«Кризис — на Западе, у рационалистов. А у китайцев никакого кризиса нет, у них история циклична», — считает политолог, китаевед и советский деятель спецслужб Андрей Девятов. На круглом столе «Глобальные вызовы человечества и пути их преодоления» в московском офисе «БИЗНЕС Online» он рассказал, как председатель КНР «подхватил покосившееся знамя» глобализма, зачем Путину Берл Лазар, почему в России некому наносить удары и почему возможен только перехват энергии противника.

Аналитика«РОССИЮ КАББАЛИСТЫ ПОСТАВИЛИ В ЦЕНТР ПЛАНА СОЛОМОНА»

Андрей Девятов: Тема: «Глобальные вызовы человечеству и пути их преодоления». Можно сформулировать короче: «Кто виноват и что делать?». Я всю жизнь занимался разведкой. Разведка — это не наука, а искусство. Концепция — это то, что позволяет зачать новое, небывалое. Добавлю, что из всех искусств для нас, небополитиков, важнейшим является разведка. В 2012 году перед выборами на третий срок наш главковерх в газете «Известия» оценил обстановку как «тектонические процессы глобальной трансформации». Мы, еретики-небополитики, эти «тектонические процессы» связываем с космическими основаниями, изменением энергетики небесных сфер, когда эра Рыб сменилась на эру новых космических энергий созвездия Водолея.

Это произошло окончательно в 2014 году. Что такое новые космические энергии? Это приблизительно то же самое, когда вместо февраля приходит энергия марта, и что-то тает, а что-то начинает расцветать. Или наоборот, когда вместо сентября приходит октябрь, что-то увядает, кто-то в берлогу залезает. Так вот. Космический масштаб с соразмерностью космического месяца — 2160 лет — есть только у каббалистов и у китайских даосов. У каббалистов план Соломона на 3000 лет, и такой же план у даосов — великое единение датун — тоже на 3000 лет. Больше ни у кого нет такого масштабного — на космический замах — горизонта стратегического планирования.

Стратегическое планирование включает в себя следующие уровни (если кто не знает, я сейчас скажу): мечта — это «национальный приоритет», говоря научными словами; далее — концепция, ниже идет доктрина, ниже — стратегия, ниже — оперативный план, ниже — распоряжение правительства. Вот это стратегический уровень. А далее идет тактика. План Соломона для России был освещен в газете «Известия» в 2008 году после всемирного конгресса каббалистов. Там все было написано. Что касается смысла человека, то каббалисты на него ответили совершенно однозначно. Есть пять уровней. Высший уровень — резонанс воли неба, то есть понимание смысла бытия как сотворчества. Результат победы плана Соломона — это царство священников и народа-святого, что не получилось в связи с известными библейскими событиями, когда маммона появился, и так далее.

Что касается России, то она поставлена каббалистами в центр плана, потому что у русского человека — человека, говорящего и думающего на русском языке, — осталась живая душа, которая не омертвела, не окаменела, и она может еще резонировать с этими космическими энергиями. Почему? Ведь что такое Творец? Что такое Бог? Бог — это закон мироздания. Закон мироздания описывается каббалой как «алгебра мыслей для толкования закона мироздания». Вот такая картина. Что касается России, то в Грановитой палате есть роспись «Видение пророка Даниила о пришествии в мир царя Славы». Царь Славы — для всех, а не для одного избранного народа, Израилева. Это — каббалисты, в отличие от сионистов и прочих.

Естественно, возникает вопрос: а как быть с православной церковью? Русская православная церковь исповедует культ Иисуса Назаретянина, Царя Иудейского. Староверы же у нас с царем Славы — для всех. А православная церковь, Ватикан и вся византийская двуглавая традиция — с царем Иудейским. Эта картина разворачивается у нас сейчас. Почему? Три тысячи лет прошло с освящения храма Соломона. Он был освящен в 1005 году до нашей эры. В 1995 году вышло 3000 лет, с 2005 года каббалисты говорят: «Все, подходит конец времен». А дальше что будет? Как конец времен выглядит? Он выглядит как битва конца, а после битвы конца — царство священников и народа-святого, а дальше идет тысячелетие субботы. Вот картина у тех, у кого есть масштаб планирования в 3000 лет — у каббалистов-евреев.

У китайцев — Датун, Великое единение. Оно сформулировано примерно тогда же, ее «тащат» даосы, которые довели до того, что 19-й съезд объявит, что Сяокан (эпоха малого процветания) закончился, что он построен, и дальше китайцы будут переходить в Датун.

У кого краткосрочные цели, фрагментарное сознание? У Запада, рационалистов. Вот у кого кризис. А у китайцев никакого кризиса нет, у них история циклична: Хаос, Малое процветание, Великое единение. И вот, наконец, после восьмого Малого процветания дошли до возможности перейти в Великое единение. Председатель КНР, исполняющий обязанности императора — Си Цзиньпин — в Давосе 17 января подхватил покосившееся знамя «глобализма по-американски», породившее кризис, разорение, расчеловечивание, и сказал, что теперь китайцы берутся за сообщество единой судьбы. Это и есть исторический Датун. Исполняющий обязанности императора сказал, что 19-й съезд утвердит. Дождемся конца октября – начала ноября, когда 19-й съезд скажет: «Все, построили», год перелома — 2020-й.

Что же видим мы в этой ситуации? А видим мы то, что каббалисты с даосами идут рука об руку, они хорошо представляют происходящее и являются планировщиками. Для библейцев средиземноморской цивилизации планировщиками выступают каббалисты, для серединноземельной цивилизации (народов Северо-Восточной, Юго-Восточной Азии) — даосы.

«ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНАЯ АРМИЯ НЕ МОЖЕТ ПОБЕДИТЬ ТЕРРОРИСТА С НОЖИЧКОМ»

Что же остается России? Чтобы это понять, нужна какая-то модель. Поскольку архитектор «китайского чуда» Дэн Сяопин был мастером игры в бридж и все китайские схемы — бриджовые, то мы, небополитики, взяли модель бриджа «на шесть». Надо сказать, что мастерами игры в бридж были Черчилль, Тэтчер. А кто же не играет в бридж, так это наши замечательные шахматисты. Это не для них. Почему? Потому что шахматисты — это «на два»: борьба противоположностей, все «от земли», потому что на земле — черт. А бриджевые схемы идут по кругу: это циклы, там, где «небо». Небосклон по часовой стрелке, земля крутится против часовой стрелки. А кто этого не видит, тот играет в шахматы.

Как же выглядит эта игра «на шесть»? Игроков шесть. Это вечное царство Израилево, оно находится не в государстве Израиль, а в Лондоне, называется Группа или Мы. Это союз старых принцев виндзоровских: Чарльз, Эндрю и Ротшильды. А «начальница» у них — королева Елизавета. Второй игрок — это Орден, который строит новый Вавилон». Это — неоконы, иллюминаты американские и йельские. Третий игрок — это Ватикан, мальтийцы, тевтоны, великая Европа — от Лиссабона до Владивостока. Четвертый игрок — суфии, они строят новый халифат. Пятый — драконы, они строят Датун. Шестой — нетократы, великая Евразия: это каббалисты, но представлены они хасидами. Каббалистов мы не видим, их всего 36 человек, которые владеют ключами от неба. Это по писанию, по Торе. Вот они играют, а где мы? Нас нет. Нет субъекта. Может появиться игрок-дублер, который может сказать хасидам: «Спасибо, хасиды, поработали. Поскольку никого рядом не было, вот вы и тянули. Теперь народилась небополитика, мы можем вместо вас сыграть. Называться наш проект будет „новая Орда“. Не нравится — не любите».

Каков этот путь победы? Это маневры айкидо. Почему? Потому что удары наносить некому, а перехват энергии противника возможен. У нас даже есть мастер черного пояса по перехвату мягкой силы. «Дзюдо» в переводе — «мягкий путь». Как же этот перехват может осуществляться? Форс-мажором — обстоятельствами непреодолимой силы. Это битва конца. А субъекты кто? Это те, которые есть. А субъектов этих четыре, они совершенно ясно различаются по силовой составляющей: Росгвардия, вооруженные силы, госбезопасность и полиция с МВД. Росгвардия — силовая составляющая большевиков-ленинцев, у них есть план, это план царя Салима. Это и есть те, которые должны побеждать. Почему? У них все есть: и план, и люди, и силовая составляющая. Большевики-ленинцы, они — те же каббалисты. Вторая часть — это Третий Рим, это вооруженные силы нового облика. Это мальтийский рыцарь Шойгу, царевич Гоша (Георгий), Романовы, Мария Владимировна, Патриарх Кирилл. Тут же — снятые с вооружений: Сергей Борисович Иванов, снятый с вооружения железнодорожник Якунин с благодатным огнем, протоиерей Чаплин, отправленный изучать что-то более глубокое. Дальше — суфии, это новый халифат. Гэбэшники — это белый царь, евразийский проект. А либерал-демократы — МВД, Колокольцев — они на Запад смотрят, а силовая составляющая госбезопасности — в сторону Евразии. Кто сейчас все решает? ГБ и Росгвардия — по силовой части, а по концептуальной — большевики-ленинцы и евразийцы. Они и будут побеждать. Новый облик бессилен, он ничего не может сделать. Почему? Потому что созданная армия высокотехнологична. Но она не может победить — кого? Террориста с ножичком, поскольку все эти ракеты, эти замечательные системы ничего не могут сделать против какого-то отщепенца, отморозка с ножичком, который захватывает микроавтобус, наезжает в Лондоне на толпу и исчезает.

Михаил Хазин: Использование огнестрельного оружия против клопа малоэффективно.

Андрей Девятов: Да. В битве конца, как и должно быть, побеждает новый халифат суфиев. Что касается пути победы, это «над седой равниной моря ветер тучи собирает», «им, гагарам, недоступно наслажденье битвой жизни», «пусть сильнее грянет буря».

Вот мы на этом и закончим. То есть обстоятельства непреодолимой силы все и сделают.

Михаил Хазин: Иллюминаты в нашей стране всегда носили поэтическое название — «троцкисты». Недавно дальняя родственница самого Троцкого Наина Иосифовна сказала, что 90-е годы были святым временем и пора возвращаться.

Рустам Курчаков: Андрей Петрович, вот вы сказали: «Образ бриджистов, шахматистов». Уход Бжезинского — это знак для шахматистов?

Андрей Девятов: О покойниках или хорошо, или ничего. Ну ушел из жизни Бжезинский, и это хорошо. Для всех.

«МЫ, БЕСТОЛКОВЫЕ НЕБОПОЛИТИКИ, ОСЕНЯЯ СЕБЯ КРЕСТНЫМ ЗНАМЕНЕМ, ПРЯМЫХ КОНТАКТОВ НЕ ИМЕЕМ»

Фанавиль Галеев: Андрей Петрович, вы упомянули о том, что переход из одной эпохи в другую меняет энергию. А, по вашему мнению, источником энергии что является?

Андрей Девятов: Это космические вещи. Фокус был в Рыбах. От Нила до Евфрата. Как уж там эти космические линзы вращаются… А теперь будет от Валдая до Алтая.

Фанавиль Галеев: А источник энергии, по-вашему, — что это такое?

Андрей Девятов: Ну как, солнце светит — нам тепло.

Фанавиль Галеев: Солнце само по себе не возникло. Его кто-то создал.

Андрей Девятов: Это вы так считаете. А громадное большинство человечества — буддисты — так не считают.

Фанавиль Галеев: Вы упоминали о ключах от неба, что они у кого-то есть.

Андрей Девятов: Ключи от неба есть у каббалистов. Они умеют считать. Есть у даосов — они умеют считать. Мы, бестолковые небополитики, подобрали отмычки. И тоже начали считать. Читайте наши книжки последние.

Фанавиль Галеев: Вы упомянули о шести игроках. Вы считаете их игроками или фигурами?

Андрей Девятов: Фигуры в шахматах, а в бридже — игрок и тренер, который за ним. Сидят за столом одни, а концептуальность держат те, кто за занавесками. Вот шесть игроков. Они играют. Мы говорим, что можно: уже готов игрок 6А. И драконы согласны, и каббалисты, наверное, тоже будут согласны.

Рашид Галямов: То есть Россия?

Андрей Девятов: С небополитиками.

Фанавиль Галеев: А кто управляет игроками, про которых вы говорите?

Андрей Девятов: Еще раз: за занавесками стоят концептуальщики. У них есть мечта, концепция, доктрина, стратегия и оперативный план. Вот если у вас этого нет, то кто вы такой? Да никто.

Фанавиль Галеев: По-вашему, за занавесками — это люди стоят?

Андрей Девятов: А вы думаете, кто? Сущности из мира невидимого? Я не знаю, может быть, суфии общаются напрямую с миром невидимым и получают оттуда прямые подсказки. Может быть, какие-то другие друзья, которые тоже каким-то образом общаются с миром невидимым и получают подсказки. Может, и так. Мы, бестолковые небополитики, осеняя себя крестным знаменем, прямых контактов не имеем. Если бы у нас были прямые контакты, мы были бы пророками.

Айрат Бахтияров: А нельзя бридж подменить другой игрой?

Андрей Девятов: Можно. Ситуация в политике очень простая. Можно подменять игру, но подменять игру некому. Можно двоичную игру менять на троичную, и опять на двоичную. То есть с шахмат переходить на карты, с карт — на шашки.

Айрат Бахтияров: Субъекта нет?

Андрей Девятов: Субъект-то есть, но нет знатоков. Вы умеете играть в бридж? Нет. А как мы вас поставим менять игру? В шахматы вы умеете играть наверняка, а в бридж — нет.

Айрат Бахтияров: Андрей Петрович, вы сказали, что есть мир невидимый, а вдруг они играют в свою игру и в нужный момент подменят, и будет игра другая.

Андрей Девятов: Мир невидимый, он как-то проявляется. 2044-й год — это новое небо и новая земля, на которых обитает правда. Об истине мы не можем сказать ничего определенного, потому что она находится вне пределов человеческого сознания, а правда — это то, что на земле. Истина на небе, а на земле может быть только правда. А правда у каждого своя: у суфиев — своя, у драконов — своя, у каббалистов — своя.

Айрат Бахтияров: Жизнь-то земная одна для всех людей. И итог один для всех — всем предстоит пройти через смерть.

Андрей Девятов: Желтый человек отличается от негра. У китайцев длиннее кишечник. А у негра он вообще черный.

Рашид Галямов: Но душа одна.

Андрей Девятов: И душа разная. Есть китайский трактат. «Желтый император невидимого». Там все рассказано про душу. У нас это никто не изучает. А это не секрет. Существует с допотопных времен. Возьмите мою книжку, я перевел эту часть в современных терминах. Дело в том, что у вас — у человека европейского образования — одна картина мира, а у китайцев, у которых нет европейского образования, но есть мифы и сказки, — другая картина.

Айрат Бахтияров: Это ничего не меняет. И то, и то являются человеческим восприятием.

Андрей Девятов: С чего вы решили, что оно одинаковое?

Айрат Бахтияров: Оно не одинаковое, разное. Но общечеловеческое.

Андрей Девятов: Поэтому и великое единение. Чего? Человечества! Вокруг кого? Вокруг лучших из лучших. Вокруг китайцев. А план Соломона: «царь — священник, народ — святой».

«В ПАТРИАРХИИ ОЧЕНЬ НЕРВНИЧАЮТ ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО НАШ ГЛАВКОВЕРХ ПОШЕЛ К СТАРОВЕРАМ»

Айрат Бахтияров: Как вы считаете, кто победит?

Андрей Девятов: Я полагаю, что победит новый халифат. Там, где суфии возьмут все в свои руки и сделают красиво. Кто мешает халифату быть всемирным?

Рашид Галямов: Андрей Петрович, на антитезе находится китайский проект и каббалистский?

Андрей Девятов: Нет. Это совершенно, так сказать, «мама-папа». Просто каббалисты — от земли, а даосы — от неба. Между ними никаких противоречий. Цели совпадают.

Айрат Бахтияров: Изначально разными тропинками идут к одному и тому же?

Андрей Девятов: Да. Великое единение человечества. А план Соломона «царь — священник, народ — святой» — то же самое. Кто будет пастырем? Вот вопрос. Китайцы точно знают, что нужна прививка духа, а пастыри — они от земли — там духа нет. Они ищут. Нашли. Наш главковерх что-то услышал, пошел к староверам. Но он пошел к поповцам, а то, что надо, находится у беспоповцев. Неверной дорогой пошли.

Михаил Хазин: Кстати, патриархия, в лице митрополита Иллариона, который представляет Ватикан, по этому поводу очень нервничает, что он пошел к ним. Потому что движение в этом направлении настолько очевидно.

Андрей Девятов: А это как раз видение пророка Даниила, о пришествии в мир царя Славы. Почему? Потому что у староверов царь Славы. А у Московской патриархии: Иисус израильтянин, царь Иудейский.

Рашид Галямов: А Путин из этих четырех проектов в каком сидит?

Андрей Девятов: Я думаю, что он пытается остаться над.

Михаил Хазин: На самом деле, не совсем так. Если говорить о том, кто на него сильнее всего влияет, то это Ротшильды и хасиды, Киссинджер и так далее. Это соответствует его миропредставлению.

Андрей Девятов: Но хасиды — это все-таки либеральная часть. А Росгвардия…

Михаил Хазин: У него очень сильные внутренние метания.

Андрей Девятов: ..имени Дзержинского. Уже на параде дивизия — опять имени Дзержинского. Скоро вернем железного Феликса на Лубянку.

Рашид Галямов: То есть тянет к ленинцам-большевикам?

Андрей Девятов: А указ 236 от 24 мая о том, чтобы войсковые соединения министерства обороны подчинить Росгвардии в том случае, когда они будут выполнять задачи национальной гвардии. А это внутренние дела, подавление мятежа и аресты.

Рашид Галямов: Либералов арестовывать?

Андрей Девятов: Нет, ну зачем? Блокпосты, режим контрольно-пропускной и все прочее. Опять же — оборона от кого? Опять начнутся эти ребята с ножичками. А кем закрывать-то? Эти камеры, они все видят: и человека видят, и ножичек. Только результата никакого.

Рашид Галямов: Андрей Петрович, 17 лет Путин у власти. Как вы считаете, есть ли у него стратегия или нет?

Андрей Девятов: Конечно, есть. Посмотрите на Берл Лазара. Зачем его прислали?

Рашид Галямов: То есть он проводник плана царя Соломона в рамках России?

Андрей Девятов: Это вы говорите. Я думаю, что он пытается сидеть над этими четырьмя силами внутри. Не шесть игроков, а четыре силы внутри.

Рашид Галямов: А у него тогда какой проект?

Андрей Девятов: Мы не знаем. Вот Ельцин хотел царевича Гошу посадить — Романовские дела — так и он, вроде, Романова поддерживает. А теперь вдруг стал Чингизидом и Рюриковичам сигналы начал подавать. Пошел к царю Славы, в евразийство. Евразийство — это же не либерализм. Где он? А кто его знает, понятия не имею. Он пытается быть над. Но у меня такое впечатление, что он вместе с евразийцами и большевиками-ленинцами. С Ротшильдами, с каббалистами, хасидами, Росгвардией и с Дзержинским в сердце.

Рустам Курчаков: То есть с евразийцами и большевиками.

Андрей Девятов: Евразийцы — это ГБшники. Я тоже с евразийцами, хотя не из ГБ.

«ПУТИН ЗА ЦАРЯ САЛИМА, ЗА ЦАРЯ ПРАВДЫ»

Владимир Зазнобин: А Путин отличает большевиков от троцкистов?

Андрей Девятов: Конечно. Другое дело, что он сделать ничего не может.

Владимир Зазнобин: Однажды он даже сказал: «Ну мы же не троцкисты».

Андрей Девятов: Ну вот, замечательно сказал, что не троцкист.

Рашид Галямов: Но из внутренней политики их невозможно пока отдалить.

Михаил Хазин: Подчинение армии Росгвардии — это и есть выбор. Если бы он подчинил Росгвардию армии…

Андрей Девятов: Тогда бы он был за царевича Гошу, Третий Рим, а так он за царя Салима — царя правды.

Рашид Галямов: А своей стратегии изначально у группы Путина не было?

Андрей Девятов: Откуда она возьмется?

Рашид Галямов: Была, говорят, питерская.

Андрей Девятов: Вот мы, бестолковые небополитики, взяли и закон перемен поставили. Мы взяли и сказали: «А мы знаем китайскую часть. Возьмете?» Но кто же возьмет? В своем отечестве пророка нет. Китайцы хотят, чтобы мы им преподавали небополитику. Где? В даосском монастыре. В Цзинганшане. У них там партшкола и даосский монастырь Лун Шоу Шань.

Рашид Галямов: А кто в монастыре будет слушать небополитиков?

Андрей Девятов: Партийные кадры. Это просто место. Два потока. Это оздоровление, красота, долголетие и захват будущего. Это и есть концептуальность. У китайцев не хватает своей концептуальности, как построить мир под Датун. У них не хватает этого — и опыта, и исторически этого не было. Они не знают, как пасти белых обезьян. Решили, что можно пользоваться небополитикой. Мы согласны.

Владимир Зазнобин: А как по-вашему, концепции, — они что, из пальца высасываются или появляются объективно в результате какого-то процесса?

Андрей Девятов: Появляются методом божественного откровения. Если вы думаете, что логикой можно создать концепцию, так нет — нельзя.

Михаил Хазин: Без божественного откровения никуда. А уж как оно появляется… А как, соответственно, композиторы музыку сочиняют? Методом божественного откровения.

Андрей Девятов: И математики тут же где-то рядом.

Владимир Зазнобин: Я возвращаюсь к понятию полной функции. Математика там простая: человек, живущий в определенной среде, испытывает давление в отношении какого-то фактора. Он распознает этот фактор — ну кто-то это распознает, а кто-то нет. Это первый этап. Увидел этот фактор: если увидел, надо с ним что-то делать. Начинать формировать цели. Мы говорим: «Вектор цели в отношении данного фактора». Сформировал вектор цели, а как достичь? Формируется концепция достижения этих целей. Вот так появляется концепция и концептуальная власть. Хотя многие говорят «концептуальная власть», но этого процесса как полной функции управления не видят. А дальше уже создаются структуры, чтобы данную концепцию проводить в жизнь. И если взять управление в целом, то никакого разделения власти нет. Вот есть концепция, которую люди сформировали для достижения цели в отношении определенного фактора среды, которая оказывала на них давление. Это и есть концептуальная власть. Она внутри. Социально она автократична по отношению к любым видам власти, она вне демократических процедур. Туда нельзя ни избраться, ни за деньги пролезть. И поэтому всегда можно определить, есть концептуальная власть или ее нет. Когда говорят о суверенитете, то без концептуальной власти нет суверенитета.

Андрей Девятов: Мечта выше концепции. А эта вещь совершенно иррациональная и идеальная. Это пустые разговоры. У кого есть мечта, тот и имеет все остальное.

Владимир Зазнобин: Я начал с того, что это высший уровень внутрисоциальной власти. Покажите мне страну, в которой есть концептуальная власть. Или вы считаете, что есть только внутренняя политика — в отношении общества, внешняя политика…

Андрей Девятов: И была мечта человечества, она была в Советском Союзе. Сейчас есть американская мечта, которая пожухла, и китайская мечта, которая народилась.

Рашид Галямов: Есть ли история власти у хасидов и даосов, у китайцев?..

Андрей Девятов: У всех есть. Как же без концептуальной власти?

Владимир Зазнобин: Речь идет о той концепции, которая будет принята всем миром. Мы сейчас стоим на этапе концептуальной неопределенности. Россия в какой культуре живет?

Андрей Девятов: Есть коды, они описаны в законе перемен, его никто не изучает, поскольку его ни в одном учебнике нет, ни в одном словаре, ни в энциклопедиях.

Владимир Зазнобин: В какой культуре живет Россия? По определению в библейской…

Андрей Девятов: Культура — это логика, этика и эстетика. А не набор искусств…

Владимир Зазнобин: И в этом проблема России.

Андрей Девятов: В какой этике она живет — мы знаем, в какой эстетике — мы знаем, в какой логике — мы тоже знаем.

Владимир Зазнобин: А в какой культуре?

Андрей Девятов: Это и есть культура.

Владимир Зазнобин: И как она называется?

Андрей Девятов: Культура — это то, что не натура. А у вас есть другое определение?

Владимир Зазнобин: Есть.

Андрей Девятов: Таких определений, как ваших, — видимо-невидимо про культуру. Но совершенно понятно: культура — это не натура. Вот и все. В одном предложении.

Владимир Зазнобин: Культура не передается на генетическом уровне. И она вариативна.

Андрей Девятов: Есть генотипы и есть архетипы. И архетипы — такая же вещь, как и генотип, но она находится не в том, что сейчас углядели в микроскопе, а в том, что находится в тонких полях.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео