В России решили ужесточить наказание для коррупционеров. Тюремный срок предлагают увеличить до четырех лет, а также ввести в закон новое понятие: «неимущественная взятка». Под ней подразумевают любые выгодные сторонам услуги. К примеру, компания берет на работу родственника чиновника, а тот обещает оказывает ей всякую помощь и давать послабления.

ВассерманИзменения будут внесены в статьи Уголовного кодекса, касающиеся злоупотребления полномочиями (статья 202), коммерческого подкупа (статья 204), дачи и получения взятки (статьи 290, 291). Кстати, законопроект уже поддержали в Верховном суде и Генпрокуратуре.

Напомним, что сейчас под взяткой понимают только деньги.

Ранее социологи выяснили, какого наказания россияне хотят для коррупционеров. Оказалось, что наиболее адекватным наказанием за дачу взятки для физических лиц считается среди 38% россиян штраф, превышающий размер взятки, для организаций — тотальная проверка деятельности компании (37%). Также в числе предложенных мер — запрет занимать руководящие должности (28%), тюремное заключение (20%), конфискация имущества (19%), смертная казнь (3%).

Поможет ли нововведение истребить коррупционеров, «Правде.Ру» рассказал Анатолий Вассерман, известный публицист и политический консультант.

— Помогут такие меры? Или Салтыкова-Щедрина все равно не изживем: «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения»?

— Я думаю, что неимущественные взятки не менее опасны для страны и мира, чем имущественные. Но также опасаюсь, что формализовать понятие неимущественной взятки слишком трудно. Если его внести в законодательство, то понадобится очень обширная юридическая практика применения этого закона, чтобы можно было реально его использовать как средство борьбы с преступлениями.

Вообще, очень многие юридические понятия крайне трудно формализуемы. Полная и исчерпывающая формализация законодательства в принципе невозможна, поэтому для устойчивости государства в нем необходим в той или иной форме абсолютный монарх, некто, имеющий право принимать решения вовсе без оглядки на какой бы то ни было писаный закон. Это вытекает из математических теорем о неполноте, и именно поэтому мы не можем рассчитывать ни на какой закон как на безоговорочно эффективное средство.

Соответственно, мы можем, конечно же, расширять и совершенствовать законодательство, но не можем надеяться на то, что оно будет работать автоматически без того, что принято называть человеческим фактором и политической волей.

— Член президиума Национального антикоррупционного комитета Павел Зайцев, комментируя инициативу, заявил: «…Не так важно, сколько человек отсидит, — четыре года или два года. Главное, чтобы наказание было неотвратимым». Как полагаете, это самое важное? Конфискация имущества никак в законопроекте не упоминается. Нужно ли это? В СССР очень действенная мера была.

— Естественно, конфискация имущества — это абсолютно необходимая часть наказания за любые имущественные преступления. И без конфискации любое воздействие на совершающих такие преступления заведомо неэффективно. В чьих интересах отсутствие конфискации? На сей счет можно спорить достаточно долго, но полагаю, что эти кошки сами знают, чье мясо съели. И, соответственно, я совершенно уверен, что отсутствие конфискации в комплексе мер борьбы с имущественными преступлениями — это само по себе преступление против правосудия. Так что я совершенно не сомневаюсь в том, что восстановить возможность и даже необходимость конфискации имущества как части мер борьбы с имущественными преступлениями необходимо.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео