Протест в столице Белоруссии в первую же ночь после выборов превратился из мирного в насильственный – против милиции использовались пиротехника и «коктейли Молотова». В ответ власти применили жесткие меры, которые привели к спаду активности на улицах. Как Александру Лукашенко удалось сбить волну протеста и почему белорусская оппозиция вряд ли сможет повторить успех украинского Майдана?

«Координаторов массовых беспорядков задержали в Минске», – сообщило в среду утром белорусское государственное агентство БелТА. Как сообщается, один из задержанных снимал номер в гостинице «Беларусь» и руководил действиями трех подчиненных. А те, в свою очередь, «руководили сотнями». Также МВД объявило о задержании мужчины с 10 тыс. долларов в рюкзаке, платившего людям за участие в беспорядках. 

В среду утром в стране разблокировали мобильный интернет и социальные сети, не работавшие с вечера воскресенья. Власти республики ввели запрет на оптовую и розничную торговлю пиротехническими изделиями, которые используют участники акций протеста.

Напомним, в воскресенье в Белоруссии прошли президентские выборы. По данным ЦИК, действующий президент Александр Лукашенко набрал 80,08% голосов избирателей, Светлану Тихановскую поддержали 10,09%. Сама Тихановская заявила, что считает себя победителем на выборах, и подала жалобу в Центризбирком о нарушениях во время избирательной кампании. Сразу после этого она внезапно покинула страну и призвала сторонников прекратить уличные протесты. По мнению ее сторонников, на Тихановскую было оказано давление.

С вечера воскресенья в Белоруссии продолжаются несанкционированные акции протеста. Митингующие в центре Минска сооружали баррикады из мусорных баков. В ответ правоохранители применяют против протестующих слезоточивый газ, водометы, резиновые пули и светошумовые гранаты. Те, в свою очередь, забрасывают бойцов ОМОНа «коктейлями Молотова».

При этом в ночь на среду протесты пошли на спад, считает минский политолог Алексей Дзермант. «Сработала тактика блокировки мессенджеров. Хорошо просчитали психологию белорусов, особенно из числа креаклов. Это крайние индивидуалисты, без интернета у них слабые социальные связи и самоорганизация», – отмечает эксперт.

Но в штабе Тихановской опровергли спад протеста. 

«Я живу в спальном районе, при этом мы слышали взрывы, исходящие из центра. Я не думаю, что это можно назвать спадом. Вполне возможно, что это передышка, которую взяли протестующие», – сказала газете ВЗГЛЯД пресс-секретарь Тихановской Анна Красулина.

«Мы сразу настраивались на децентрализованные протесты. Более того, вчера стало понятно, что большое количество предприятий начинают забастовку. Все это рассчитано на долгую игру. Властям не надо думать, что они выскочили из этой ситуации. Сам протест просто переформатируется, станет гибким и будет идти с некоторыми интервалами. Потому здесь не надо выдавать желаемое за действительное», – подчеркнула Красулина.

Отчасти с ней соглашается киевский политолог Руслан Бортник. По его словам, протесты пока не закончены, но снижение активности очевидно. Эксперт отмечает большое число задержаний, из-за чего протестующие «фактически лишились своего ядра». «Кроме того, на снижение активности повлиял отъезд Тихановской в Литву и ее призыв не выходить на митинги», – сказал Бортник газете ВЗГЛЯД.

«Но больше всего на ситуацию влияет отключение интернета. Это уже традиционный прием в борьбе с протестами, который применялся в Гонконге, Ирландии и Венесуэле. В отличие от силовиков, у митингующих нет альтернативных каналов связи. Они лишены координации и из мощного кулака превращаются в набор тонких пальцев», – подчеркнул политолог.

«Оппозиции не удалось достигнуть массовости, а всеобщая забастовка не получилась. Им не удалось захватить зону, которая могла бы стать сердцем протеста. Они лишены точек опоры, лишены лидеров, лишены координации, лишены финансирования. Если не произойдет эксцесса, то, скорее всего, протесты будут затухать», – прогнозирует Бортник.

В то же время бывший премьер-министр Украины Николай Азаров отмечает, что сценарии Майдана и в Киеве, и в Минске опираются на идеи Джина Шарпа, автора книг о ненасильственных методах свержения правительств.

«Создаются активные группы молодых людей, проплачиваются и направляются на улицы. И причины для протеста используются очевидные – это трудности, которые время от времени бывают в любом государстве», – рассказал Азаров газете ВЗГЛЯД. Лукашенко прекрасно понимает, кто стоит за протестами, считает экс-премьер.

«Угроза применения санкций со стороны Запада – это внешний антураж, который производил впечатление на Януковича, а на Лукашенко – вряд ли. Потому Лукашенко способен не допустить хаос и анархию, которая была во времена «оранжевой революции» и последнего Майдана в Киеве», – добавил Азаров.

«Ситуация в Минске и Майдан в Киеве, который я лично наблюдал, похожи. Но при этом имеют немало различий», – считает директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский.

«На Украине в декабре 2013 года захватили главную площадь столицы, и власть не решилась сразу применять силу. Майдан обживался, рос, усиливался, привлекал к себе самых разных людей. В Белоруссии пока нет ничего похожего. Лукашенко сразу начал действовать. Это очень сильно меняет картину протеста, который переходит в формат партизанщины», – добавил Погребинский. Кроме того, напомнил эксперт, Янукович изначально обладал достаточно низким рейтингом, а Лукашенко поддерживает большая часть населения Белоруссии.

Погребинский считает, что у протеста в Минске нет не только центра управления – отсутствует и идеологический центр. «В ситуации с Украиной Вашингтон не размышлял ни одного дня. США участвовали в создании самых благоприятных условий для победы Майдана. В Минске, насколько я могу судить, такого нет. Есть пропагандистские усилия, но одного центра управления процессами нет», – добавил политолог.

Причиной победы Майдана в Киеве стало предательство части элиты, саботаж указаний президента в силовых структурах, считает политолог. В Минске же силовые структуры действуют максимально жестко и эффективно. «При этом силовой ресурс Лукашенко не бесконечен. Если количество участников протеста увеличится хотя бы в полтора раза, разогнать их будет попросту некем», – предупреждает эксперт.

Украинский политик и блогер Анатолий Шарий также увидел общие черты у протестов в Минске не только с Евромайданом 2014 года, но и с первым Майданом в 2004-м. «В Минске звучат конкретные требования по поводу выборов. Это больше похоже на украинские протесты в 2004 году. Но на этом аналогия заканчивается, потому что тогда из-за третьего тура к власти пришел Ющенко. Там не было насилия. А в Минске уже есть. Причем в некоторых случаях правоохранители ведут себя неадекватно», – отметил эксперт.

«Затем вновь появляется нечто похожее на Киев, но уже образца 2014 года. Речь идет о «коктейлях Молотова», которые полетели в силовиков. В цивилизованном мире за такие действия ты получишь 10–20 лет тюрьмы. Кроме того, и тогда, и теперь запускаются фейки о том, что якобы прибыл российский спецназ, который будет разгонять митинги», – добавил блогер.

А находящийся в Минске военкор «Комсомольской правды» Александр Коц обратил внимание на то, что белорусские протестующие, по примеру Киева декабря 2013–2014 годов, применяли против правоохранителей фейерверки. Наблюдалось изготовление самоделок, когда фейерверки связывают пучками, оснащая поражающими элементами. «Убить не убьет, но покалечить может. И это вторая неприятная реминисценция. Баррикады – тоже киевский «почерк». Я такого не видел ни в Египте, ни в Ливии, ни в Сирии», – сказал журналист газете ВЗГЛЯД.

«В отличие от киевского Майдана, в Минске нет видимого центра управления, географической точки, где люди могли бы собираться, делая протест постоянным. Здесь возмущение «вспыхивает» одновременно в разных частях города. Трудно понять, это иная технология организации или спонтанные действия. Но это работает. МВД вынуждено задействовать большие силы в разных, заранее непредсказуемых направлениях», – добавил Коц.

«Единственное и главное отличие событий в Белоруссии от событий на Украине – в Киеве был так называемый антимайдан, – добавляет другой военкор «Комсомолки» Дмитрий Стешин. – Но его проблема заключалась в том, что он легитимизировал сам Майдан. Лукашенко, как мне кажется, не допустил такой ошибки, хотя его противники спрашивают: мол, почему 80% его сторонников не выходят на улицы и не отстаивают его победу».

При этом ветеран Евромайдана, получивший в боях с украинскими силовиками ранение Павел Сидоренко полагает, что бунт в Минске, скорее всего, ждет поражение. «У меня дежавю, – сказал он в интервью в интервью Deutsche Welle. – Очень хочется, чтобы у них все получилось, но учитывая, что нет координации между оппозиционными силами и осознания во всем обществе, что дороги назад нет, то, к сожалению, вероятнее всего, Лукашенко власть на этот раз не отдаст», – подытожил Сидоренко.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы