51-й Всемирный экономический форум стартует 25 января, но с большими отличиями от прошлых. Несмотря на то что это знаменитое ежегодное собрание на горнолыжном курорте Давос в Швейцарии задумывалось с целью встречи мировых лидеров бизнеса, правительства и гражданского общества, в этом году мероприятие состоится фактически из-за пандемии.

Материал об истинном смысле происходящего за пределами нашей страны предоставлен Аналитической группой «Катехон».

Несомненно, мероприятие для более чем 1200 делегатов из 60 стран направлено на то, чтобы отреагировать на апокалиптические события последних 12 месяцев. «Решающий год для восстановления доверия» – это тема, построенная вокруг идеи «Великой перезагрузки», которую основатель Всемирного экономического форума (ВЭФ) Клаус Шваб и принц Чарльз начали продвигать в прошлом году.

Мероприятие будет сопровождаться виртуальными трансляциями в 430 городах по всему миру, чтобы подчеркнуть тот факт, что мы сталкиваемся с глобальными проблемами, требующими глобальных решений и действий.

При этом признаётся, что последствия пандемии, вероятно, будут всё больше усугубляться другими серьёзными глобальными угрозами, включая климатический кризис, финансовые кризисы и социальное и экономическое неравенство. Приведу лишь один пример: уровень смертности от COVID‑19 в Англии в декабре был более чем в два раза выше в наиболее бедных районах, чем в обеспеченных.

Итак, насколько успешной может быть миссия ВЭФ? 

Уроки истории

Это не первый случай, когда глобальные кризисы требуют глобальных действий, но в прошлом они давали неоднозначные результаты. После Первой мировой войны Великобритания сыграла ключевую роль в формировании Лиги Наций на международной арене. Но в конечном итоге этого не произошло, поскольку Великобритания настаивала на послевоенных репарациях, что подорвало восстановление экономики и политическую стабильность Германии.

Когда мир в следующий раз попытался предотвратить будущие конфликты к концу Второй мировой войны, в некоторой степени были извлечены уроки из прошлого. Союзники встретились в Бреттон-Вудсе, штат Нью-Гэмпшир, США, в 1944 году, чтобы разработать политику экономической стабильности.

Это привело к новой системе взаимосвязанных обменных курсов, организованной вокруг доллара США, обеспеченного золотом, а также к новым учреждениям, которые помогали управлять ей, включая Международный валютный фонд и то, что позже стало называться Всемирным банком. За этим в следующие пару лет последовало возникновение Организации Объединённых Наций и предшественника Всемирной торговой организации.

Бреттон-Вудская система просуществовала до начала 1970-х, когда США отказались от золотого стандарта, но большая часть системы, созданной в 1940-х годах, в той или иной форме сохранилась и сегодня. Финансовый кризис 2007-2009 годов, который повлёк за собой первую глобальную рецессию с 1930-х, вызвал множество призывов к действиям по предотвращению подобных кризисов в будущем.

Произошло некоторое ужесточение регулирования, но угроза нестабильности сохраняется из-за чрезмерных долгов и слишком большого количества спекуляций. Только в 1940-х годах мы увидели действительно адекватный ответ на глобальные кризисы, что изменит ситуацию на этот раз? 

«Большая перезагрузка»

В рассуждениях ВЭФ о «Большой перезагрузке» признаётся, что меры, необходимые для преодоления нынешних кризисов, выходят далеко за рамки экономических реформ, «климатических» мер или борьбы с пандемией – требуется и всё это вместе, и многое другое.

Это идея о том, что глобальные действия должны подкрепляться миссией по изменению общества, чтобы сделать его более инклюзивным и сплочённым; чтобы обеспечить соответствие экологической устойчивости и социальной устойчивости. Это следует за их призывом «создавать лучше», который поддерживают многие во всём мире.

ВЭФ стремится к действиям по семи ключевым направлениям: экологическая устойчивость; более справедливая экономика; «технологии во благо»; будущее труда и необходимость переподготовки; улучшение бизнеса; здоровое будущее со справедливым доступом к возможностям для всех; сотрудничество «вне геополитики» – национальные правительства взаимодействуют на глобальном уровне.

ВЭФ заявляет, что ключом к успеху является восстановление общественного доверия, которое «подрывается отчасти из-за предполагаемого неправильного обращения с пандемией коронавируса». Но это может оказаться трудным, учитывая незначительные изменения в корпоративном или государственном руководстве. Большая надежда возлагается на 78-летнего Джо Байдена, который был вице-президентом США восемь лет, в течение которых многие из этих проблем нарастали, а не решались.

К сожалению, главный повод для оптимизма заключается в том, что сегодняшние кризисы настолько серьёзны, что могут спровоцировать определённые действия. Будущие финансовые кризисы выглядят вероятными. Климатический кризис всё больше воспринимается как угроза существованию.

Сейчас пандемия представляет собой огромную экономическую и гуманитарную катастрофу, и в дальнейшем такие пандемии признаются вероятными из-за различных причин: от взрывного роста мировых путешествий до последствий изменения климата. 

Неолиберальный дрейф

Ключевой вопрос конференции в этом году, за которой в мае должен последовать второй этап обсуждения в Сингапуре, заключается в том, будет ли разработана новая форма глобализации.

Была рыночная форма глобализации, которая привела к Первой мировой войне, а затем отступила в межвоенный период. Бреттон-Вудс привёл к эпохе регулируемой глобализации с 1945 по 1980-е годы. Но с тех пор «глобальная элита» расширила нормативные ограничения на всё, от спекулятивных финансовых потоков через границы до слияний и поглощений.

Требуется новая эра, основанная на Парижском соглашении по ограничению изменения климата, именно сейчас, когда американцы снова к нему присоединяются, – с большей поддержкой «Нового зелёного курса», направленного на достижение нулевых показателей выбросов углекислого газа и превращение мировой экономики в по‑настоящему устойчивую.

Нам нужны смелые инициативы, чтобы противостоять угрозе будущих пандемий, финансовым спекуляциям, уклонению от уплаты налогов, а также угрозе финансовых кризисов. Также необходимо уменьшить неустойчивое неравенство в богатстве, доходах и власти во всём мире.

Смогут ли лица, принимающие корпоративные и политические решения, ответить на этот вызов? Требуется достаточное давление со стороны населения – со стороны граждан, избирателей, потребителей, рабочих, преподавателей и активистов – с целью подтолкнуть правительства и бизнес к коренному изменению курса.

За последние несколько лет мы стали свидетелями движений OccupyMeTooBlack Lives Matter и бесчисленных групп по борьбе с климатическими кризисами. Призывы к действию исходят от руководителей бизнеса в Давосе и других местах в течение многих лет. Есть надежда, что на этот раз масштабы чрезвычайной ситуации наконец сделают радикальные изменения неизбежными.

Автор – Джонатан Мичи. Профессор факультета инноваций и обмена знаниями Оксфордского университета. В прошлом получал финансирование от ESRC, Leverhulme, Инновационного фонда высшего образования, Европейской комиссии, Министерства торговли и промышленности, Королевского экономического общества и других академических финансовых организаций.

Оригинальный материал без перевода можно прочесть здесь.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы