Выступая в июне на международном форуме в Женеве, премьер-министр России Дмитрий Медведев описал четырёхдневную рабочую неделю как будущее социально-трудового контракта. С оговоркой «весьма вероятно». А в четверг, 22 августа, стало известно, что председатель правительства поручил Министерству труда оценить, как может повлиять потенциальное нововведение на экономику и социальную сферу страны. Чиновникам ведомства нужно в срок до 30 сентября представить кабинету министров свою позицию по этому вопросу.

Медведев

На самом деле Минтруд занимается этим уже два месяца, поскольку поручение было дано ещё 22 июня. Вот только широкая общественность узнала о том, что слова Медведева о четырёхдневке не были простым сотрясением воздуха, только сейчас. Возможно, в правительстве внимательно следили за реакцией общества на выступление премьера. Если так, то, похоже, жители России в своём большинстве совсем не против? Или всё-таки нет?

Не меньше пяти дней

На данный момент ни в одной стране мира официально не введена четырёхдневная рабочая неделя. Наше государство может стать первопроходцем. Только вот нужно ли это России? Вопрос и правда непростой. Хотя бы потому, что современный рынок труда намного более многогранен, чем это было ещё 20-30 лет назад. Высокотехнологичное производство всё меньше зависит от количества рабочих – намного важнее правильное выстраивание бизнес-процессов, внедрение этих самых технологий и их эффективное использование.

Во многих сферах, в первую очередь, связанных с торговлей и услугами, чаще всего нет привязки к пятидневной рабочей неделе. Организация (магазин, салон красоты, кафе и т.д.) работает семь дней в неделю, а её сотрудники трудятся посменно, и их заработная плата зависит от количества отработанных часов, а не дней. Этот пример подводит нас к тому, что многое будет зависеть от того, как именно может быть осуществлён переход на четырёхдневную рабочую неделю. Одно дело просто «выкинуть» пятницу, оставив восьмичасовой рабочий день (тогда норма 32 часа в неделю), другое – накинуть час-полтора на понедельник-четверг и получить 36-38 часов в неделю.

За содержимое кошелька боязно

рубли

Как показал опрос ВЦИОМ, подавляющее большинство респондентов (89%) переживает, что платить будут меньше, а заработные платы и так, мягко говоря, невысокие. К сожалению, пока ещё большинство работодателей ориентируются, в первую очередь, на отработанное время, а не на эффективность. Опоздание – штраф. Добровольно задержался на работе – твои проблемы.

Если оплата труда не уменьшится, то народ вроде как и не против – кто откажется отдохнуть лишний день в неделю, только вот реально ли это. И всё же 17% опрошенных готовы на небольшое сокращение доходов ради возможности чаще видеться с друзьями и родственниками.

Эффективнее и экономичнее

Адепты перехода на предложенную Медведевым четырёхдневку утверждают, что после трёх дней отдыха люди начнут трудиться эффективней и не будут, как сказал премьер, «сгорать на работе». Мол, и так в пятницу после обеда никто толком не работает в офисах, почему бы вообще не сделать этот день выходным? Зато с понедельника начнём трудиться с накопленной за три дня отдыха энергией. Однако что-то подсказывает, что в этом случае вторая половина четверга станет такой же, как сейчас пятница после обеда…

Среди плюсов анализируемого Минтрудом нововведения называется тот факт, что сотрудники не будут тратить время на дорогу в пятый рабочий день. В городах-миллионниках на этом можно сэкономить по три-четыре часа в неделю, а также деньги или бензин на дорогу. К тому же каждый выходной день – это потенциально потраченные рубли, «возвращающиеся» как следствие в экономику страны. Жители России смогут чаще ходить в музеи, театры, кафе, рестораны и так далее. У них будет больше времени именно на полноценный отдых. Да даже банальная поездка на дачу будет эффективнее.

Работаем много, получаем мало

Существует миф, что русские не любят работать. Слишком обобщённое утверждение, чтобы его оценить однозначно. Может быть, и не любят, но работают много. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), жители России трудятся 1980 часов в год. Больше только в Южной Корее и Мексике – 2020 и 2260 часов соответственно. А вот японцы трудоголики по своей природе. У них просто принято перерабатывать. Зато немцы, которых многие считают работягами, оказывается, работают только 1360 часов в год.

Если у жителей южных стран вроде Испании или Греции вычесть время на обед, сиесту и бокальчик вина, то получится немногим более 20 часов в неделю. При этом экономики многих стран, где работают меньше нас, намного успешнее и развиваются быстрее. Например, в Нидерландах, где 30-часовая рабочая неделя. Датчане проводят на работе лишь на пару часов больше, зато зарабатывают на 30% больше, чем их соседи по Еврозоне. Средний показатель для ЕС – 37 часов. Однако, опять же, это время разбито не на четыре дня.

Четырёхдневка четырёхдневке рознь

Некоторые эксперты полагают, что переход на четырёхдневную рабочую неделю обязательно негативно скажется на уровне производства, причём вне зависимости от того, сократится количество рабочих часов или нет. Если останется 40 – значит, придётся работать по 10 часов в сутки. Как раз в этом случае возрастёт нагрузка на организм работника, и совсем не факт, что он успеет восстановиться за три выходных. Добавьте сюда час обеда, в среднем полтора часа на дорогу, восемь часов на более-менее здоровый сон, утренние сборы – и на семью останется от силы пара часов, да и себе немного времени нужно посвятить. Такой график чреват психологическими проблемами.

Если же работать четыре дня по восемь часов, то падение ВВП может достигнуть 20% – так резко экономика перестроиться не сможет. Как отметил профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС Александр Щербаков, такая оценка не учитывает дополнительных факторов, и на практике всё может получиться по-другому.

Наиболее рациональным видится график четыре дня по девять часов – итого 36 часов в неделю. Если удастся на эти «потерянные» 10% ускорить производство и вообще эффективность работы, то вроде бы статус-кво должен сохраниться. Однако тут, с одной стороны, нужно больше кадров, а с другой – роботизация процессов. Прогресс в этом отношении есть, но Россия всё-таки не Япония, во всяком случае пока. К тому же во многих сферах и так наблюдается дефицит рабочей силы, особенно в медицине, которая по идее должна работать в режиме 24/7. А представьте, что различные государственные органы работают четыре дня вместо пяти? Если остаётся пять, значит, нужно больше кадров. Опять же – или снижение зарплаты, или дополнительные затраты из бюджета.

работа

Пока ещё рано

Подводя итог, можно сказать, что уменьшение рабочего времени в той или иной форме нужно вводить только тогда, когда производственные процессы будут находиться на уровне, минимально зависящем от численности персонала и длительности его трудового дня. Скорее всего, бизнес не готов к тому, чтобы позволить своим сотрудникам работать меньше, а платить столько же – то есть, по сути, увеличить оплату за один час.

Тем более что Минтруд и так не запрещает переход на четырёхдневную рабочую неделю, поскольку в Трудовом кодексе указан лишь максимум рабочих часов, а минимум не установлен. Как-то не торопятся предприниматели пользоваться такой возможностью. У нас привыкли выжимать из персонала максимум. Когда это отношение поменяется, тогда и можно будет говорить о четырёхдневной рабочей неделе.

Сейчас читают

Архивы