Политолог Дмитрий Абзалов рассказал изданию Украина.Ру о том, что происходит в Венесуэле, каковы причины протестов и чем всё может завершиться

С 23 января в Венесуэле проходят акции протеста. В столице — Каракасе, а также в ряде других регионов слышны перестрелки. Кое-где захвачены офисы правящей партии. При этом лидер оппозиции, глава парламента Хуан Гуаидо провозгласил себя президентом. Его признали врио главы Венесуэлы такие страны, как США, Канада, Эквадор, Аргентина и ряд других государств. Легитимный президент Венесуэлы Николас Мадуро объявил все произошедшее инспирированным США переворотом.

Что же происходит в Венесуэле? Издание Украина.ру разбиралось в вопросе с помощью политолога Дмитрия Абзалова.

— Какова позиция России и что вообще происходит в Венесуэле?

— Позиция России, как и позиция Турции, ясна — поддерживаем Мадуро. Вопрос в том, какова позиция Китая? Дело в том, что последние два года Вашингтон активно пытается задушить Венесуэлу санкциями. В целом инфляция превысила 130 тыс., что является большим показателем. Соответственно, за последнее время, при приходе Помпео, активизировались проекты по зачистке Латинской Америки. Самая первая задача, которая стоит, — это сбить левых. Собственно говоря, и Мадуро, и его предшественник Чавес — это левые, пускай и условно. До этого была зачищена Бразилия, когда ушла Русеф из-за коррупционного скандала, потом не дали избраться Де Сильве — достаточно популярному левому политику. В результате к власти пришел так называемый «тропический Трамп» — Жаир Болсонару — крайне правый президент, который заявил, что собирается выстраивать жесткие отношения с Китаем и пересмотреть отношения с Венесуэлой. Похожая ситуация в Эквадоре и Колумбии. С этой точки зрения происходит усиление американских позиций.

Венесуэла очень долгое время находилась под давлением, но Вашингтон никогда полноценно не обрывал с ней связи. Во-первых, в Луизиане расположены большие заводы, которые работают на тяжелой нефти из Венесуэлы. Поэтому самые опасные санкции США не вводили. Что произошло сейчас? Есть несколько причин, но можно выделить три базовые.

Первая: внутренне политическая проблема в США. Когда у Трампа проблемы на внутреннем фронте, он традиционно использует внешний: Сирию, Китай, РФ и в данном случае Венесуэлу. У Трампа падает рейтинг на фоне шатдауна и противостояния с демократами. Но в вопросе Венесуэлы его поддерживают и демократы, и республиканцы. Так что это хорошая попытка заткнуть и крайне правых консерваторов, и крайне левых демократов.

Вторая: региональная часть. Как уже было сказано, с приходом Помпео была зачищена Латинская Америка, и в этом отношении происходящее в Венесуэле логично. В последние месяцы поддержка протестующих проходила через Колумбию, произошло усиление в Бразилии и внесен важный игрок в виде Кубы. У Трампа с ней сложные отношения. Он собирается бороться за поддержку консервативной части южных штатов, в том числе Флориды, что важно в следующей президентской кампании. С этой точки зрения это часть игры в Латинской Америке на усиление правых позиций, что и происходит за счет признания достаточно молодого оппозиционера, который возглавляет законодательное собрание.

Третья причина опять же касается внешней политики. Венесуэла является партнером Китая и РФ. У нее в последнее время были проблемы с финансами, поэтому она выстраивала сотрудничество с Пекином и Москвой. Основной центр добычи нефти — бассейн реки Ориноко. Там работает государственная компания, но у нее есть контракты на поставки и совместные проекты с российской «Роснефтью» и китайским аналогом. В результате чего венесуэльцы расплачивались нефтью. У нас там есть долгосрочные проекты. С 2016 года мы инвестировали в Венесуэлу порядка $17 млрд, это достаточно большие суммы. В первую очередь, это инвестиции в энергетику. Как показала практика Бразилии, первое, что делает новый руководитель, — это сносит энергетические проекты. Тот же президент Бразилии пообещал активно вовлекать американские компании. В случае победы оппозиции в Венесуэле американские компании могут сесть на стратегические проекты, в том числе и в бассейне реки Ориноко. Второе — это поставка оружия. Когда у Венесуэлы были деньги, она активно закупала оружие. Кроме того, что происходит при смене власти, — это выдавливание компаний из ВПК. Военные контракты будут заключаться с американскими компаниями.

— Каковы перспективы переворота?

— Это не первая и даже не пятая попытка переворота. Особенность здесь такая же, как и в Турции. Важнейшим фактором является поддержка армии. В Венесуэле за нее идет активная борьба. Несколько дней назад была попытка именно военного переворота. Признания бы не было возможным, если бы не было договоренности с частью военнослужащих. Основная борьба пойдет за институт армии.

Плюс ко всему, интересно, что президентом признали отдельно взятого человека, хотя это лишь частично соответствует Конституции Венесуэлы, в которой есть пункт, что глава заксобрания может заменить президента в случае недееспособности последнего. Но перспективы этого достаточно туманны. Тут интересно, как на это отреагирует международное сообщество. Тут важно решение Совбеза ООН.

— Может ли Мадуро выстоять?

— Ситуация достаточно сложная. Это впервые такое массовое выступление. Во-вторых, есть поддержка некоторых военных, некоторые оппозиционеры получили оружие на улицах. Третий важный момент заключается в том, что региональная ситуация изменилась довольно серьезно. За последние несколько месяцев. Сейчас многое будет зависеть от армии. Если она встанет на сторону Мадуро, то это приведет к вялотекущему противостоянию. Правда, довольно специфическому — Вашингтон уже признал другого президента, это был бы такой сирийский сценарий без ИГИЛ (запрещенная в РФ организация. — Ред.). Первая задача — удержать военный контур. Если этого не произойдет, Мадуро уйдет и со всем пересмотром отношений. Похожая ситуация была в Египте. В общем, первое — необходимо заручиться поддержкой военных, второе — необходимо заручиться международной поддержкой. Если и то, и другое не удастся сделать, Мадуро вынужден будет уйти. Тогда нас ждет бразильский сценарий в более радикальной форме. Но проблема в том, что Венесуэла без экономической поддержки далеко не уедет. А в увеличении импорта нефти США не заинтересованы. Поддержки будет крайне мало: санкции снимут, но они фундаментально не изменят ситуацию в экономике. Если даже ситуация разрешится в пользу Вашингтона, то все равно есть риски, связанные с тем, что Венесуэлу все же нужно поддерживать постоянно, чтобы она не эррозировала. В отличие от других стран, там нет войны рядом. Очень многое зависит от военных. Если даже они просто не вмешаются, то оппозиции можно будет поставлять оружие через Колумбию.

Сейчас читают

Архивы