Николай Долгачёв (Н.Д.) — «Родина слышит» в эфире. Это наша информационно-аналитическая программа. Ежедневная. И сегодня у нас в гостях Анатолий Вассерман. Человек бесконечно эрудированный, публицист. Александр Носович – политолог. И два журналиста в студии: Герман Нинько, Николай Долгачёв. Сегодня обсуждаем ту тему, с которой вы, Анатолий Александрович, в Калининград приехали. Потому что будете выступать на дискуссионной площадке на тему «Русофобия в Прибалтике».

ВассерманАнатолий Вассерман (А.В.) — Да, к сожалению, тема не сегодня появилась. К сожалению, не завтра исчезнет.

(Н.Д.)  — Какие-то серьёзные изменения в Прибалтике могут отозваться на жизни в Калининградской области? Потому что 25 лет мы живём практически в такой ситуации, когда в Прибалтике по-своему сходят с ума на фоне антироссийской риторики определённой. Сейчас существенно меняется ситуация? Вот новые взаимоотношения с США санкционные. Война, скажем так, экономическая. Она, наверняка, влияет на прибалтийские страны, которые в значительной степени зависят от того, что говорят или производят какие-то телодвижения в Вашингтоне. Так же, как и Польша. На жителях Калининградской области как это может отразиться, по вашему мнению?

(А.В.) — Я думаю, что в наибольшей степени отражается на Калининградской области обезлюживание Прибалтики. Причём, это относится не только к Латвии, где пришлось ввести даже демографическую статистику специальную – графу «граждане, постоянно пребывающие за рубежом». Чтобы так замаскировать вот это самое массовое пребывание за рубежом. Насколько я знаю, в Литве положение, хотя и медленнее, движется в ту же сторону. И в Польше. Несколько лет назад во Франции появился мем «польский сантехник». Поскольку действительно львиная доля трудоспособных поляков вынуждены искать себе применение за рубежом. Просто потому что возможности труда на родине методично и систематически уничтожаются. Поскольку снижается плотность сопредельных земель, это даже без всяких санкций сокращает возможности экономического взаимодействия. Санкции – бог с ними. Поругаются, поругаются и утихнут, когда убедятся, что для них это гораздо больнее, чем для нас. Но вот обезлюживание, боюсь, не кончится. Причём это обезлюживание – это ещё дополнительный повод к той же самой русофобии. Ведь не будут же власти говорить, что народ бежит от их криворукости. Что люди боятся злых москалей и бегут от них подальше.

(Н.Д.)  — Ну, это, наверное, не только объяснение самого процесса. Может быть, это ещё и попытка консолидировать тех, кто остался. Хоть как-то сподвигнуть женщин рожать, например. Хотя Польшу обезлюдить, конечно, сложнее намного, всё-таки почти 40 миллионов человек населения. А вот в Прибалтике, действительно, это проблема очень ярко видна. И в Литве особенно. Александр, насколько вы знаете внутреннюю ситуацию в Литве? Потому, что для жителей России, в принципе то, что происходит в Прибалтике, особенно в Литве, вообще большая загадка.

Александр Носович (А.Н.) — Ну, для калининградцев это в меньшей степени загадка потому, что многие из нас там бывают и все видят своими глазами. Да, в прошлом году литовские власти перестали отрицать очевидные факты, признали, что демографическая катастрофа — это главное с чем сегодня сталкивается Литва. Сегодня из этой страны уезжает по 5 человек в день, по 40-50 человек в сутки и по 40-50 тысяч человек в год. То есть, ежегодно Литва теряет 1,5 % населения. Это абсолютный европейский рекорд, и, что самое удивительное, этот рекорд происходит в условиях, когда, вроде как, по Литве экономический рост, вроде как, литовские власти говорят об улучшении жизни. И европейские службы говорят, что ВВП на душу населения для литовцев увеличивается. Тем не менее, люди оттуда бегут так, как не бегут ниоткуда в Европе.

(А.В.) — ВВП падает быстрее, чем население. Вот и всё.

(Н.Д.)  — Есть статистика. Есть ложь, есть наглая ложь, а есть статистика.

(А.Н.) — Моя гипотеза состоит в том, что русофобия как раз является одной из причин этой массовой иммиграции. Потому, что когда, во-первых, не решают реальные проблемы людей, а говорят, что Россия вот-вот нападет. А во-вторых, когда из года в год говорят, что вот-вот Россия нападёт, уже зелёные человечки в Клайпеде, Вильнюс в опасности, то тогда людям чем жить в такой параноидальной обстановке и медленно сходить с ума вместе со своим руководством проще ухать в Лондон, где зарплата в 6 раз выше. Вот и всё.

(А.В.)   — Но там, правда, расходы тоже в несколько раз выше, но об этом узнают уже на месте.

(Н.Д.)  — Вот русофобия, которая политически или в медиа-пространстве растет или, по крайней мере, не снижается, она в реальности как-то для наших жителей, для Россиян, для тех граждан России, которые здесь, в Калининградской области, живут, она как-то может повлиять на нашу жизнь? Или Бог с ними там, что там за этим вновь построенным литовским забором? Анатолий Александрович?

(А.В.) — Ну, насколько я знаю, для граждан России самое яркое проявление русофобии – это ограничение при проезде поездом между российскими регионами. Я помню как Рогозин ещё до того, как стал послом в НАТО, пытался добиться от литовцев, грубо говоря, экстерриториального статуса наших поездов. Чтобы поезда, грубо говоря, на границе опечатывали, а на выезде с Литвы проверяли, остались ли печати на месте.

(Н.Д.) — Это, по-моему, был 2001 год, он был представителем России по Калининградской области.

(А.В.) — Да. И таким образом мы бы могли ездить, не обращая внимания на литовские заморочки, когда, например, популярнейшее у нас, сердечное лекарство «Корвалол» изымают на границе из-за того, что в числе его компонентов есть снотворное барбитуровой группы, хотя и концентрация там ничтожно мала. Но поскольку в Европе их применение ограничено, то их у нас изымают. Есть ещё множество мелких пакостей того же рода. Ощущение такое, что есть там кто-то специально придумывающий какие из европейских законов применять к русским, чтобы создать им наибольшие неприятности. Так вот, добиться экстерриториального статуса Рогозин тогда не смог, хотя, скажем, немцы в межвоенный период, насколько я помню, добились от Польши такого статуса для своих поездов ехавших в …

(Н.Д.)  — Западный Берлин?

(А.В.) — Нет, я имею в виду, межвоенный период, когда поезда ходили в Данциг примерно с тем же статусом, какого Рогозин добивался от Литвы. Но добиться не смог, ибо можно договариваться с партнером, которому взамен предлагаешь что-то, чего он хочет, но когда единственное чего хочет партнер – чтобы тебя вообще не было… Это, кстати, Голда Мошеицковна Мобович, известная по фамилии мужа как Голда Меир, в бытность свою министром иностранных дел ответила на очередной упрек, что Израиль не хочет добиваться компромиссов с арабами: «Мы хотим жить. Наши соседи хотят, чтобы мы умерли. Это оставляет мало пространства для компромисса».

(Н.Д.)  — А русофобия, о которой мы говорим, в Прибалтике она такая жёсткая разве? И вообще что это? Ну, если расшифровывать, русофобия – страх русских, боязнь русских. Там бояться нас политические элиты или население страны? Сам механизм. Что там происходит? Страх, ненависть или …

(А.Н.) — Я готов ответить на этот вопрос, опираясь на статистику. Не находят. Вернее, находят, но не вполне. Недавно был проведён опрос в Литве, что литовцы считают главными проблемами в своей стране. Был  дан список из 21 пункта. Русская угроза в этом списке заняла 16-ое место. На первом месте иммиграция, безработица, потом бедность, плохая медицина. А русская угроза, которая накручивалась последние много лет президентом Литвы, эта постоянная фобия о готовившемся нападении России, она в самом конце списка. То есть, несмотря на официальную пропаганду, до конца прибалтийское общество (в данном случае я говорю конкретно о Литве, но в Латвии и Эстонии аналогичная ситуация) сделать соучастниками этой паранойи не удалось.

(А.В.) — А я даже не глядя в статистику могу сказать. Если бы они нас боялись, они бы так себя с нами не вели. Они потому и пакостят, что не боятся ответки.

(Н.Д.) — Боялись, наверное, молчали бы. А тогда что это за психологический или политический механизм, проявляющийся в такой антироссийской риторике, в антирусской позиции политической, яркой. Истоки её, всё таки, в чем?

(А.В.) — В цивилизации.

(Н.Д.) — Так много жили с литовцами и латышами в одном государстве и, вроде бы, проблем не было и вдруг …

(А.В.) — Видите ли, они, похоже, так и не поняли, что в рамках русской цивилизации с ним обращаются, несомненно, гуманнее, чем в рамках любой другой. Не буду вдаваться в подробности, просто скажу, что есть у меня на сайте «однако.org» статья «Наша сила в том, что нас мало». Там объяснено, почему русская цивилизация самая гуманная из всех когда-либо существовавших. Так вот, эту гуманность очень часто принимают за слабость. И, кроме того, эта гуманность основана, помимо прочего, на предположении, что тот, с кем ты делишься, когда ему это нужно, в свою очередь, поделится с тобой, когда тебе это нужно.

(Н.Д.) — Видимо, это не всегда работает. В одностороннем порядке.

(А.В.) — Ну, скажем так — те, кто предпочитают получать, но не отдавать, те из русской цивилизации естественным образом выпадают. Кстати, это относится и ко многим русским по происхождению.

Герман Нинько (Г.Н.) — Если затрагивать термин русофобии, сразу вспоминаются поправки к польскому закону 22 июля, который писал Анджей Дуда буквально накануне. О сносе памятников, сносе школ, так называемый «закон о декоммунизации». Вы можете дать какие-то прогнозы, краткосрочные, долгосрочные. Как это будет происходить и как повлияет на отношения между Польшей и Россией?

(Н.Д.) — И всё таки, то, что называют декоммунизацией, и на Украине, и в Польше, и в Прибалтике называли, при этом имеет такой яркий антирусский оттенок. Не коммунистический, а именно русский.

(А.В.) — Это неизбежно. Более того, я сам имел глупость довольно долго состоять в антикоммунистах. Долго рассказывать, почему. Были у меня когда-то для этого основания и у меня ушло очень много сил на то, чтобы понять, почему эти основания ложные. Но силы я эти начал прилагать именно тогда, когда понял, что антикоммунизм постепенно толкает меня к тому, чтобы возненавидеть мой родной русский народ. Но а почему это так, тоже вполне понятно. Смотрите, если вы считаете коммунизм абсолютным злом, и в тоже время знаете, что на протяжении всего социалистического периода нашей истории громадное большинство всего нашего народа поддерживало это направление политической мысли и, более того, воевало именно потому, что страна была социалистической. В прошлый раз, когда воевали с теми же немцами это было намного хуже.

(Н.Д.) — Это в Первую Мировую?

(А.В.) — Да. И развалить союз удалось только под лозунгом «больше социализма». Именно под этим лозунгом нам впаривали чёрт те что. И я в это верил тоже потому, что хотел больше социализма. Так вот, вы знаете, что русский народ за социализм и в тоже время считаете социализм абсолютным злом, естественно, вы будете вынуждены счесть русский народ таким же абсолютным злом. Тут чистая логика.

(Г.Н.) — Вопрос к Александру, вы накануне упомянули, что среди части населения Польши, Литвы, Прибалтийских стран не находит понимания эта идея о русофобии… Представьте такую ситуацию в Казахстане или братской Белоруссии? Лидер страны принимает такие решения и это равносильно политическому самоубийству. Отразится ли это в Польше на карьере её лидера?

(А.Н.) — Я думаю, что… Вы имеете ввиду снос памятников?

(Г.Н.) — Да.

(А.Н.) — Я думаю, что никак не отразится потому, что законодательство принято очень хитро. Оно предоставляет муниципалитетам право сносить памятники, но не возлагает ответственность на тех политиков, которые приняли этот закон.

(Г.Н.) — То есть делайте. Но мы, как бы, не против, но и не за.

(А.Н.) — Да, это такая мелкая подлянка. Я вообще считаю, что делают польские власти с нашей исторической памятью – это политика мелких подлянок.

(Н.Д.) — То, что происходит в глобальной политике и то, что вылилось в войну экономическую, в борьбу санкций, это тоже элемент русофобии, только уже с более широкой, географической точки зрения за пределами Прибалтики? Или что это, по-вашему?

(А.В.) — Ну, опять-таки, в силу своих цивилизационных особенностей, Россия естественным образом не раз оказывалась последним препятствием на пути желающих взять власть над всем миром. И, естественно, любой желающий взять власть над всем миром ненавидит Россию потому, что понимает, что она неизбежно окажется таким препятствием. И, что касается, скажем, Соединенных Государств Америки, они действуют на основании нескольких директив совета национальной безопасности, принятых на рубеже 50-60 годов. Эти директивы прямо приписывают добиваться, чтобы в мире не было никаких политических или экономических сил, способных не то чтобы действовать вопреки Соединенным Государствам, но и просто не выполнить какие-нибудь их указания или требования.

(Н.Д.) — Стремление к гегемонии.

(А.В.) — Да, то есть эти директивы прямо приписывают Соединенным Государствам уничтожить Россию. Это делалось тогда, когда Россия называлась Советский Союз. Это делается сейчас, когда Россия разбилась на рубеже 91-92 г.г. на почти 2 десятка осколков. На одном из этих осколков, на моей малой родине Украине, сейчас террористы, выведенные во властные кабинеты американцами в феврале 2014 года, откровенно проводят тактику выжженной земли. Они понимают, что долго не удержатся и уничтожают русское большинство граждан Украины, а большинство — громадное. В мирное время, по данным института Гэллапа, оно составляло 5/6 населения. Они уничтожают экономику, недавно закрыли знаменитое авиапредприятие «Антонов» и передали за бесценок не только всё оборудование и все архивы разработок, но и самих сотрудников Китаю.

(Н.Д.) — Смотрите, что получается, в Прибалтике не находят поддержку антироссийские лозунги. Даже несмотря на масштабную компанию в мире. В Польше примерно такая же ситуация. При этом мы знаем многих литовцев и поляков, приятных людей — пан Еже, друг из Гданьска, с которым можно посидеть поговорить за жизнь, который примерно так же смотрит на человеческие взаимоотношения и при этом политические власти и в Польше, и в странах Прибалтики, и на Украине теперь ведут самоубийственную политику по отношению к своей экономике. Польша закрыла МПП. В первую очередь, это ударило по польским гражданам, которые живут вдоль границ. Сейчас Польша отказывается от российского газа и Северный поток-2 может не пойти, это ударит по экономике этих стран и Германии, в том числе, которые будут вынуждены покупать газ в 3 раза дороже в США. В Прибалтике вымирание практически произошло. Как иногда в соцсетях прибалтийские страны называют «вымиратами прибалтийскими». Возникает вопрос, кто тогда управляет их политикой, если эту политику они ведут самоубийственно?

(А.Н.) — Это выгодно лично им, я бы сказал, это просто карьерное соображение конкретных политиков, которые там у власти. Они хотят быть частью карьерной элиты. Хотят попасть на работу куда-нибудь в Брюссель, Нью-Йорк и поэтому национальные интересы этих стран их в принципе не интересуют. И они готовы говорить любой бред, потому что этот бред оплачивается в Вашингтоне, Брюсселе деньгами, карьерами, хорошими связями. Невыгодно быть в Польше простым парнем Еже из Гданьска, говорить хорошие вещи о том, что русские — наши ближайшие браться, с которыми нужно дружить и мы всегда находим с ними общий язык. Выгодно говорить про российско-имперские амбиции, надвигающиеся на нас «Искандеры» и тому подобные вещи. К сожалению, это так.

(Г.Н.) — Говоря об ответных мерах, Россия должна что-то предпринять в такой ситуации. Как вы считаете?

(А.В.) — Вспомнилась мне старая-старая легенда 20-х годов, когда было такое общество воинствующих безбожников, занимающееся не просто антирелигиозной пропагандой и еще разнообразными антирелигиозными хулиганствами. На самом деле, это неизбежно при любой революции в мире, где бы и когда бы она не происходила. Религия обязательно оказывается одной из жертв, просто потому что как общественный институт религия поддерживает стабильность общества. Поэтому когда стабильность необходимо изменить, а революция на пустом месте не возникает, революция заодно бьет по религии. Так вот, то, что это было исторически неизбежно, не мешает тому, что это было крайне эмоционально. И вот некий комсомолец, состоящий в обществе воинствующих безбожников, на глазах священника какой-то церкви сорвал с иконостаса одну из икон, поломал ее об колено и спросил: «Ну, и почему твой бог со мной ничего не делает?». А священник не только лучше обученный, но и с большим житейским опытом ответил: « А что еще с тобой нужно делать, ты сам уже все сделал». Так вот тут тоже самое. Эта самая русофобия — это следствие и проявление такого числа внутренних и разрушительных процессов, что, как правило, русофобу нет смысла отвечать, он сам себя загубит.

(Н.Д.) — Но при этом кто все-таки управляет политикой Польши и Прибалтики? Сами эти страны? Исходя из чьих национальных интересов проводится политика, которая вредит экономике Польши?

(А.В.) — Исходя из американских. Собственно, сейчас уже никто ни в Брюсселе, ни в Вашингтоне не скрывает, что постсоветские государства, за исключением Чехословакии, приняты в Европейский Союз. Внутри этого союза проводят политику не европейскую, даже не свою собственную, а именно американскую. И уже известно, кто из американцев рекомендовал Брюсселю расширится на эти страны. Это тоже ни для кого не секрет, но в Брюсселе, во-первых, хватает людей, мечтающих продолжить карьеру в международных глобальных организациях (а они практически все подконтрольны американцам), и, во-вторых, сама европейская элита изрядно американизирована. Американцы уже несколько десятилетий проводят программу привлечения к обучению в Соединенных Государствах всех сколько-нибудь перспективных молодых людей, а главное, продавливают пропагандистские кампании о том, что человек, не учившийся у них, заведомо человек второго сорта и ничего не может. Поэтому элита этих стран сама уже давно американизирована. Кроме того, в той же Прибалтике был момент, когда президентами всех трех республик были американские граждане. Или бывшие американские граждане или даже действующие.

(Н.Д.) — Герман, вот вы говорили о том, чем нам отвечать. Давайте позвоним Валерии Родиной, пресс-секретарю главы Калининградской области Антона Алиханова.

(Г.Н.) — Валерия здравствуйте. Вопрос сегодня звучит так: наши соседи Литва и Польша все больше закрываются от нас. Отмена МПП, строительство забора на границе. А мы чем им отвечаем или, наоборот, демонстрируем открытость?

Валерия Родина: — Мы демонстрируем открытость и добрососедские отношения, используя, при этом, ряд возможностей по упрощению визового режима. В целом, их можно разделить на несколько направлений. Во-первых, с начала года вступили в силу поправки в федеральный закон об основах туристической деятельности в Российской Федерации. Они предполагают внедрение электронных путевок. На территории ряда иностранных государств, в том числе в Польше, внедрена система выдачи упрощенного документа — е-ваучера. Для получения е-ваучера российские туроператоры должны иметь договор, например, с польскими туроператорами, состоящими в польской туристической палате. При использовании е-ваучера, виза будет выдаваться в течение 3 рабочих дней. Внедрение данной аналогичной системы в России создаст дополнительные условия для развития въездного туризма. Это не единственное предложение. Власти региона выступают за упрощение визового режима. Наши предложения об электронном оформлении виз для иностранных бизнесменов вошли в проект закона о Калининградской области, который поддержали в МИД России. Во время своего недавнего визита в Калининград глава МИД Сергей Лавров подтвердил, что такие визы будут бесплатными и будут действовать в течение 30 дней и предполагать непрерывное восьмидневное пребывание. Это позволит увеличить турпоток из заграницы. Механизм получения визы будет такой: заполнил форму на сайте МИД и через 3 дня отправляешься в путь. Минимум формальностей. По мнению главы региона Антона Алиханова, это абсолютно оправданный шаг и на 100% безопасный. От нас ведь на остальную территорию России никак не просочиться. По одну сторону Литва, по другую — Польша, страны НАТО и Евросоюза. Но главное, что ведение таких электронных виз будет стимулировать увеличение туристического потока в Калининградскую область. Что касается закона, действующего с 2011 года, режима местного приграничного передвижения, то сейчас мяч действительно на польской стороне. Калининградцы до сих пор считают, что МПП работало, причем формат устраивал обе стороны.

(Н.Д.) — Валерия, спасибо за исчерпывающий ответ. Коллеги, что получается? Железный или жестяной занавес выстраивают наши соседи, а Россия, при этом, открывает двери. В Калининградской области может быть даже шире, чем в других регионах. Есть надежда на то, что удастся изменить ситуацию в Прибалтике и Польше. Наша стратегия может привести к серьезным изменениям в психологии внутри соседей? Ведь десятилетиями жили хорошо, почему бы не жить так еще раз?

(А.В.) — Мне кажется, что это, прежде всего, апелляция к рядовым гражданам поверх голов политиков.

(Н.Д.) — Ну, это верное направление?

(А.В.) — Я думаю, верное. Хотя бы потому, что сейчас политики, русофобы значительно ниже своих граждан во всех отношениях. Поэтому через их головы докричаться несложно.

(Г.Н.) —  В отношении политиков-русофобов стоит санкции применять? Запретить въезд или как-то еще повлиять?

(А.В.) — Я бы не запрещал въезд, я бы только указал, что любой государственный служащий или выборный деятель страны, применяющей санкции против Российской Федерации, может попасть на Российскую Федерацию только через Крымский полуостров.

(Н.Д.) — Александр Носович, ваше мнение по этому поводу?

(А.Н.) — Да, я согласен с Анатолием Александровичем. Такими действиями мы разбиваем официальную пропаганду наших польских, балтийских оппонентов, которые говорят, что нужно разделять русский народ и российское государство. Русские люди могут быть очень хорошими, могут приезжать к вам в Гданьск, покупать продукты, пить с вами пиво, быть вашими лучшими друзьями. А российское государство — это монстр и чудовище, которое убивает и своих сограждан и вас убьет при случае.

(Н.Д.) —  Мы понимаем, что есть разделение между польским государством и польским народом. В Прибалтике такая же ситуация.

(А.Н.) — И в Прибалтике тоже самое говорят, и в Польше тоже самое говорят о России. Мы показываем, что российское государство не такой уж монстр, что оно идет навстречу простым полякам, простым литовцам и делает для них то, что у них отнял их собственная власть. Польские власти отняли МПП, а мы даем полякам возможность ездить к нам в обращенном порядке.

(Н.Д.) — А кто-то оценит это вообще?

(А.Н.) — Простые люди оценят.

(А.В) — Рано или поздно оценят, вопрос когда. Я должен напомнить, что в начале Великой Отечественной войны у нас совершенно искренне ждали, что немецкие пролетарии сообразят, что воюют против пролетарского государства и сдадутся в плен и повернутся против своих руководителей. И они действительно стали массово сдаваться в плен, но не тогда, когда осознали пролетарское единство, а когда осознали, что пребывание вне плена опасно для жизни. Боюсь, что и сейчас далеко не все жители Польши и Литвы способны оценить наши меры не как слабость, а как доброту и поэтому скорее всего на каких-то направлениях придется показать силу, чтобы они поняли — мы не сдаемся.

(Н.Д.) — Анатолий Александрович, вы можете на основе тех данных, которые есть, строить прогнозы. Как по-вашему, насколько длительна санкционная борьба в Польше и Прибалтике? Если есть надежда, что это все-таки изменится, то когда?

(А.В) — Сейчас запущено несколько экономико-политических процессов. Каждый из них на выходе дает многократное усиление нашей страны или создание сверхсильных объединений, в которых Россия играет ключевую роль. Но все эти процессы долгосрочны. Самые быстрые рассчитаны лет на 5, самые долгие — лет 10. И только когда Запад оценит правильность фразы Ницше «Все, что меня не убивает, делает меня сильнее», он поймет, что убить нас все равно не сможет. Тогда и настанет какое-то радикальное изменение политики.

(Н.Д.) — Надеются на изменение ситуации в свою пользу не только люди, здраво рассуждающие здесь, в России, но и люди не здраво рассуждающие там. Они тоже рассчитывают на какое-то изменение, на давление на Россию, которое, по их мнению, должно принести результаты, иначе, по их мнению, этого давления и не было. В этом смысле какие есть угрозы? Можно ли повлиять на внутреннюю ситуацию у нас в стране? Или на ситуацию внутри конкретных регионов? Калининград, как щипцами, зажат Польшей и Литвой, которые в НАТО и в Евросоюзе. И возможности по экономическому давлению здесь, если теоретически предположить, выше, чем в других регионах. Есть ли прямые угрозы по поводу влияния на внутреннюю ситуацию, людей, которые здесь живут? Или экономические рычаги внешнего давления. Это может сказаться на нас в среднесрочной или краткосрочной перспективе?

(А.В) – Единственная внутренняя угроза России — это экономический блок правительства России. Не личности, а та теория, которой эти личности руководствуются. Но возможности этого блока напакостить именно в Калининградской области довольно ограничены. А в целом, чем больше народа в той или стране занимается общественно-полезной деятельностью, то есть такой, чьи результаты востребованы другими людьми, тем экономика устойчивей. Доля таких людей в РФ значительно выше, чем в Соединенных Государствах Америки. Сейчас около половины трудоспособных граждан вычеркнуты из общественно-полезной деятельности. У нас, даже по самым пессимистичным подсчетам, таких людей не более четверти, а Калининградской области, судя по доступной мне статистике, не более 1/10. Поэтому полагаю, что любые попытки давления извне обернутся укреплением и РФ в целом, и Калининградской области, в частности.

(Н.Д.) — Александр Носович, вы — политолог калининградский, и знаете изнутри нашу ситуацию хорошо. Ваш прогноз с точки зрения тех санкций, действий, которые предпринимаются против России. Как-то могут они, по-особенному, сказаться на нашем регионе?

(А.Н.) — Да, конечно, могут сказаться. Наша область, по-прежнему, ориентирована, прежде всего, на внешнеэкономическую сферу. Наши контакты с Польшей, которая является мостом в Европейский Союз. В этом отношении ограничительные меры могут очень жестко ударить по экономике региона. Это вызов, но в тоже время это и возможность. Необходимо создавать здесь собственное производство. Причем, производство замкнутого цикла, все стадии которого будут находится на территории области. Это будут и продукция, и рабочие места, и региональная безопасность. И стратегически санкции, если мы конечно будем выбирать правильную политику, сделают Россию и, в частности, Калининградскую область только сильнее.

(Н.Д.) — Я так понимаю, из слов наших гостей, что пессимистичного сценария нет. Давление вызывает только противодействие и укрепление. Я правильно понимаю? 

(А.В.) — Именно так. Чем сильнее вызов, тем эффективнее можно на него ответить. Стоит упомянуть, что Тойнби, автор этой теории, считает для русской цивилизации типичной такую схему: в ответ на вызов Россия сжимается, уходя от источника вызова, потом резко расширяется, вбирает этот источник в себя и превращает его из угрозы в один из источников своей силы.

(Н.Д.) — Дай Бог, чтобы развивалась и впредь наша цивилизация, относительно молодая и сильная. Это была программа «Родина слышит» в эфире «Радио России – Калининград».

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео