На днях Александр Лукашенко поручил чиновникам изменить белорусское законодательство в политической сфере. В сторону ужесточения ответственности. Все, кто ожидал, что протесты приведут Белоруссию к «оттепели» и либерализации, ошиблись. Республика на пороге движения в обратную сторону

28 января Александр Лукашенко провел совещание по поводу «назревших» изменений законодательства. Во время мероприятия президент обратился к руководителям исполнительной и силовой вертикалей, дабы те «определились, чего реально не хватает в законодательстве для выявления и пресечения любых действий, направленных против государства», и внесли соответствующие изменения.

По мнению главы белорусского государства, в последние годы власть «увлеклась либерализацией правовых норм». И судя по тем изменениям, которые были оговорены в ходе совещания, маятник качнулся в обратную сторону. Гайки будут закручивать еще сильнее.

Вышел на акцию протеста — в тюрьму!

По итогам указанного совещания стало известно, что будут внесены изменения, в частности, в Трудовой кодекс — с целью пресечь призывы к забастовкам, ужесточив наказания для тех, кто этим занимается. С учетом статьи 41 Конституции, которая закрепляет право граждан на забастовку, это выглядит очень любопытно.

Обширные изменения ожидаются в административном и уголовном законодательстве. Объявили о намерении ужесточить законодательство об экстремизме, усилить меры по защите персональных данных правоохранителей, судей и журналистов.

Но наибольший ажиотаж вызвали планы по ужесточению ответственности за участие в несанкционированных акциях протеста — вплоть до уголовных наказаний. Об этом Лукашенко упомянул отдельно: «Сегодня должны прописать в нормативных правовых актах и довести до людей, чтобы люди понимали: заблокировал движение — вот такое нарушение, вышел незаконно на акцию и начинаешь нарушать общественный порядок — мы тебя предупредим, оштрафуем, второй раз выйдешь — сядешь».

Забастовки, уличные акции протеста и блокировка дорог — это как раз основные методы внутренней борьбы протестующих против власти. Очевидно, что власть взяла курс «додавить» эти способы активности более жесткими наказаниями и закончить все разговоры о том, что «протест все еще продолжается». Ведь одно дело выйти на акцию и заплатить штраф или сесть на 10 суток, а другое — стать обвиняемым по уголовному делу.

Не только о протестах…

«Закручиванием гаек», судя по всему, «зажмут» далеко не только уличный протест.

Так, директор аналитического центра EAST Андрей Елисеев утверждает, что ознакомился с полным списком планируемых нововведений, и в нем есть пункт по расширению действия статьи 369-1 Уголовного кодекса «Дискредитация Республики Беларусь». В настоящее время она закрепляет наказание за предоставление иностранному государству или организации заведомо ложных и дискредитирующих сведений о Белоруссии. Судя по данным Елисеева, после изменений наказывать будут за «умышленное распространение в любой форме заведомо ложных сведений о политическом, экономическом, социальном, военном или международном положении Белоруссии, направленное на причинение вреда национальной безопасности Белоруссии».

Вероятная очень широкая трактовка, что понимать под «ложными дискредитирующими сведениями», на практике может означать существенное увеличение контроля за СМИ и аналитикой.

Практически одновременно в Генеральной прокуратуре объявили, что готовят пакет документов о запрете публичной демонстрации бело-красно-белого флага, который за последние месяцы стал главным символом протеста против действующей власти.

Незавидные времена наступают и для политических партий в Белоруссии — еще с сентября Лукашенко поручил провести их перерегистрацию. Мол, надо проверить, «соответствуют ли они требованиям по численности, структуре, работают ли по своему уставу». С учетом того, что всем партиям уже более 20 лет, а политическое устройство с мажоритарной избирательной системой никак не способствует их развитию и активной деятельности, проверка и перерегистрация для львиной доли партий может стать приговором.

Трансформировалось и Всебелорусское народное собрание, которое власть позиционировала как самый широкий представительный институт в республике. Во время его предыдущих заседаний и так не было несогласных с курсом власти активистов, так в этом году убрали даже формальную процедуру выдвижения делегатов трудовыми коллективами — участников собрания выбирали представители местных властей.

Курс на укрепление авторитаризма

Когда в августе и сентября прошли самые массовые в истории республики протесты с участием нескольких сотен тысяч человек, многие были уверены: Белоруссия никогда не будет прежней. Даже с учетом того, что власть сохранила собственное положение, казалось, произошли необратимые процессы в обществе, которые трансформируют устройство республики.

Действительно, Белоруссия уже не будет прежней. Правда, республика меняется в совершенно противоположном направлении от ожидаемого. Тенденция к ужесточению законодательства в политической и гражданской сферах говорит о том, что власть, испытав сильный стресс непривычной для себя политической нестабильности, решила ужесточить контроль над любой политической и общественной активностью граждан. Чтобы купировать в зародыше любые угрозы для себя и ни в коем случае не позволить повториться августу-сентябрю прошлого года.

В то же время непрекращающаяся, пусть и сдутая, уличная активность, призывы к забастовкам и иные способы внутреннего давления на власть продолжаются уже почти полгода. И судя по всему, не собираются добровольно ликвидироваться. Социальный протест против руководства страны принял такие масштабы, что обычным разгоном уличных активистов и арестами их лидеров не обойтись. Локальные акции происходят каждый день в совершенно разных регионах и в среде совершенно разных социальных групп. Их появление становится непредсказуемым. Кроме того, оппозиция грозит, что многотысячные шествия в городах республики возродятся в былых масштабах весной и летом.

И в настоящее время у официального Минска, если он не хочет реальных перемен в стране, нет другого выхода, кроме как делать ставку на контрольный и карательный инструменты. Ведь попытки мирно урегулировать кризис и провести диалог с недовольной частью общества провалились. Все уперлось в совершенно разные и непересекающиеся интересы сторон — власть сразу дала понять, что не готова к перевыборам, и попыталась перевести разговор в русло конституционной реформы, но это абсолютно не устроило оппозицию.

Все это, конечно, ударит по демократическим институтам в республике. Пусть и существующим в основном формально. Вероятно, трансформация белорусской модели управления будет символически закреплена во время Всебелорусского собрания под овации отобранных самой же властью нескольких тысяч человек.

Но этот путь грозит не только возникновением еще большей пропасти между руководством страны и обширной частью общества, которая им недовольна, но и расширением протестной базы. 

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы