Экономическое и торговое противостояние США и Китая вступило в фазу заморозки, когда каждая из сторон не наносит по противнику новых ударов, но до настоящего перемирия или даже примирения ещё очень и очень далеко. На повестке дня теперь стоит грядущий переговорный процесс, который должен пройти в октябре.

Последнее столкновение сторон в этом конфликте произошло после провала предыдущего раунда переговоров в июле. За этим последовало введение со стороны США самых масштабных торговых пошлин на китайские товары в размере 300 млрд долларов. Напугав всю экономическую общественность, президент США Дональд Трамп затем дал задний ход и отложил введение новых пошлин до 15 декабря 2019 года.

Китай же ответил американцам гораздо слабее — ограничениями всего в 75 млрд долларов, а также понизил курс юаня, чтобы защитить национальную экономику. И если первое кажется слабостью, то второе — раздражающий фактор для Вашингтона, уже обвинившего Пекин в валютных манипуляциях. Этот удар Китая достиг своей цели.

Однако теперь, когда «линия фронта» относительно стабилизировалась, ни одна их сторон не знает, каким может оказаться следующий шаг оппонента. И Вашингтону на самом деле есть чего опасаться, несмотря на кажущуюся слабость позиций Пекина.

Оружие в действии

Со стороны Китая действительно ответ всегда был асимметричный. Но он был. И наиболее полезным оказался именно валютный фактор. В то время как США с подачи Трампа применяют таранные методы в виде бесконечного (как кажется) повышения пошлин, Китай оказывается более осмотрительным.

Валютное оружие Китай применил в самом начале августа, после того как США заявили о намерении ударить по Поднебесной новыми пошлинами с 1 сентября. Напомним, что озвученные Трампом пошлины на 300 млрд долларов являются поистине беспрецедентными. Китайские переговорщики ранее пытались всеми силами добиться отказа США от введения этих мер, но не преуспели.

5 августа Китай понизил курс юаня до минимума более чем 10-летней давности, экономисты заявляли о так называемом «эффекте семи» — психологической отметке в 7 юаней за доллар, которая оказалась пройдена. Расчёт тут был очень прост — понижением курса национальной валюты Китай добивается увеличения экспортных доходов, что серьёзно смягчает эффект от американских пошлин.

Однако применением этого оружия Китай не ограничился: Пекин также запретил весь импорт сельскохозяйственной продукции из США, и этот шаг оказался очень чувствительным для Вашингтона. Американские фермеры — именно та категория граждан США, которая несёт на своих плечах всю тяжесть этой торговой войны.

Как отмечало агентство Reuters, 2018 год «добил» американских фермеров, которые столкнулись с резким падением доходов и невозможностью экспортировать свою продукцию, ведь Китай долгое время был основным покупателем соевых бобов, свинины, молока и ряда других товаров американского АПК.

Наложенные Китаем ранее ограничения на импорт американской сельхозпродукции привели к кризису перепроизводства и необходимости продавать урожай ниже себестоимости. Это в свою очередь вызвало рост числа банкротств до максимума за 10 лет, доходность фермерских хозяйств снизилась до минимума за 17 лет, а долговая нагрузка стала такой же, как во время кризиса 1980-х.

Летом 2019 года Трамп несколько раз делал заявления о том, что потребует от Китая снятия ограничений для «великих патриотов на Среднем Западе», однако добился президент США в итоге вообще полного ограничения закупок со стороны Китая. Этот удар тоже достиг цели.

Как работает китайское торговое оружие?

Ответные асимметричные меры со стороны Китая в конечном итоге возымели действие. Уже в середине августа Трамп отложил введение с 1 сентября пошлин по крайней мере на половину из заявленных ранее товаров из Китая.

«Администрация Трампа внезапно приостановила введение новых тарифов на товары из Китая на сумму около 156 млрд долларов, заявив, что этот шаг был вызван опасениями по поводу того, какое влияние будет иметь растущее торговое противостояние на предприятия и потребителей в преддверии сезона праздничных покупок», — написала тогда Wall Street Journal.

Трамп решил разжать тиски пошлин и сделать послабления для импорта из Китая смартфонов, ноутбуков, игрушек, видеоигр и ряда других товаров. Пошлины на них будут увеличены не с 1 сентября, как обещал Трамп, а лишь с 15 декабря.

Этот шаг в Китае расценили как слабость, однако он был хитро продуман Трампом. Своему избирателю президент США заявил, что беспокоится о том, как американцы будут покупать друг другу подарки на Рождество, ведь очень часто это новые гаджеты и, конечно, детские игрушки. Срочное введение пошлин вызвало бы резкий рост цен на эти товары.

12 сентября агентство Bloomberg сообщило, что Дональд Трамп принял решение отложить введение дополнительных 5-процентных пошлин на китайские товары. В США экономисты расценили это как шаг в ожидании «жеста доброй воли» от Китая, который может отменить сельскохозяйственное эмбарго.

«Китай может разрешить компаниям возобновить закупки сельскохозяйственной продукции у США в знак доброй воли в преддверии предстоящих торговых переговоров между двумя странами, сообщили источники, знакомые с ситуацией», — написало агентство.

Что осталось в арсенале у Китая?

Итак, Китаем было применено два мощных вида оружия в торговой войне — девальвация юаня и эмбарго на сельхозпродукцию. Если США постепенно не начнут снижать давление, то, как уверены экономисты, Китай может перейти к более решительным мерам.

Эти меры подразделены на финансовые и торговые. С финансовой точки зрения нынешний Китай, ведущий торговую войну с США, является одновременно и одним из крупнейших держателей облигаций американского госдолга. Как уже писал в своей статье председатель Русского экономического общества имени Шарапова профессор Валентин Катасонов, данный финансовый рычаг может оказаться «ядерным оружием» в торговой войне.

Ещё в 2018 году Китай был на первом месте по объёму американских бумаг. По данным Минфина США, у Китая их было на 1,2 трлн долларов, на втором месте была Япония с 1,03 трлн долларов. Однако уже к середине 2019 года Китай пропустил вперёд Японию и снизил свой портфель до 1,1 трлн. Экономисты полагают, что Пекин может произвести дальнейший резкий сброс бумаг американского казначейства, что станет ударом по доллару и доверию инвесторов к этим бумагам и вообще экономике США. Даже сброс 1 млрд долларов из резервов Китая в этих бумагах приведёт к обесценению всех облигаций и обрушит доллар.

Это оружие Китая является крайней мерой. Дело в том, что ему невыгодно топить американскую валюту. Высокий доллар при низком юане — это часть защитной стратегии Поднебесной. Однако экономисты говорят, что в крайнем случае (который, вероятно, всё же не наступит) Пекин может применить это «ядерное оружие».

В арсеналах у Китая ещё остались и торговые рычаги. Один из основных — это зависимость американских телекоммуникационных компаний от китайского IT-гиганта Huawei. Против него уже действуют санкции США, однако американские компании обратились к Трампу с открытым письмом о том, чтобы Huawei была исключена из «чёрных списков». Оборудование этой компании стоит дёшево, а работает хорошо. Переход всех компаний на аналоги других производителей приведёт к потерям, которые вовсе не будут компенсированы предпринимателям из бюджета США (Трамп лучше построит стену, как мы знаем).

Наконец, одним из самых серьёзных вооружений в торговой войне экономисты считают редкоземельные металлы. Китай является монополистом в сфере поставок этих элементов и сосредоточил на своей территории 81% мировых мощностей по переработке редкоземельных металлов. Страна также располагает около 30% мировых запасов этого сырья, что по рыночным меркам очень и очень много.

«Редкоземельные элементы используются в широком спектре потребительских товаров — от iPhone до электромобилей, а также в военных реактивных двигателях, спутниках и лазерах. Рост напряжённости в отношениях между Соединёнными Штатами и Китаем вызвал опасения, что Пекин может использовать своё доминирующее положение в качестве поставщика редкоземельных элементов как рычаг в торговой войне между двумя мировыми экономическими державами», — отмечает в этой связи Reuters.

От этих металлов в США зависят Tesla, Apple, Boeing, Intel, Qualcomm, SpaceX, предприятия оборонной промышленности и вообще очень многие компании. Так, например, Raytheon и Lockheed Martin используют поставляемые из Китая редкоземельные элементы для производства сложных ракет и систем наведения. Apple — в камерах и динамиках гаджетов. Таких редкоземельных металлов всего 17. Это иттрий, празеодим, европий, тербий, эрбий, скандий, лютеций, диспрозий, гадолиний, самарий, иттербий, лантан, гольмий, церий, прометий, неодим и тулий.

Именно поэтому сейчас позиции Китая выглядят более твёрдыми и стабильными. В то время как Трамп то объявляет о новых пошлинах, то откладывает их, то грозит вводить их «до победного конца», то обещает восстановить экспорт. Пекин же знает, чем он будет воевать, понимает, к какому эффекту приведёт применение нового оружия, и потихоньку действует.

Возникает вопрос — почему же Китай не введёт все возможные меры прямо сейчас, чтобы добиться решительной победы? Экономисты уверены, что он не хочет быть инициатором ударов по глобальной экономике. Пока Пекин лишь отвечает на удары со стороны США.

Вместе с тем Трамп понимает, что оказался в невыгодном положении. Бунтуют фермеры, протестуют компании, пришлось делать послабления для Huawei, а также в вопросе введения новых пошлин. Каждое решение становится непопулярным, но необходимым. И в этой ситуации именно у Китая ещё сохранилось оружие, о котором пока почти никто не говорит.

Решится ли Китай на масштабный слив американского госдолга?

В разгорающейся торгово-экономической войне Вашингтона и Пекина с обеих сторон используются примерно одни и те же виды оружия. Во-первых, повышение импортных пошлин на товары противника. И тут Вашингтон действует более активно и более масштабно, чем Пекин, который лишь отвечает на удары противника, причём ответы не являются уж такими «симметричными».

Так, Вашингтон принял решение о введении пошлин в размере 10% на ввоз китайских товаров объёмом 300 млрд долларов с 1 сентября и 15 декабря. А комитет по тарифам Госсовета КНР после этого принимает решение о введении дополнительных пошлин в 10% и 5% на ввоз американских товаров объёмом 75 млрд долларов.

Во-вторых, понижение валютного курса своей денежной единицы, что сейчас принято называть валютными манипуляциями, или валютной войной.

Что касается второго оружия, то следует признать, что Пекин более умело и эффективно его использует. Вашингтон только недавно сделал заявления, что будет вести валютную войну против Китая и других своих конкурентов. Но у него пока не получается. Курс китайского юаня имеет тенденцию к снижению по отношению к доллару, и это американского президента Трампа выводит из себя. Так, на 30 августа курс юаня по отношению к доллару США равнялся 7.1568. Для сравнения: 1 января этого года он составлял 6.8755. За восемь месяцев этого года юань подешевел на 4%. Нынешний курс юаня самый низкий за последние 11 лет.

Но у Пекина есть одно оружие, которого нет у Вашингтона. При этом Пекин до сих пор его не только не применял, но даже публично никогда не угрожал его применить. Речь идёт о международных резервах Пекина в долларовой их части. Даже не о всех долларовых резервах, а той их части, которая состоит из казначейских бумаг США.

Специалисты знают, что Китай уже давно является крупнейшим из зарубежных держателей казначейских бумаг США. Вот данные Казначейства США о зарубежных держателях американских государственных долговых бумаг по состоянию на середину 2018 года (млрд долл.): Китай – 1.191,2; Япония – 1.032,5; Ирландия – 301,1; Бразилия – 300,1; Великобритания – 274,2; Швейцария – 235,5; Люксембург – 220,9. Общий объём американских казначейских бумаг, находившихся на середину прошлого года у иностранных держателей, составил 6.225,0 млрд долл. Получается, что на Китай пришлось 19,1% от общей суммы.

За год картинка несколько изменилась. И не все обратили внимание, что в июне текущего года произошло символическое событие: Китай по величине портфеля американских казначейских бумаг впервые за долгое время оказался на втором месте, пропустив вперёд Японию. Это стало известно в середине августа, когда Казначейство США опубликовало свежие данные о размещении американских долговых бумаг за пределами США. Вот как выглядела группа лидеров на середину нынешнего года (млрд долл.): Япония – 1.122,9; Китай – 1.112,5; Великобритания – 341,1; Бразилия – 311,7; Ирландия – 262,1; Швейцария – 232,9; Люксембург – 231,0. Общий объём американских казначейских бумаг, находившихся на середину нынешнего года в портфелях иностранных держателей, составил 6.636,3 млрд. Доля Китая – 16,8%.

Таким образом, портфель американских казначейских бумаг Китая за год похудел на 78,7 млрд долл., доля Китая в общем объёме американских казначейских бумаг, находившихся у иностранных держателей, снизилась с 19,1% до 16,8%. Если сравнивать середину 2019 года с 2013 годом, когда величина портфеля американских бумаг Китая достигла пикового значения (1,3 трлн долл.), то сокращение портфеля выглядит ещё более внушительно – на 200 млн долларов.

Свежая статистика Казначейства США дала повод специалистам опять вернуться к любимой теме о возможном применении Китаем такого оружия против США, как резкий сброс из своих резервов американских казначейских бумаг. Почти ни у кого из экспертов не возникает сомнения, что сброс бумаг объёмом 1 млрд долларов будет подобен ядерному взрыву на финансовом рынке. Казначейские бумаги США могут резко обесцениться, что потянет за собой длинную цепочку последствий. Главное, что обесценение американских бумаг приведёт к утрате доверия инвесторов, кредиторов и спекулянтов к Америке как к «острову стабильности».

Надо сказать, что Китай иногда проводил достаточно масштабные распродажи казначейских бумаг США из своих резервов. Но такие распродажи диктовались не желанием нанести удар по Америке, а необходимостью валютной стабилизации. Это были своеобразные интервенции для управления курсом юаня. Так, в 2016 году Китай продал облигаций на 188 миллиардов долларов (почти 15% их запаса) после того, как юань упал на 7% на фоне оттока капитала. Впоследствии, когда падение юаня прекращалось, закупки американских долговых бумаг осторожно возобновлялись, их запас доводился почти до прежних уровней.

Думаю, что сейчас Китай таких интервенций с помощью казначейских бумаг США проводить не будет. Если юань упадёт на те самые 7%, то это только будет на руку Пекину в его валютной войне с Вашингтоном.

А вот провести резкий и масштабный сброс американского долга для того, чтобы дестабилизировать всю американскую экономику, Пекин вряд ли решится. Эксперты говорят, что обесценение казначейских бумаг неизбежно приведёт к падению курса доллара США, а этого Пекину в его валютной войне с Вашингтоном никак не надо. Главное же, что просчитать последствия дестабилизации американской экономики для всей мировой экономики никто не в состоянии. Специалисты по Китаю утверждают, что использование такого «ядерного оружия», как сброс американского долга, в руководстве страны не рассматривается.

Но, думаю, что постепенное сокращение Китаем портфеля американского долга будет продолжено. Ведь на стороне Америки тоже есть одно оружие, которые можно назвать «ядерным». Речь идёт о возможном «замораживании» Вашингтоном долларовых резервов Китая. Долгое время Пекин не раскрывал структуры своих международных валютных резервов.

Наконец, в конце июля нынешнего года в государственном управлении валютного контроля КНР сообщили, что в 1995 году доля доллара США в резервах Китая составляла 79%. Спустя двадцать лет, в 2015 году, она снизилась до 58%. Хотя самых свежих данных нет, но надо полагать, что по крайней мере половину всех валютных резервов Китая составляет сегодня доллар США. В настоящее время валютные резервы страны составляют 3,12 трлн долл. Мы не сильно ошибёмся, если скажем, что объём долларовых активов в китайских «закромах» равняется примерно 1,5-1,6 трлн долл. Не трудно прикинуть, что кроме казначейских бумаг США у Китая ещё почти полтриллиона долларов на счетах банков. И Вашингтон может заморозить все эти долларовые активы Китая. Но это лишь теоретически. Ведь если Вашингтон произведёт такое гигантское замораживание, то он совершит своеобразный суицид. Доверие к доллару США в мире упадёт до нулевой отметки.

Но от противника можно ждать чего угодно. Президенты Америки типа эксцентричного Трампа могут применить даже себе во вред любое оружие, в том числе и замораживание долларовых авуаров Китая. Поэтому полагаю, что Китай будет потихоньку, но регулярно сбрасывать американские долговые бумаги. То есть «ядерного удара» по Америке Пекин наносить не будет, но вот меры по защите от возможного «ядерного удара» применить. Но именно потихоньку, осторожно, без резких движений.

Думаю, что в среднем в год сброс казначейских бумаг США может составлять 80 млрд – максимум 100 млрд долл., а сброс американской валюты с банковских счетов – 30-40 млрд долл. Формула валютной политики Пекина предельно проста: выходить из доллара США, но при этом не допустить резкого его обесценения.

Но это оптимистический сценарий развития событий. Если одна из сторон применит в экономической войне своё «ядерное оружие», то нынешняя мировая валютно-финансовая система неизбежно рухнет. И её падение сильно заденет все страны мира, включая Россию. Интересно, кто-нибудь в руководстве нашей страны просчитывает такой сценарий?

Сейчас читают

Архивы