Сейчас уже мало кто сомневается в том, что украинская нация полностью сформировалась. Но чем тогда отличаются украинцы от русских кроме языка и территории проживания? Различия в менталитете есть, и они существенны.

Русскоязычных украинцев не бывает

Сложность этой темы в том, что огромное количество проживающих на Украине русских совершенно искренне считает себя украинцами. Это происходит по разным причинам.

Одних запутали СМИ, подменяющие понятия гражданства и национальности. Как у нас принято подавать новости? «Два украинца попали в аварию в Италии». Речь, конечно же, идёт о двух гражданах Украины, а по национальности они могут быть кто угодно. Но в подсознание откладывается тезис о том, что на Украине живут одни украинцы. Никаких русских на Украине нет. Цель украинской пропаганды: внушить тезис о том, что Украина населена одними патриотами-украинцами.Некоторые политологи указывают, что термин «украинец» может означать как этнос, так и политическую нацию. Но тогда всё вообще запутывается: целых три совершенно разных понятия используют одно и то же слово. Пойди пойми что оно означает в каждом конкретном случае, никто и не пытается это сделать.

Как ни странно, но российские СМИ также в упор не замечают русских на Украине, поскольку их существование также не укладывается и в их пропагандистские схемы.

Огромное количество нормальных людей называют себя украинцами чисто из меркантильных соображений: ради карьеры, работы, нормальных отношений в коллективе. Попробуй, назови себя русским где-нибудь в Киеве. Самое безобидное – это сразу навесят ярлыки «сепара» и «агента Путина».

А некоторые русские преуспевают в этой имитации своей приверженности украинской национальной идее настолько, что превосходят самих этнических украинцев. Эксперты уже говорят о том, что украинские националисты проигрывают русским русофобам.

Важная ремарка: галичан мы выносим за рамки данного материала. Автор лично с представителями этого этноса не знаком, поэтому делать какие-то выводы просто не вправе. Однако, судя по тому, что можно понять из открытых источников, там совершенно иной психотип.

«Украинцы не такие»

Русские относятся к украинцам как к немного свихнувшимся, но всё-таки родным братьям. Это такая смесь беспечности, покровительственности и недоумения. Тут велика доля пропаганды. Если идеология Украины за почти 30 лет независимости претерпела колоссальные изменения, то в России в этом плане почти ничего не изменилось.

Российские власти и СМИ до сих пор живут в рамках советской идеологической концепции, согласно которой на Украине живет «братский украинский народ», который искренне весь хочет дружить с Россией. Когда же эта схема стала уже совсем расходиться с реальностью, в неё добавили плохих «бендеровцев» (да, да: часто именно через «е»), которые не дают «нормальным украинцам» дружить с русскими.

Дескать, украинцы нас по-прежнему любят и всё такое. Но есть злые бендеровцы (наверное, из космоса прилетели), которые не дают украинцам выразить свою любовь к русским. Несостоятельность этой схемы уже настолько очевидна среди продвинутой части российских интернет-пользователей, что фраза «украинцы не такие» при упоминании очередной безобразной выходки «братьев» стала мемом. Но большинство пожилых людей, информационно подключенных к телевизору, продолжает верить в сталинскую братскую дружбу народов.

Мозаичное панно на станции «Киевская» Московского метрополитена как апофеоз советской пропаганды дружбы народов. Приблизительно так представляет украинцев большинство россиян и сейчас.

На самом деле стремление украинцев к национальной обособленности — это абсолютно естественное стремление любой молодой нации. Никакой дружбы между народами нет и быть не может. Каждая нация имеет свой национальный эгоизм, и это совершенно нормально. Вследствие этого она пытается перераспределить мировые ресурсы в свою пользу. Естественно, это возможно только за счёт других. Поэтому самые острые противоречия — всегда с соседями.

Разница в темпераменте

Согласно теории этногенеза, чем севернее народ, тем он более жестокий и менее эмоциональный. Это обусловлено именно климатическими условиями, которые диктуют особенности образа жизни и характера. Пример русских и украинцев может служить подтверждением этой теории, хотя из-за своей неполиткорректности она не признана в научном мире и предана обструкции.

Украинцы на самом деле намного эмоциональнее русских. Их мир окрашен яркими красками любви и ненависти. Причем, от одного состояния к другому они могут переходить почти мгновенно. «От любви до ненависти один шаг» — да, это про украинцев. Можно сказать, что в их блюде жизни много и сахара и перца.

Украинец быстро зажигается, но его также легко можно потушить. Избыточная эмоциональность всегда сочетается с трусостью, потому что страх – это тоже эмоция. Поэтому из украинцев воины так себе. Опыт гражданской войны на Донбассе убедительно показывает: все самые отчаянные подразделения, такие как «Айдар», «Торнадо», укомплектованы русскими. Они сами, правда, считают иначе, но об этом уже написано выше.

Все знают классический анекдот «А мене за що?». А каким может быть его продолжение? Скорее всего, после отрезвляющего вопроса жены он вернется в хату и повесит ружье на место.

Русские в этом плане – совсем другие люди. У русских нет любви ни к чему: ни к себе, ни к близким людям, ни к делу, которым они заняты. Если маленький ребёнок спотыкается, падает и плачет, русская мать вместо того, чтобы пожалеть кричит на него и бьет по попе. Точно такое же отношение и к себе самому, что выражается в совершенно наплевательском отношении к своему здоровью. Точно такое же отношение к своей работе, когда каждый делает ровно столько, чтобы не быть наказанным начальством.

С другой стороны и ненавидеть русские тоже не умеют. Если для украинца война – яркий фейерверк, который начинается громкими воинственными воплями и заканчивается сверкающими пятками, то для русского – унылая и грязная работа, которую он делает терпеливо, молча, но всегда доделывает до конца. Страх, как и ненависть, неведом русскому, что украинцы, конечно, знают и поэтому очень боятся русских.

«Ай Моська, знать она сильна…»

Украинцы очень боятся русских. Я бы не выносил столь безапелляционное утверждение в начало, если бы не был в этом абсолютно убежден. Это очень большой секрет украинцев. Они страшно боятся русских. В глубине души они прекрасно понимают, что против России Украина – как Моська против слона. Но они используют тот же психологический механизм нейтрализации страха и подъёма собственного самомнения: «ай Моська, знать, она сильна, коль лает на слона».

Но страх от этого никуда не девается и каждый честный перед самим собой украинец, если покопается в себе, обязательно его в себе найдёт.

Отсюда, из-за этого советского идеологического наследия, от которого Украина давно избавилась, и происходит эта странная информационная война в одну сторону. Украинцы массово в интернете выражают агрессию, ненависть, всевзможные оскорбления по отношению к русским. А от русских в ответ — наивно-дебильные увещевания и попытки объясниться.

Замечая такое вопиющее несоответствие, некоторые особо сообразительные и патриотически настроенные украинцы даже применяют такой приём. Они пишут в Фейсбуке, что на них, якобы, только что нападал с оскорблениями «русский из Рязани». В ответ получают реакции возмущения от своих френдов. Но на просьбу показать эти самые оскорбления отвечают, что, мол, уже удалили.

И тут кроется ещё одно отличие украинцев от русских – в отношении к правде и лжи.

Отношение к истине

В совсем давние времена лгать было крайне постыдным делом. Одна маленькая ложь могла сломать человеку и карьеру и судьбу. Но потом пришла глобализация…

Глядя первые сериалы я уже тогда заметил одну особенность: герои этих сериалов много лгали, и это у них не считалось зазорным. Лгали часто вообще без необходимости. Для воспитанного в советском обществе человека это было культурным шоком: разве можно вести себя так бессовестно?

Год за годом эта культурная норма укоренялась. Вслед за героями «Рабыни Изауры» лгать стали все, постоянно, по поводу и без повода. Сложилась привычка бытовой лжи. Страх оказаться разоблачённым и подвергнуться обструкции исчез – сложилась такая культурная среда, в которой ложь перестала быть зазорной.

Такая ситуация сложилась и в Украине и в России. Однако Россия имела какой-то иммунитет против этого: мощную русскую литературу, которая задавала правильные модели поведения. Наверное, больше других разрабатывал эту тему философ в литературе – Фёдор Достоевский. Тот, кто читал его произведения, проникся рассуждениями героев в «Преступлении и наказании», «Братьев Карамазовых», «Бесах» никогда не будет беззаботно лгать направо и налево. Конечно же это – интеллектуальная элита общества, но она влияет непосредственно и на низовые социальные слои.

Украина, отказавшись от русского литературного наследия (по факту – даже от Николая Гоголя) оказалась в нравственном вакууме. По уровню осмысления философских проблем украинским писателям до Достоевского — даже сравнивать неловко. Остались только сериалы с их постоянной ложью ради лжи.

Постепенно эта новая реальность повсеместной лжи перекочевала в СМИ и политику – сейчас если политик публично солгал – это не только не вызывает сенсации, на это вообще никто внимания не обращает, для всех это норма. Про СМИ и говорит нечего – там лгут просто тотально, целенаправленно. В качестве внутреннего оправдания используют патриотизм, гордо называя себя «бойцами информационной войны». Забывая что жертвы этой войны – свои же граждане.

Отсюда ситуация, когда украинец вообще никому не верит, живя в коконе своей картины мира. Такой, какая ему удобнее и проще, а не такой, какая соответствует реальности.

Отношение к еде

Украинец – это носитель чисто сельской ментальности. Что вполне очевидно, поскольку до 2017 года у украинцев практически не было собственных городов. Киев был чисто русским, в чём можно убедиться хотя бы по произведениям коренного киевлянина Михаила Булгакова, а Львов и вовсе принадлежал Польше.

А о чем мысли крестьянина? Каковы его главные ценности? Это продукты питания, еда. Украинец думает о еде, гордится едой. Борщ как семейство первых блюд из смеси говяжьего бульона, вареных и пассерованных овощей уже несколько веков известен на всей территории восточной Европы. Но лишь украинцы сделали из этого простого крестьянского блюда культ, и всё время пытаются присвоить себе его бренд.

Ценности украинцев и закон переноса, когда другие наделяются собственными качествами.

Во всем мире уже давно утвердился тренд на здоровое питание, развивается молекулярная гастрономия, сувидная термообработка из ресторанов перекочевывает на обычные кухни. Акцент в пище делается на полезность и изысканный вкус. Но украинцы по-прежнему гордятся солёным свиным салом – примитивным продуктом, без термообработки, да ещё и с огромным количеством холестерина.

Да что там сало, всё больше людей во всём мире отказывается от хлеба как источника малоценных углеводов. Но это совсем не украинская история.

Вот, к примеру, замечательный пример украинца, который перечисляет всё то замечательное, что есть, по его мнению, на Украине. Это реальный комментарий некоего Виталия из Херсона, размещенный на нашем сайте под статьей «Виктория Вагнер – «слуга народа» выступает за войну до последнего украинца».

Как видим, наш уважаемый читатель перечисляет продукты из простого крестьянского рациона. Никакие гастрономические изыски, равно как и достижения из сферы науки, техники, культуры, искусства он не упоминает.

Отсюда же и отношение к земле как к источнику еды. — Крым чей? – любят провоцировать всех и вся украинцы. Но в этом вопросе не только обида. Украинцу невозможно объяснить, что Крым – это полтора миллиона живущих там людей, которые имеют право сами решать в каком государстве им лучше. Это предприятия и объекты недвижимости, которые как принадлежали конкретным частным владельцам, в большинстве своем тем же гражданам Украины, так им и принадлежат. Нет. В их представлении это такой большой огород, где они могли посадить огурцы, а теперь не могут.

Русский же – это больше охотник. Он может добывать еду, но сам процесс его увлекает куда больше результата. Он может есть и борщ, и сало, но никогда не делает из еды культа. Он просто ест, чтобы утолить голод и всё. Если с деньгами плохо он может питаться одной лапшой быстрого приготовления, и не будет испытывать по этому поводу каких-либо неудобств. А если денег достаточно, он скорее будет покупать дорогой сыр и раритетные вина, чем объедаться колбасой с салом.

Чем незалежность отличается от независимости

Украинец всегда жил под паном. Русские всегда жили независимо. Даже в период монголо-татарского ига это не было прямое управление – иго заключалось лишь в обязательстве платить дань. Отсюда главное политическое различие украинцев и русских.

Русский – самодостаточен. Он не любит свою власть, но всегда надеется только на самого себя. Русский привык жить во враждебном окружении, всю историю он отбивался от врагов со всех сторон, не забывая при этом и прихватывать чужие территории.

Совсем не случайно эта фраза Александра III стала крылатой.

Отсюда русский политически мыслит всегда горизонтально: «враг-враг», «друг-друг», «партнёр-партнёр», применительно к украинцам «брат-брат».

Украинцу, наоборот, нужны иерархические отношения, равные ему не нужны, среди них ему непонятно и некомфортно. Украинец политически мыслит вертикально, с позиции холопа, достойная цель которого – найти пана побогаче да подобрее. Такого, который придёт и всё за него обустроит. Выстраивать равноправное сотрудничество, равно как и лично отвечать за свою судьбу украинец не может.

Отсюда и неприятие советского мифа о «братских народах». Когда украинец слышит о «братских чувствах» русских, это вызывает в нём раздражение. И это совершенно правильно и естественно с психологической точки зрения. Ведь они в русских всегда видели своих хозяев, правда, каких-то неправильных и уж слишком бедных.

В украинском менталитете не сформирована ценность по-настоящему независимой государственности, поскольку исторически таковой никогда не было. То, что украинцы гордо называют незалежностью – это простая смена хозяина с бедного русского на богатого американца и немца. Все это прекрасно понимают, но говорить вслух это не принято.

Это прекрасно поняли западные политики, когда стали манить украинцев так называемой европейской интеграцией. С членством в Европейском Союзе украинцы связывали свою мечту о земном рае. Как они себе это технически представляли? Что приедут немцы, построят дороги, отремонтируют дома и теплотрассы, восстановят заводы, и будут им, украинцам, выплачивать толстые пачки евро за просто так?

Результат этой наивности — перед нашими глазами. Хозяина украинцы себе выбрали, и хозяин согласился взять их себе в холопы. Но тут что-то пошло не так, и молочные реки почему-то сами собой не потекли. И в этом тоже есть своя неумолимая логика. Но чтобы её понять украинцам нужно выйти за рамки своего национального архетипа. Возможно ли такое? Для начала нужно этого просто захотеть.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы