А вы знали, что в США с октября прошлого года свирепствует эпидемия гриппа, которая затронула минимум 15 миллионов человек, а умерли 8200? Это официальные данные, публикуются американскими центрами по контролю над заболеваниями. Кстати, в последние дни заболеваемость слегка выросла

Но никто по поводу американской заразы не устраивает из программ новостей по всему миру нескончаемого фильма ужасов с людьми в респираторах, как в «Звездных войнах».

А как насчет старой знакомой — лихорадки Эбола, страшилки из прошлых годов? Заболеваемость ею тоже растет и ширится, но никого это не волнует. Потому что Конго, где находится эпицентр Эболы, не Китай, то есть не глобальная держава, оттеснившая США с множества разных лидерских позиций в мире.

Что стоит отметить: речь, разумеется, не идет о том, что предосторожности против нового коронавируса преувеличены. Болезнь выглядит действительно опасной, и уже только в силу ее новизны и непредсказуемости предосторожности не могут быть излишними.

Но нельзя не обратить внимания и на то, что вспышка используется для нагнетания обычной массовой паники — и заодно даже антикитайских страхов.

Немного личных впечатлений. В эти дни я прошел сквозь три международных аэропорта в Юго-Восточной Азии, как сквозь строй: везде камеры, замеряющие на ходу температуру идущих по коридорам. Рядом дежурят какие-то люди. На европейцев внимания не обращают.

Или: заполненная тысячами людей улица в Куала-Лумпуре (Малайзия), и… «Китайцы!» — с непередаваемым выражением говорит продавщица, показывая мне на группу человек в 20 таковых, явно из КНР, с респираторами на лицах.

Правда, рядом с ними ходят сотни других китайцев, без респираторов, то ли местных, то ли из Сингапура, то ли все-таки тоже из КНР. Сейчас новогодний сезон (по лунному календарю), главный праздник для нескольких наций Азии, все в движении по аэропортам и дорогам. И все боятся.

Через какое-то время будут подведены итоги туристического года — это чаще делается именно после прихода очередного зодиакального животного, в данном случае Крысы. Можно, однако, приблизительно представить себе масштабы такого явления, как китайский выездной туризм.

Речь о самом большом в мире туристическом потоке. В 2015 году другие страны посетило около 100 миллионов жителей КНР, на 2020-й ожидалось 160 миллионов, больше, чем население России. В 2018 году эти выезжающие потратили — то есть влили в экономики десятков стран мира — 288 миллиардов долларов. Это опять же официальные данные.

Нагнетание страхов насчет туристов из КНР прямо бьет по тысячам предприятий по всему миру, заработкам сотен тысяч людей. Это ничуть не менее слабый удар, чем заградительные тарифы, которые в 2018 году США начали вводить на китайский импорт. А в чем-то здесь оружие и посильнее, потому что объект его — в обход всяких там правительств, бизнеса и прочего — это мозги людей, которых пугают. Пугают очень простой мыслью: вся зараза идет из Китая, любой китаец — это угроза твоей жизни.

Давайте посмотрим на технологии запугивания. Раньше грипп был «птичьим», «свиным» — но теперь-то везде демонстрируют кадры змей, разделываемых поварскими ножами. Это вам не птица. Страшнее не бывает.

И это не все. Тут возникает известный нам еще по «птичьему гриппу» вопрос о том, откуда берутся вирусы. И вот публикация газеты The Washington Times. Цитируемый ею отставной офицер израильской разведки Дэни Шохэм говорит, что как в раз в городе Ухань расположен единственный в КНР Институт вирусологии.

И далее (следите за осторожностью выражений): «Определенные лаборатории там, возможно, заняты, в смысле исследований и разработки, биологическим оружием — в побочном порядке».

Трудно оценить разветвленность и эффективность израильской разведсети в Китае, так ведь Шохэм как бы ничего такого и не сказал, не придерешься. Тем более что The Washington Times — это вообще специфическое издание, где как раз и печатаются всякие отставные и действующие офицеры всяких разведок.

Выводы тут очень простые. Сегодняшнего человека, перекормленного информацией и отученного ее спокойно анализировать, можно всерьез расшевелить уже не политикой, не экономикой, а разве что примитивным страхом за жизнь. Страхом перед новыми болезнями или перед гибелью планеты из-за перемен климата, например. Только так можно сживать со свету геополитического конкурента, или просто зарабатывать, или делать что угодно еще.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы