Полагаю, что попадание «Альтернативы для Германии» в Бундестаг произошло вне воли всех разновидностей руководства и Германии, и ЕС. Несомненно, они бы предпочли, чтобы такой партии вообще не было или хотя бы не было в парламенте. В то же время я совершенно уверен, что эти руководители ожидали такой возможности и, скорее всего, уже подготовили какие-то запасные ходы на такой случай. Понятно, что они могут и впредь компрометировать эту партию, объявляя её крайне правой. Но это примерно так же эффективно, как объявлять нацистами пограничников за то, что они не впускают в страну кого ни попадя, или полицейских, пытающихся по мере сил пресекать преступления или уж по крайней мере строго карать за них. ВассерманПартия «Альтернатива для Германии» взяла на себя именно роль такого пограничника и полицейского. Она требует, чтобы власть Германии исполняла свои обязанности, а не пыталась под красивыми лозунгами многокультурности, толерантности и прочих политических чудес ломать страну и народ об колено. На мой взгляд, эта партия не требует ничего такого, что не было бы в интересах не только Германии, но и всего ЕС. Поэтому полагаю, что лица, принимающие решения, уже давно учли возможность вхождения этой партии в парламент, учли, что теперь будет не так легко замалчивать её взгляды, как в предыдущем составе парламента, где было по сути всего несколько вменяемых депутатов от христианских демократов, добившихся создания собственной фракции, ибо политика родной партии их уже не устраивала. Так что, с одной стороны, это событие, несомненно, не вызвано желаниями тех, кто в Германии хотя бы в принципе может влиять на результаты выборов, но, на мой взгляд, и не повредит этим желаниям.

Уже идут митинги антифашистов против прохождения в парламент «Альтернативы для Германии». То есть ярлыки «фашисты», «нацисты» АдГ навешаны. Но менее демократическую политику, чем та, которую проявляют силы, руководимые Меркель, представить себе трудно: начиная от русофобии через принудительную исламизацию Европы до того, что ЛГБТ заявляется как некая сила, обладающая подлинно диктаторскими полномочиями. Так кто же фашисты?

Должен всё-таки напомнить, что далеко не все фашисты были антирусскими. Скажем, создатель этого термина — итальянец Муссолини — начинал свою карьеру вообще как социалист и до Первой мировой войны считался одним из лучших публицистов социалистической ориентации. И даже став фашистом, он несколько раз находил какие-то способы взаимовыгодного взаимодействия с Советской Россией, хотя коммунистов в самой Италии преследовал — и довольно жёстко. Но это было уже не столько идеологическое противостояние, сколько элементарная борьба за власть. Так что были и такие политические странности в мировой и отечественной истории. Поэтому невозможно оценивать людей как фашистов или антифашистов только по их отношению к России и русским.

Но в то же время для меня вполне очевидно: то, что на Западе именуют «тоталитарным мышлением» (предусмотрительно не давая этому явлению определения, чтобы можно было подверстать под него любых нежелательных), значительно ярче и отчётливее проявляется именно у тех сил на Западе, что называют себя антифашистами. Это в свою очередь показывает, что нынешние западные представления о фашизме по меньше мере неадекватны, то есть не отражают его сущность, а в лучшем случае касаются каких-то внешних проявлений. По этому поводу напомню старую шутку «Если Гитлер скажет, что дважды два — четыре, не лишне на всякий случай проверить». На самом деле одни и те же вещи могут говорить люди, придерживающиеся совершенно разной политической ориентации просто потому, что эти вещи объективно существуют. Кстати, именно борьба против самих понятий объективной истины и объективной реальности — это очень существенная часть нынешней политической философии Запада. Скажем, самые знаменитые за последний век представители французской философии Жан Бодрийяр и Жак Деррида сделали себе карьеру именно на заявлениях, что объективной истины вообще нет и быть не может, что любые представления равно заслуживают уважения. На самом деле это, конечно же, никоим образом не так. Существует простой, надёжный, известный с незапамятных времён способ проверки любых утверждений на истинность — это практика. Если вы действуете на основе каких-то утверждений и ваши действия дают результат, не соответствующий вашим же ожиданиям, это как раз и значит, что ваши представления не соответствуют истине. Правда, сейчас философы, как в Древней Греции, пытаются объявить любую практическую деятельность не достойной мыслящего человека и они это заявляют именно потому, что практическая деятельность немедленно обличает их уклонение от истины.

Разные мнения не бывают одинаково ценными. И если сейчас на Западе рекламируются дела, приносящие очевидным образом пагубные и разрушительные результаты, значит, эти дела основаны на ложной, а то и на лживой теории. И если люди, исповедующие эту теорию, называют кого-то фашистами, то это никоим образом не значит, что тот, кого так называют, действительно фашист. Так что с чисто философской и логической точки зрения, если люди заявляют, что права добровольно вычеркнувших себя из пополнения человечества важнее прав тех, кто в этом процесс готов участвовать, то, значит, и другим утверждениям этих людей бессмысленно доверять.

Не вызывает доверия даже название победившего на выборах блока ХДС/ХСС. Первое прилагательное в названии обеих этих партий — «христианский». Что в них осталось от христианского? Эти люди и с точки зрения Содома и Гоморры не христиане, и с точки зрения конфессионального изменения Европы тоже не христиане. Я не думаю, что эти партии сознательно кого-то обманывают. Дело в том, что подобная переориентация партий с точностью до наоборот случалась в мировой политике достаточно часто. Чтоб далеко не ходить, напомню, что ещё лет сто назад Демократическая и Республиканская партии Соединённых государств Америки придерживались воззрений, прямо противоположных нынешним. То есть те, кто тогда назывался республиканцами, поддерживали большую часть программы, которая сейчас записана за Демократической партией. И, наоборот, те, кто тогда назывался демократами, поддерживал политику, соответствующую нынешним республиканцам. Так что нынешние христианские демократы Германии совершенно искренне считают себя духовными наследниками прежних христианских демократов, а то, что сейчас они призывают к прямо противоположным целям и рекомендуют прямо противоположные средства — это не их злой умысел, они искренне считают, что обстоятельства изменились именно так, что им теперь приходится отстаивать противоположную позицию. Другое дело, что мы, конечно, никоим образом не обязаны считать, что их взгляды имеют нечто общее с христианством, и мы должны расценивать их, если с христианских позиций, то по меньшей мере как душепагубную ересь.

О провале социал-демократов на выборах в Германии. Тут, насколько я могу судить, действительно было желание отдать всё и уйти в тень. Но началось всё не с решения самих социал-демократов отступить, а с решения руководительницы христианских демократов Ангелы Доротеи Хорстовны Каснер. Кстати, интересно, что она приняла фамилию первого мужа Меркель и сохранила её даже во втором браке, поскольку Меркель созвучно немецкому слову со значением «яркий, сияющий». То есть эта её фамилия по браку — тоже часть продуманной саморекламной технологии. Так вот, началось всё с того, что она предложила социал-демократам выдвинуть своего тогдашнего лидера в федеральные президенты Германии. Это чисто церемониальный пост: у президента нет никаких реальных полномочий, у него нет возможностей сколько-нибудь серьёзно влиять на политику страны. Но отказаться от этого церемониального поста практически невозможно, потому что это было бы воспринято как отказ социал-демократов от высших возможных в стране почестей. А на его место социал-демократы не смогли выдвинуть никого сопоставимого по харизме, просто не было у них в тот момент второго лидера. А нынешний лидер социал-демократов Шульц бесцветен не только по политическим соображениям, но и по жизни. Именно благодаря этой интриге Меркель заранее подготовила себе успех на предстоящих выборах, но подготовила его крайне дорогой ценой. С одной стороны, это привело к тому, что социал-демократы набрали так мало голосов, что коалиция получается на пределе. А это значит, что социал-демократы будут то и дело отказываться от каких-то совместно принимаемых решений — просто чтобы не компрометировать себя. Это привело и к потере голосов самими христианскими демократами, поскольку манипуляция была уж очень очевидной и вызывала недовольство даже у многих, кто традиционно голосует за ХДС

Словом, как часто бывает в политике, да и не только в политике, тактический выигрыш обернулся стратегическим проигрышем. Сейчас в Германии, насколько я могу судить, выиграли в конечном счёте те, кто считается маргиналами. Это «Зелёные», уже много лет исповедующие философию «убей человека, спаси дерево». Это «Свободные демократы», партия либерального толка, зашедшая в пропаганде либерализма так далеко, что в последние годы из речей её лидеров была очень наглядно видна античеловеческая сущность современной версии либерализма. И они, в общем-то, уже не очень рассчитывали на следующий приход во власть, но вот таким способом им открыли дорогу туда.

Конечно же, выиграла «Альтернатива для Германии». Партия объявлена маргинальной только потому, что её действия не соответствуют лозунгам, вбиваемым сейчас в головы европейцев. Но сами по себе идеи АдГ, на мой взгляд вполне здравы, и очень надеюсь, что теперь, имея возможность регулярно выступать по ключевым вопросам, «Альтернатива для Германии» очень скоро докажет, что других альтернатив для Германии, кроме предлагаемой ими, в данный момент для Германии просто нет.

Так что Меркель, провернув свою каверзу и обеспечив переизбрание в канцлеры самой себе, в то же время добилась совершенно катастрофических последствий для всей той политической линии, которую в последние годы защищает.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео