“Я все время хожу на съемки телешоу в массовку как зритель. Еще однажды снималась в сюжете одного канала о том, что может позволить себе купить пенсионер за 74 грн прибавки. Мне это нравится. Я живу одна, мне скучно. Так что я с удовольствием хожу на любые мероприятия. Это мне возвращает молодость”, — говорит “Стране” 83-летняя киевская пенсионерка Клавдия Федоровна.

Для украинских пенсионеров существует не так много вариантов разнообразить досуг и заработать.

Мизерная пенсия в комплекте с банальной скукой и одиночеством породила в Украине целый рынок так называемых “коммерческих бабушек” — которые за символическую плату участвуют в съемках различных ТВ-программ, фильмов, сериалов.

Это дает им небольшой заработок и скрашивает одиночество.

Но не все подобные подработки безобидны. Многие бабушки также регулярно участвуют в проплаченных митингах под эгидой тех или иных политических сил. 

“Страна” решила разобраться, как работает в Украине “рынок бабушек”, сколько стоит заказать пенсионера для митинга или съемок в массовке. И какова мотивация стариков, которые за мизерную плату готовы агитировать за сомнительного политика. 

Бабушка на продажу

Почти у любой политической силы время от времени возникает необходимость собрать людей на митинг. Именно под такие задачи и существует теневой рынок «коммерческих бабушек», для которых участие в различных мероприятиях, включая проплаченные митинги и акции протеста, — способ заработать и социализироваться. 

«Рынок бабушек существует. Кому-то это может показаться странным, но в бизнесе ведь нанимают промоутеров — для презентации товаров или услуг. Точно так же в политике существует рынок условных бабушек — хотя это не только бабушки. Это и молодые люди, студенты, и мужчины. Но практика показывает, что именно пожилые люди лучше всех остальных возрастных категорий помогают политсилам продвигать свои интересы», — рассказывает «Стране» политтехнолог, который занимается наймом пенсионеров для одной из политических партий.

Бабушек «арендуют» в двух случаях. Первый — для агитации перед выборами. Второй — для различных акций протеста. Чаще всего, говорит политтехнолог, бабушки протестуют против застроек, причем необязательно незаконных — а тех, в которых затронуты политические интересы заказчика митинга.

«Культура, а точнее бескультурье платных митингов, началось со времен Кучмы», — говорит «Стране» политтехнолог Екатерина Одарченко. По ее словам, в те времена, когда нужно было собрать сторонников на акцию протеста, партии начали выплачивать своим областным и районным представителям «суточные» – покрывали расходы на дорогу до Киева, оплачивали трансфер.

«Это выглядело так, будто у членов партии на местах не было денег доехать до столицы. После этого желающих участвовать в митингах бесплатно стало заметно меньше. Так появился целый рынок организации людей на акции за деньги», — вспоминает Одарченко.

По словам нашего источника среди организаторов платных митингов, из всех возрастных категорий именно люди 50+ самый лучший вариант для участия в акциях протеста. Люди предпенсионного возраста и одинокие пенсионеры с энтузиазмом отрабатывают свои в общем-то небольшие гонорары. И настолько проникаются идеей митинга, что со временем даже сами начинают в нее верить. 

Поэтому если нужно организовать какую-либо акцию, «коммерческим старушкам» звонят в первую очередь. 

«Молодые люди не вовлекаются в работу так, как пожилые. Если поручишь студенту раздать листовки или газеты, в большинстве случаев он просто выбросит их в ближайшую урну. На митинг студент просто придет, постоит с постным лицом, заберет деньги и уйдет. Такого никогда не бывает с бабушками. Они ответственные, привыкли добросовестно работать, а не брать деньги просто так. Это такая ментальность», — объясняет политтехнолог.

К тому же, бабушки всегда эмоционально вовлекаются в работу. Поэтому заказчики предпочитают работать именно с этой категорией людей — они обеспечивают любому митингу эффект искренности. Да и в долгосрочной перспективе бабушки приносят заказчику больше пользы: спустя время они начинают сами агитировать за партию, даже если их об этом не просили. Именно из-за такого энтузиазма политтехнологи предпочитают работать с пенсионерами. Это и интереснее, и эффективнее. 

Старушка на «5 звезд»

Как у отелей есть градация по «звездам», так и на рынке платных митингов тоже есть своя разбивка на категории участников. 

Ухоженные, приличные старики считаются здесь «элитой» — заказчики и организаторы акций протеста единодушно ставят им «5 звезд».

Если же в приоритете не качество публики, а ее количество, фейс-контроль отключается. На многосотенные и тысячные митинги часто набирают людей уровня «1 звезда» — наркоманов, алкоголиков, — лишь бы создать картинку массовости действа. Но таким маргинальным участникам и платят мизер — от 50 грн в час. 

«Это самая дешевая категория людей, и в условиях ограниченного бюджета она дает желаемый эффект в плане массовости. Но это плохая история для заказчика в имиджевом плане. Такие масштабные события освещаются в СМИ, и потом выходят новости с заголовками, что та или иная политсила собрала на митинг алкоголиков”, — рассказывает политтехнолог.

Приличные старики стоят дороже. Но работают качественнее.

Так, средняя ставка для митингующих бабушек — 100 грн в час. Но обычно организаторы стараются не платить участникам почасово, а выплачивать гонорар по итогу мероприятия. Подвох в том, что любая акция протеста, заявленная на два часа, может затянуться и на четыре — но участник все равно получит 200 грн. 

«Стандартный гонорар сейчас за одно политическое мероприятие — 200 грн. Бабушки готовы за такие деньги стоять с плакатами и кричать лозунги, какие им скажут. За редкие митинги бабушки могут получить 400 грн — это считается очень хороший гонорар, но такие щедрые заказчики редко бывают”, — говорит «Стране» организатор платных митингов. 

В среднем суммы за участие в акциях протеста колеблются от 80 до 200 грн в час. Плюс люди, которые привели на протест группу сторонников, получают надбавку за менеджмент — берут себе определенный процент.

Если же на митинге предполагается силовое противостояние, заказывают «титушек» – молодых людей спортивного телосложения, готовых встрять в драку или ее спровоцировать.

«Там другая «такса» — 100 долларов в день на человека. Но из этой суммы часть заберет себе организатор», — уточняет Екатерина Одарченко.

Звонить тёте Мане

На рынке «организаторов бабушек» действует особая иерархия. Среди них есть «десятники», «сотники» и «тысячники» — в зависимости от величины «базы бабушек», готовых по звонку выйти на платный митинг. У «тысячника» — 1000+ телефонов людей, которых он сможет вытащить на акцию. У «сотников» и «десятников» — 100+ и 10+ соответственно.

Тех, кто обзванивает бабушек и собирает их на протест, еще называют «полевиками» — потому что они работают «в поле». Они набирают базы активных бабушек и потом «сдают их в аренду» заказчику. 

«Есть верховный организатор, у него в подчинении — «сотники», «десятники», «тысячники». Каждый работает со своей целевой аудиторией. Студент может быть десятником по студентам в общежитии, а активный глава ОСББ может быть сотником по своему району», — объясняет Екатерина Одарченко.

«Организовать сбор можно даже через некую бабушку, у которой есть, условно, девять подружек — вот она уже «десятница». И люди знают, что если тёте Мане позвонить, она десять человек на акцию приведет», — рассказал «Стране» один из «полевиков».

По сути, сбор людей на митинг работает, как пирамида. Причем на каждом этапе теряются бюджеты. Полевики часть «бабушкиного» гонорара обычно оставляют себе, и ни заказчик, ни бабушки об этом даже не догадываются. 

«Допустим, на мероприятие надо собрать 100 человек. Заказчик дает бюджет — 1000 долларов. Организатор оставляет 100 долларов себе, и 900 спускает вниз. Десятник тоже себе оставляет 50 долларов. И получается, что участники митинга уже по 10 долларов не получат. Бабушкам остаются копейки. Так устроен рынок. Заказчик этого проконтролировать не может, иначе ему придется вовлекаться лично и он «спалится» на платном митинге. Так как это незаконно, заказчики предпочитают не вмешиваться», — уточняет «полевик». 

«Сотник, десятник и тысячник «откусывает» себе по кусочку бюджета. Если заказчик выделяет бюджет по 200 грн на человека, в итоге до участника дойдет в лучшем случае 50″, — подтверждает «Стране» Екатерина Одарченко.

Базы потенциальных митингующих постоянно обновляются. В основном во время выборов, которые в Украине проходят довольно часто. Кто работал агитатором, оставляет в штабе свои контакты, и потом базы «полевиков» пополняются его друзьями, родственниками. Мол, мой сын тоже хочет поработать на митингах — запишите его телефон

«Вчера бабушка работала агитатором в палатке, а завтра пойдет на эфир в ток-шоу. Или ей позвонят, и она пойдет постоит на митинге. По сути, это одни и те же люди из рынка «коммерческих бабушек», — рассказывает нам политтехнолог одной из партий.  

Роли зрителей и прохожих

Рынок «коммерческих бабушек» не ограничивается лишь участием в митингах и различных забастовках. Заработать легкие деньги можно и не столь сомнительным способом. Да еще и творческим. 

Большим спросом пенсионеры пользуются в массовках – на съемках кино, сериалов, ТВ-программ.

В различных мессенджерах и соцсетях можно найти множество баз непрофессиональных актеров в любой возрастной категории. Причем базы эти находятся в открытом доступе и зарегистрироваться в них может любой желающий.

«Удобнее всего искать актеров для массовки по специальным базам в Телеграмме, – рассказывает «Стране» кастинг-менеджер Владислава Анахова. – Там регистрируются люди, которые хотели бы принять участие в съемках. Есть базы по направлениям – актеры массовых сцен и групповок. Можно легко их найти, просто вбив в поиск ключевые слова «массовка» или «подработка», «съемки». Если речь о стариках, их обычно регистрируют в подобных базах дети или внуки».

Именно в таких базах кастинг-менеджеры обычно ищут пенсионеров для участия в массовках. Чаще всего пожилых людей берут на роли прохожих в фильмах и сериалах.

«При съемке фильмов всегда нужны прохожие, посетители кафе или театра. Делать им особо ничего не нужно: чисто для антуража постоять на заднем фоне или сделать вид, что пьют кофе. Возраст там не важен – от 15 лет и хоть до 100. Пенсионеров берут очень часто», – рассказывает «Стране» кастинг-менеджер.

Особенно востребованы пожилые люди в качестве зрителей на различные ТВ-шоу – от политических до развлекательных. Правда, сейчас из-за карантина телеканалы уже не набирают массовку. И многие пенсионеры, для которых это был стабильный дополнительный заработок, оттого очень страдают.

«У меня многие бабушки спрашивают, когда их уже снова на съемки шоу позовут? Не могут дождаться», – говорит Анахова.

Оплата за участие в массовке зависит от общего бюджета проекта и его типа: полнометражный это фильм или короткометражный, ищет заказчик актеров массовых сцен просто в качестве зрителей или же нужны актеры групповок – они отличаются тем, что им нужно сказать в кадре несколько слов.

Но в целом за участие в массовке украинские пенсионеры редко когда получают больше 200 грн.

«Платят, конечно, очень мало — 150 грн. Это при том что на съемках телешоу надо сидеть по восемь часов”, — рассказывает киевская пенсионерка Клавдия Федоровна, которая регулярно участвует как зритель в телепередачах.

Повод «выйти в люди»

Но даже за эти смешные деньги бабушки и дедушки готовы проводить по много часов на съемочной площадке.

Мотивация простая: деньги и социализация. 

С одной стороны – на украинскую пенсию прожить довольно сложно, поэтому дополнительный заработок ни одному пенсионеру не повредит. Деньги хоть и небольшие, но легкие – посидеть несколько часов на съемках ток-шоу не требует больших усилий. Зато вносит ощутимое разнообразие в досуг пожилых людей.

«Пенсия в Украине, к сожалению, очень низкая – многим бабушкам и дедушкам финансово помогают дети и внуки. Другой вопрос, что менталитет наших пожилых людей не позволяет им принимать эту помощь. Многие не хотят зависеть от внуков и стесняются принимать от них деньги. Они лишний раз себе в чем-то откажут, но купят внукам конфетку. Поэтому ищут возможность даже в пожилом возрасте заработать самим», — рассуждает Владислава Анахова.

Посещать рестораны и собираться там большими компаниями большинству украинских пенсионеров не по карману. А актерам массовых сцен мало того что платят, так еще и кормят на съемках. 

«У нас были такие случаи, что на съемки просачивались заядлые алкоголики. Смотришь до этого по базе на фотографии – вроде нормальный человек. А потом приходит на съемку пьяный, с перегаром. Мы, конечно, таких не брали. Но такие люди точно идут в массовку чисто из-за денег: заработал себе на бутылку, выпил, и снова на съемки пришел», – рассказывает Владислава Анахова.

С другой стороны, здесь дело не только в деньгах. Для многих пенсионеров участие в массовках – это банально повод «выйти в люди» и украсить свой досуг. Активным пожилым людям важно и на пенсии быть при деле и чувствовать себя нужным. Особенно, если пенсионер одинок.

«Я не ради этого хожу на съемки, а потому что мне скучно, — рассуждает Клавдия Федоровна. — Дома не люблю сидеть. А как некоторые бабушки сидят около дома на скамеечках — я этого не приемлю. Даже у телевизора сложа руки не сижу, всегда что-то делаю обязательно, не люблю тратить драгоценное время». 

На проплаченные митинги она принципиально не ходит. А вот участие в съемках, говорит она, возвращает ей молодость. 

«Есть бабушки — «божьи одуванчики», «симпатяжечки». Они прилично одеты, следят за собой, но одиноки. Им не хватает общения. Вот они идут на подобные мероприятия — будь то митинг или съемки в шоу, — не ради денег, а чтобы организовать себе досуг. Так они чувствуют себя вовлеченными в некую общую историю. Потом с другими бабушками они обмениваются телефонами и могут своей компанией встретиться на чай или пойти на танцы в Гидропарк. Гонорар — не важен”, — рассказывает политтехнолог одной из партий. 

К тому же в случае со съемками на ТВ играет роль еще и фактор «попадания в кадр» — если пенсионерка ярко выражает эмоции во время шоу, ее могут показать крупным планом по телевизору, а это уже повод похвастаться перед родственниками и друзьями. Более того, это возможность вживую увидеть звезд-политиков, на которых другие пенсионеры могут посмотреть лишь через экран телевизора. 

Бабушка — лидер мнений

По словам опрошенных «Страной» политтехнологов, и для политика, и для бизнесмена выгодно заручаться поддержкой бабушек — это очень благодатная и благодарная категория. Из них получаются отличные постоянные агитаторы и самые лояльные пропагандисты.

«По сути, каждая бабушка — это ЛОМ, лидер общественного мнения, у себя во дворе», — говорит нам политтехнолог.

Сначала бабушка постоит на митинге, а потом пойдет на базар, расскажет об этом продавцам и всем подругам. И слава о порядочном политике или бизнесмене пойдет в народ — сарафанное радио, утверждают политтехнологи, все еще успешно работает. 

«Бизнесменам выгодно «прикармливать» бабушек, устраивать им вечера, чтобы они пиарили его товары. Это часто дешевле и выгоднее, чем прямая реклама на телевидении и радио. С бабушек можно снимать фокус-группы. К тому же они всегда приходят голосовать. Студента наймешь агитатором — он разнесет газеты, получит гонорар, но не проголосует, и даже не скажет родителям, что там работал. А бабушка разнесет агитки, честно проголосует и скажет детям и подружкам тоже так голосовать. С бабушками надо дружить», — утверждает наш источник. 

По словам Екатерины Одарченко, тренд платных митингов настолько десакрализировал участие в любой демонстрации, что сейчас без финансовых вложений, на чистом энтузиазме и «за идею» собрать многотысячный митинг почти невозможно. А даже если люди собрались на акцию протеста по своей воле, без подкупа, сторонние наблюдатели по привычке подозревают их в продажности.

«Без денег, органически, можно собрать максимум до 2 тысяч человек. Люди просто уже не хотят участвовать в митинге бесплатно. Потому что, если человек пришел на акцию за идею, а ему сосед говорит, мол, ты дурак — я за это 200 грн получу, — мотивация падает. Сейчас даже люди, которые разделяют позицию организатора митинга, просят вознаграждение за участие. Это в принципе понижает уровень социального участия в любых общественных процессах. Даже за благую идею люди, за редкими исключениями, не готовы просто так выходить», — анализирует Екатерина Одарченко.

«Это не потому что люди такие циничные – все от бедности», — добавляет она.

И полагает, что выходить на митинги и без денег в Украине начнут, если будут видеть результат — выполнение требований и обещаний власти, начиная с местных инициатив

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы