После того как Народный Китай в январе 2017 года объявил о глобализации по-китайски и поднял лозунг создания «сообщества народов единой судьбы» (жэньлэй минюнь гунтунти) аналитики всех стран задались вопросом: «Как это понимать»? и замерли в ожидании ответа от XIX съезда КПК, открывающегося в Пекине 18.10.17. И это главный вопрос на фоне перемен в политике США.

АналитикаРазличая знамения времен (разведывательные признаки) и помня про власть от Неба, небополитики дерзнули дать толкование того, что следует ожидать от Китая в ближайшей перспективе 2017 – 2020 гг. А масштаб предвидения объясняется тем, что тактовая частота китайской истории циклами по 60 лет имеет внутренний меандр по 12 лет (12-ть символов животных или 360 градусов в витке), который в свою очередь разбит на три доли по 4 года (120 градусов). Поэтому и розыгрыш кона Большой Игры, как шаг перемен мировой истории, занимает четыре года. Кон же 2017-2020 заказал «Новый Иерусалим» (Вечное Царство Израиля за кулисой).

Китайский циклический календарь «сяли» по которому работает планировщик

Так вот, к исходу 2019 года желтой свиньи (желтый – это цвет Китая, а свинья символизирует материальный достаток) партия наметила достижение народом уровня «средней зажиточности» (по-китайски «сяокан» или малое процветание). Однако в циклах перемен «сяокан» – это период в три поколения, который следует после периода хаоса раздробленности страны «цзюлуань» и может перейти в период Великого единения Центра и окраин «Датун».

О прекращении периода «хаоса» в Китае и переходе в период «малого процветания» в 1958 г. первым объявил Чан Кайши в программе модернизации Китайской республики на о. Тайвань.

Тогда же в 1958 году Мао Цзэдун на материке начал кампанию резкого подъема экономики, которая получила название «Большой скачек». Так на обоих берегах стартовал срок 3-х поколений (по 20 лет – дай) строительства общества «сяокан», которое для Единого Китая завершится в 2019 году. Примечательно, что о создании общества «сяокан» на материке официально было объявлено Дэн Сяопином в программе реформ и открытости на 40 лет в декабре 1978 года. А в январе 1979 года было подписано Соглашение о конструктивном сотрудничестве КНР – США, тоже сроком на 40 лет, смысл которого сводится к тому, что до 2019 «войны оружия» между китайцами и американцами не будет. А дольше «Бог весть»?

Это я говорю для того, чтобы было понятно, почему 2020 год белой крысы (белый цвет – это Запад, а крыса символизирует агрессивность) будет годом военной напряженности и стартом розыгрыша нового кона 2021-2024, который вынужденно закажет Китай. Именно этой исторической перспективой объясняется необходимость мобилизации Китая с сохранением у руля страны военных кланов (драконов), которых олицетворяет Си Цзиньпин.

А для аналитиков всех стран официальные документы КНР говорят о «двух столетиях» григорианского (папы Григория XIII) линейного календаря: столетия образования КПК в 2021 году и столетия образования КНР в 2049 году, к которым, якобы, и привязаны планы государственного строительства и глобализации по-китайски. Политика в Китае – это бесконечный путь хитрости.

Теперь конкретно о задачах XIX съезда КПК в ракурсе «Китайской Мечты» возрождения Величия нации и создания вокруг Китая «Сообщества народов единой судьбы»:

Китаю предстоит исподволь «занять центр международной арены». Именно положение «Пупа Земли» позволит «Срединному государству» (самоназвание страны – Чжун Го) воссоздать картину китайского величия, когда «правители народов с окраин будут на коленях ползти ко двору императора с дарами местных продуктов (фан у) за получением ярлыков (пайцзы) на правление».

Китаю предстоит завершить глобализацию суши Евразийского континента, выдавив США на их «одинокий остров». Делать это Китай будет через возвращение к двухконтурной схеме финансов азиатского способа производства. Один контур составит цифровая валюта (феникс), которая обеспечит стране масштабное само финансирование прорыва в новый (6-й) технологический уклад хозяйства с гарантированной защитой от разворовывания денег и коррупции. Второй контур составит наличный юань, котируемый к золоту, который обеспечит обращение на рынке товаров и услуг. Сквозной цифровой контроль над всей системой технологических цепочек транзакций (оборота кредита) и металлическое покрытие юаня на рынке натуральных стоимостей отделят КНР от внешней валютной системы на основе нефтедоллара США. Китай станет страной с огромным внутренним потреблением и двухконтурной экономикой замкнутого цикла, на подобие того, как это было при династии Юань в Едином государстве Чингисхана.

Китаю предстоит изменить политическую систему: переход на азиатский способ производства потребует восточной деспотии. Следует ожидать, что в устав КПК будет внесено изменение, по которому Си Цзиньпин будет объявлен несменяемым «ядром» руководства при осуществлении курса «социализма с китайской спецификой (китайского национал-социализма). А расшифровка национальной основы курса позволить провести объединение «товарищей» (смысл имени «тунчжи» – единство воли) как в КПК, так и в «Национальной народной партии» (Гоминьдан) на Тайване.

Китаю предстоит внедрить не западную модель экономического развития в страны Экономического пояса Нового Шелкового пути и Морского Шелкового Пути XXI века (один пояс, один путь). По сути свежую модель старого азиатского способа производства с долгосрочным планированием государственного строительства, инвестиционным и потребительским контурами обращения денег и внеэкономическим управлением инвестиционными рисками.

Если же задаться вопросом о том, как изложенную перспективу реализации Китайской Мечты обратить на пользу народов России и Евразийского Союза, то ответ небополитики будет касаться работы Закона Перемен в связках трех сил. Принципиален здесь перевод двоичных шахматных схем политики в троичные карточные схемы.

Прежде, следует вспомнить первое обращение Си Цзиньпина к России, прозвучавшее в марте 2013 года в его речи в МГИМО. Там Си подчеркнул историческое значение Великого Чайного Пути (Вань ли Ча Дао) из Китая в Россию. Северный маршрут которого проходил по Монголии, а южный – по Казахстану. Это обращение в Москве не было услышано. Поэтому через полгода в Астане Си Цзиньпин выдвинул идею Нового Шелкового Пути в Германию как отдельный от США сегмент рынка, охватывающего на суше пояс из 16 стран, а по морю – более 40 стран. При этом России ни в поясе через Центральную и Малую Азию, ни в морском пути через страны Южных морей и Средиземное море – напрямую нет.

Если же «Пояс и Путь» Нового Шелкового Пути (из 60-ти стран) в новом раскладе сил Большой Игры добавить третьим –Великим Чайным Путем (из 4-х стран), то Россия обретет статус третий силы и по Закону Перемен, в конечном счете, получит стратегическое преимущество от активности Китая и Германии.

Играть же России надо на том, что «Один пояс, один путь» в китайских иероглифических смыслах – это всего лишь «дорога» (Лу) сугубо земных интересов, тогда как Чайный Путь – это ценности «Пути Неба» – здесь иероглиф Дао. И поэтому Россия, восстановив Культурный пояс Великого Чайного Пути, в глазах китайцев будет иметь высокий статус старшей сестры семьи народов не западных цивилизаций (Новой Орды).

路- Дорога    道- Путь

Объединение же стран и народов наследников Единого государства Чингисхана в рамках ШОС намечено на 2020 год.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео