Вопрос тела в современности, безусловно, один из самых животрепещущих. Что ждет его в будущем? В обществе потребления тело становится главным объектом, главной вещью, и главной собственностью человека. Бешеные деньги вкладываются в его «совершенствование», а с нынешним развитием технологий, возникли такие возможности по переделыванию тела, мысли о которых, никогда не могли и допустить наши деды.

Согласно французскому философу Ж. Бодрияру, тело для современности стало тем центром, каким раньше была душа. Поэтому ответ на вопрос о том, что человечество мыслит о самом себе и какую проекцию о себе закладывает на будущее, ярко отражается в его отношении к телесности.

Остроты добавляет то, что каждую «мысль» мы можем видеть так же прямо и просто, как видим тела. Именно через телесность,  происходит сейчас «расчеловечивание» человека, и именно здесь же – человек держит еще пока оборону настороже своей сути. Сейчас тело – это последний Рубикон, на границе которого происходит  напряженная война идей. Именно здесь  разгораются самые жаркие споры.

            Коллективные неврозы, проекции будущего и животрепещущие дилеммы которые порождает вопрос телесности можно увидеть в распространенных сюжетах нынешнего кинематографа.

Сюжет 1. Вечная молодость.

Из многих фильмов и сериалов, сознательно или нет, исключена старость.  В них все персонажи, в силу тех или других обстоятельств, почти одного возраста. При этом они могут быть старше и младше, родителями и детьми, старейшими в этом роду и проч. Сюжетов масса. Родители и дети одного возраста в сериале «Однажды в сказке» (2011-2017), виной чему временная петля.  В мире фантастического сюжета фильма «Время», (2011) люди в двадцать пять лет перестают стареть, и бабушка главной героини выглядит, так же как и она. Есть множество фэнтезийных сюжетов, где герои по определению не стареют, потому что они вампиры, эльфы и проч. В итоге, собравшийся вместе какой-нибудь вампирский клан, в котором пересекаются прадеды с дедами, а деды с внуками, выглядит как сборище подростков. Если включить такой сериал с середины – сильно теряешься в том, кто кому кем приходится.

В чем здесь дело?

Современности присущ коллективный невроз по поводу старости, как и по поводу каких-либо отметин на теле: от пережитой войны, страданий, болезни, усталости. Любых событий, что оставляют на теле отпечаток. Поэтому лучше всего не стареющее тело, не имеющее истории, не имеющее на себе отметин от превратностей жизни. Тогда почему бы не искусственное?

Во многих сюжетах про киборгов и андроидов это проговаривается прямым текстом.

Сюжет 2. Кибертело и киберпространство.

Исключительная привлекательность киборгов и андроидов заключается в этом отсутствии отпечатка жизни на их телах, в этой «холодной» и технической вечной молодости. В фильмах «Терминатор»1984, и «Призрак в доспехах» 2017г., подчеркнута безупречность искусственного тела. Тело киборга обладает преимуществом над телом человека не только из-за того, что является более сильным и способным. А, в первую  очередь, из-за того, что оно, как будто, преодолевает жизнь с ее закономерностями. Преимущество тела киборгов заключается в их «неуязвимости» перед жизнью, отсутствии возраста, технической безупречности.

В таком же ключе разворачиваются некоторые фэнтези́йные сюжеты. Пространство вечной молодости в вампириадах изображена как «консервация» жизни, зависание в вечно длящемся моменте ее остановки. Вампиры, лишившись смерти, лишаются и необходимости разгадывать тайну жизни, общей для смертных.

 Ж. Бодрияр указывает на то, что в модельном бизнесе наиболее котируется  «холодный» и «отсутствующий» взгляд моделей. Удивительно как поменялось здесь восприятие прекрасного: если раньше красивым было изобилующее жизнью, то теперь красивым оказывается технически безупречное как отрешенное от нее.

Что здесь происходит? Это отсутствие отпечатка жизни на теле создает некое новое пространство, а именно — технически неуязвимое, не поддающееся разрушению. Оно воспринимается как что-то неземное и более прекрасное, чем живое с его уязвимостью. Экраны переполнены образами киберпространства с такими качествами. Техническая безупречность перемещает такое тело как будто в «высшие» сферы, в сферы техногенного будущего, в которые возникает желание сбежать, чтоб не делить с миром его тяготы.

Сюжет 3. Замена тела.

В фантастическом сюжете сериала «Видоизмененный углерод» (2018г.), в котором сознание человека может храниться отдельно от тела, последнее окончательно «отрывается» от человека. Эта  легкость переделывания  тела, полное стирание с него следов пережитого, что, в конце концов, приводит к мысли о его замене,  стала темой для исследований многих антропологов и излюбленной темой трансгуманистов. Эти сюжеты выражают проекции на будущее, фантазии и мечты современности.

Отчасти эти мечты уже воплощены.  Сейчас, при желании и наличии денег, человек может переделать себя с ног до головы. Стереть с себя «свою историю». Но выиграло ли от этого собственно тело? Или это завоевание чего-то другого, что оборачивается для тела, возможно, наоборот его утратой? Действительно ли это человек, используя технику, переделывает тело «под себя»,  или же он, прельщенный ею, скорее, переделывает свое тело под нее, (штампуя себя под стандарт)?

Подчеркивает ли переделка тела его «самость», его особенность, или же наоборот лишает ее? Ведь переделывают себя всегда под «стандарт». Например, в Южной Корее каждая пятая женщина подвергалась пластической операции, чтоб соответствовать канонам красоты. Выигрывает ли от этого человек и его тело, большой вопрос. Ведь именно в наше время телесность с невиданным ранее размахом растворяется в «стандартизации».

Сюжет 4. Возврат в «естественность»

На техническую переделку тела последовала реакция, в духе хиппи, возврата к природе. Вопрос растворения тела в техническом «стандарте», был решен ими через противопоставление ему «естественности».

В таком кино, тело умышленно стараются показать «таким, как оно есть»:  крупным планом смакуются дефекты, с нарочитостью выделяются морщины, другие несовершенства тела. Как в фильме «Короче», 2017г.  Но такая специальность в выпячивании «естественности» выглядит зачастую совершенно не естественно. Парадоксально, но получается некая искусственность в показании естественности. Естественность, становясь таким же стандартом, как и искусственное совершенство, его не преодолевает.

В чем здесь дело? Проблема в том, что живое тело в его естественности не возможно создать нарочно.

Вероятно, телесность тогда оказывается естественной, когда вообще не ставится под вопрос. Невротичных баталий вокруг телесности избежали разве что некоторые исторические фильмы, которые стремятся к исторической достоверности. Например, главный герой фильма «Адмирал», 2015-го года, не гламурной исторической драмы, изображен с дивным достоинством и естественностью. Желая изобразить внешность главного героя близкой к исторической достоверности, кинолента, сознательно или нет, наследует то восприятие телесности, которое больше соответствует тем отдаленным временам, о которых она повествует. На теле здесь вообще не заостряется внимание. Именно телесность, «сращенная» с событием, с жизнью, выглядит естественной, а не нарочитая и выморочная естественность. Нарочная «естественность» в конце концов, наследует главную черту «технического совершенства»  — отрешенность от жизни. И становится его зеркальным отображением.

5.             Смертность как преимущество тела

Есть и фантастические сюжеты, в которых схвачена эта «спаянность» телесности с жизнью, уязвимостью, подверженность риску. Большей наглядности добавляет то, что эти сюжеты уже разворачиваются в техногенной реальности, где вопрос технического и живого, человеческого, можно поставить наиболее остро.

В этих сюжетах искусственный интеллект хочет стать человеком, и буквально желает быть уязвимым. Здесь техногенная реальность выглядит как неизбежность. В фильме «Двухсотлетний человек» искусственный интеллект в итоге выбирает смерть (отсутствие которой и составляло его главное преимущество над людьми), для того, чтоб быть человеком – живым, уязвимым и любящим. По сюжету фильма «Бегущий по лезвию 2049», 2017г. женщине-репликанту – искусственному интеллекту – удается родить ребенка, и это оказывается главным чудом вселенной фильма. Человечные поступки, намеренный выбор уязвимости и любви – оказывается тем, что превращает технику в человека, в мире, в котором сами люди поступками напоминают технику. Эти сюжеты удивительны, и действительно выделяются из всех остальных.

С телесностью тут происходит невероятное – то, что изначально не имело человеческого тела – имело технику –  «искусственную безупречность», добровольно, превращает ее в тело – уязвимое, живое и подвластное смерти. Либо буквально, как робот Эндрю из картины «Двухсотлетний человек», 1999г. — которого признают живым именно тогда, когда  он получает качество смертности, благодаря манипуляциям над его телом.  Либо условно, как мы можем предположить, когда главная героиня «Бегущего по лезвию», 1982г. Рейчел рождает ребенка, совершая чудо, потому что репликанты не способны к репродукции. Благодаря любви происходит невероятное – искусственное тело делает то, что является свойством живого. Здесь уязвимость, смерть, старение и способность рождать оказываются не человеческим несовершенством – а наоборот его великим достоинством, величиной, о которой может только мечтать искусственный интеллект, «чудом».

Анализируя эти сюжеты, очевидно противоречие между концепцией холодного киберпространства с технической безупречностью и выморочной естественностью, и концепция  тела как живого смертного, уязвимого, рождающего, любящего и рискующего.

Что характеризует эти две противоположные концепции телесности, где, с одной стороны, преимущественным оказывается не подвластность жизни, а с другой наоборот – уязвимость перед ней? В первом случае – есть желание оторваться от мира, в котором все всегда не стабильно, рискованно, смертно. А во втором  — стремление разделить с миром его судьбу, понять «порядок вещей». Даже, если ты изначально был создан как нечто отдельное от него, как робот Эндрю из фильма «Двухсотлетний человек».

            Такие две концепции открывают нам анализ общих сюжетов судьбы телесности в нынешнем кинематографе. Мы уже сейчас, на самих себе, ощущаем их столкновение. Какая из них является прогнозом на будущее, какая из них воплотится и что нас ждет – покажет время. А пока – тщательно следим за фантастическими сюжетами!

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы