, утверждали, что среди этих галактик новый радиотелескоп также обнаружил надпись: «Здесь был Белковский».

Белковский был повсюду. Он был вездесущ, а значит, он был Абсолют. Хакер Шон сформулировал идею доселе неизвестного Бога. Этим богом был Белковский. И, как всякому Богу, — началось поклонение. Хакер Шон основал церковь Белковского и добился того, что в пользу этой церкви все учреждения и все граждане отчисляли десятину. Туда отчислялся подоходный налог, налог с оборота, налог на добавленную стоимость. Туда отчислялись акцизы на нефть и на водку, налогооб­ложение с юридических лиц и обычных граждан. Туда отчислялись деньги, полученные с системы «Платон». Там же оказывались комиссионные сборы. Туда платили десятину преступные группировки, «Майкрософт». Ротшильд и Сорос пожертвовали туда десятую долю своих состояний.

Станислав Александрович Белковский страшно разбогател и полученные деньги тратил на содержание СБУ и на укрепление украинской армии, которая готовилась нанести удар по Донбассу.

Это не на шутку встревожило ГРУ, и они обратились к своему давнему другу и советнику писателю Проханову с тем, чтобы он ослабил финансовые потоки, идущие от Станислава Александровича Белковского в СБУ и в министерство обороны Украины.

Писатель Проханов придумал, как помочь делу. Он стал появляться во всех местах, где была надпись: «Здесь был Белковский». И перед словом «был» ставил частицу «не». Тогда получалось, что надпись на Дворце дожей звучала: «Здесь не был Белковский». И надпись на матке мёртвой неизвестной женщины в патологоанатомическом театре гласила: «Здесь не был Белковский». Белковский не был ни в английском парламенте, ни в спальне Трампа, он не был под хвостом слона, не был в канализационной трубе. Он не был в сердцевине муравейника, кишащего ядовитыми муравьями. Не был в пахучем шаре, который катил перед собой жук-скарабей. Он не был в самодельном взрывном устройстве, которое террористы взорвали в метро. Он не был нигде. Если он не был нигде, значит, он был никто. Если же он был никто, значит, он был абсолютной пустотой. Но если он был абсолютной пустотой, то на него не следовало отчислять десятину. И таким образом казна Станислава Александровича Белковского оскудела. Он лишился средств. Но надо было как-то жить. И он решил заняться работорговлей.

Он взял в плен всех ведущих радиостанции «Эхос Мундис» и стал продавать их на Левантийском рынке.

На торговую площадку он выводил по одной всех обнажённых радиоведущих: Ольгу Бычкову, Ольгу Журавлёву, Ксению Ларину, Майю Пешкову. Нателлу Болтянскую, Наргиз Асадову, Оксану Чиж. И покупатели из Эмиратов и стран Северной Африки, любуясь на их обнажённые тела, торговались. А те стояли и плакали, боясь, что их раскупят по одной и распадётся их дружная семья.

Однако им повезло: их всех разом купил представитель американского военно-морского флота. К тому времени американский военно-морской флот построил авианосец абсолютно новой конструкции. И хотя авианосец имел атомные двигатели, однако для экономии атомного топлива предусматривался и старый вёсельный двигатель, и авианосец мог идти на вёслах, как старинная галера. Купленные представителем военно-морского флота США ведущие «Эхос Мундис» были определены на этот авианосец в качестве рабов на галере. Их нарядили в белые ночные рубашки, поместили в трюм авианосца и заставили грести. Они гребли, гребли, гребли… А команда авианосца состояла из афроамериканцев, и когда тем надоедало оставаться на верхней палубе, все они спускались вниз, где были рабыни, и там начиналась большая гребля.

На авианосце находились Станислав Александрович Белковский и его верный друг хакер Шон. Авианосец на вёслах подходил к побережью Северной Кореи. Станислав Александрович Белковский, который сотрудничал не только с СБУ, но и с ЦРУ, получил приказ убить лидера Северной Кореи товарища Ким Чен Ына.

Задание показалось Станиславу Александровичу Белковскому несложным: он выполнял и более непростые задачи. Он решил послать на выполнение этого задания своего верного агента хакера Шона и велел ему превратиться в рисовое зерно, на котором искусным мастером было бы начертано учение чучхе. По замыслу Белковского, товарищ Ким Чен Ын заинтересуется зерном, начнёт его рассматривать, и в это время из зерна прянет в него прицельный выстрел.

Хакер Шон превратился в рисовое зерно, и его на блюдечке поднесли товарищу Ким Чен Ыну. Но товарищ Ким Чен Ын был вооружён учением чучхе, которое делало его всеведущим и всевидящим. Он разгадал замысел Белковского и углядел в зерне хакера Шона. Попросил принести к себе в кабинет курицу, которая увидела рисовое зерно и склевала его. Курицу выпустили гулять на задний двор, и она, пропустив зерно через свой кишечник, избавилась от него вместе с содержимым кишечника. Таким образом, зерно оказалось на земле, густо удобренной куриным помётом, и стало быстро расти, превратившись в рисовую метёлку. В метёлке было много зёрен, и в каждом из них находился хакер Шон. Зрелую метёлку срезали, смолотили, выбили зёрна, перемололи, испекли из них рисовую лепёшку и отправили в гарнизон северокорейской армии, где солдаты с аппетитом съели маленьких Шонов. Те снова оказались в земле, щедро удобренной. На том месте, где проходили манёвры и находились солдаты северокорейской армии, выросло целое рисовое поле. И это грозило дурной бесконечностью. Тогда Станислав Александрович Белковский отозвал Шона назад на авианосец и дал ему другое задание Он велел Шону превратиться в тучу, нависнуть над резиденцией товарища Ким Чен Ына, а когда тот выйдет на крыльцо полюбоваться цветущей сакурой, прянуть на него сверху молнией и убить.

Но товарищ Ким Чен Ын познал всеведущее учение чучхе и разгадал замысел Станислава Белковского. Когда над резиденцией нависло облако, товарищ Ким Чен Ын поднял в небо самолёт, разгоняющий тучи. Самолёт посыпал облако пудрой, которая разгоняет облака и обладает свойством вызывать чихание. Шон, помещённый в тучу, наглотался этой пудры, начал чихать и пролился на корейскую землю дождём. Это был первый в истории Северной Кореи чихающий дождь.

Станислав Александрович Белковский опять отозвал Шона на авианосец и дал ему третье задание. Он велел ему превратиться в подарок Ким Чен Ыну в виде вазы, надеясь на то, что товарищ Ким Чен Ын залюбуется подарком, а в это время хакер Шон выскочит из вазы и его убьёт. Но учение чучхе и на этот раз не подвело: товарищ Ким Чен Ын разгадал замыслы и отправил эту вазу не в музей подарков, а вручил её самому старому члену партии, который уже был давно на пенсии, страдал простатитом и нуждался в ночной вазе. Таким образом хакер Шон стал ночной вазой и некоторое время служил самому старому члену партии Корейской Народно-Демократической Республики.

В конце концов Шон не выдержал и по секретной связи стал умолять Станислава Александровича Белковского, чтобы тот взял его обратно на авианосец. Станислав Александрович Белковский внял просьбам друга и вернул его на авианосец. Хотя задание, полученное от ЦРУ, не было выполнено, все восхищались мужеством, которое проявил хакер Шон при выполнении задания. И сам президент Трамп вешал ему на грудь медаль «Пурпурное сердце». Причём когда он вешал ему «Пурпурное сердце», то всё время отворачивался, потому что Шон пах ночной вазой.

Сразу же после награждения Станислав Александрович Белковский стал обмывать Шона, чтобы неприятный запах пропал. Он помещал его в соду, в негашёную известь, в соляную кислоту, тёр мылом, обжигал паяльной лампой, посыпал лепестками роз. Помещал в общество ведущих радио «Эхос Мундис», которых перед тем обрызгивал духами «Шанель № 5». Эти труды увенчались успехом, и наконец хакер Шон обрёл свой настоящий натуральный запах — запах цыплёнка табака под чесночным соусом.

Но в это время себя обнаружил Александр Глебович Невзороф, который почти перестал фигурировать в комиксах, написанных рукой писателя Проханова. Его место в комиксах занял Станислав Александрович Белковский, и это было нестерпимо для гордеца Невзорофа. Он решил вызвать своего обидчика Станислава Александровича Белковского на дуэль.

Они встретились и выбрали оружие, на котором станут биться. Этим оружием стали две радиоведущие «Эхос Мундис»: Ольга Бычкова, которая досталась Станиславу Александровичу Белковскому, и Ольга Журавлёва, которая попала в руки к Александру Глебовичу Невзорофу. Местом дуэли выбрали питерский стадион «Зенит», который был к тому времени построен. На трибунах сидели все сотрудники радиостанции «Эхос Мундис», все демократические лидеры, а также вся демократическая общественность во главе с правозащитницей Людмилой Алексеевой. Людмила Алексеева засыпала на ходу, и чтобы она не заснула во время состязания и насладилась красотой поединка, Евгений Ясин время от времени клал ей за шиворот холодных лягушек.

Бой был великолепен. Схватив Ольгу Журавлёву за ноги, Александр Глебович Невзороф нанёс Станиславу Александровичу Белковскому страшный удар в голову. Но Станислав Александрович Белковский заслонился от удара Ольгой Бычковой, и это спасло ему жизнь, но стоило Ольге Бычковой потери лица.

Ответный удар Станислава Александровича Белковского был колющим. Держа Ольгу Бычкову за правую ногу, он сделал выпад, направив удар в солнечное сплетение Александра Глебовича Невзорофа. Но тот прижал к своему животу Ольгу Журавлёву, колющий удар пронзил её мягкое податливое тело, но пришёлся чуть ниже солнечного сплетения Александра Глебовича Невзорофа. И тот отделался слабым уколом в пах. Они бились долго на арене стадиона. И зрители восторженно кричали, то поднимая большие пальцы вверх, то опуская вниз.

Секундантом со стороны Белковского был хакер Шон, а со стороны Александра Глебовича Невзорофа — Алексей Алексеевич Венедиктов. Наконец, видя, что поединок затянулся и никто из дуэлянтов не может взять верх, секунданты прекратили дуэль, и соперники, тяжело дыша, воткнули свои шпаги в землю, раскланялись и разошлись.

Воткнутые в землю Ольга Бычкова и Ольга Журавлёва тихонько дрыгали торчащими ногами. В таком виде их застал писатель Проханов. Он осторожно выдернул их головы из земли, как это делают, вытягивая из грядки редиску. И Ольга Журавлёва, и Ольга Бычкова, едва оказавшись на ногах, опять вцепились друг в друга и продолжали драться. Тогда писатель Проханов пригрозил отдать их в обучение экономисту Евгению Ясину. Услышав такую угрозу, обе присмирели.

Александр Глебович Невзороф уединился в своём загородном поместье дописывать работу, в которой доказывал, что русский народ произошёл от насекомых. Хакер Шон лежал в свежевыжатом апельсиновом соке, потому что после дуэли у него опять появился неприятный запах, каким обычно пахнут ночные вазы. Станислав Александрович Белковский занимался своим обычным делом: он отнимал у курицы яйцо и сам его высиживал, а когда появлялся цыплёнок, ощипывал его и отрывал ему голову. Писатель Проханов проводил время среди ополченцев Донбасса и в перерывах между боями читал им свою новую повесть о похождениях печального горемыки, которого звали Шон-ночная ваза.

популярный интернет





comments powered by HyperComments
Популчрное Видео