Дмитрий Пучков, известный также как Goblin, навестил Екатеринбург. Раньше он был в столице Урала лишь в рамках «живого перевода» фильмов, что, по его же словам, значит лишь «аэропорт – гостиница – кинотеатр – гостиница – аэропорт». Поэтому посмотреть «самый либеральный город» толком не удавалось. Теперь же он смог не только посмотреть, но и посетить достопримечательности, в том числе скандальный «Ельцин-центр».

Впрочем, на творческой встрече в уральской столице спрашивали у него не только про «ЕЦ», но и про фильмы, и про сравнение «как жилось» «тогда», в советскую эпоху, и сейчас. По словам Дмитрия Пучкова, сравнивать невозможно – в СССР у подавляющего большинства была уверенность в новом дне, преступность была на минимальном уровне, дети не боялись взрослых, а взрослые не обижали детей. Теперь же все наоборот – уверенность есть лишь у мелкой части общества, у которой и «мерседесы», и прочие блага. Зато все могут быть «модниками».

«Ну, хотели капитализма? Вот он – ешьте, не заляпайтесь», – говорит Пучков.

Вопрос: Наконец, Вы посмотрели Екатеринбург вне кинотеатров – успели прочувствовать, это «либеральный город», как его часто называют?

Дмитрий Пучков: Ну, тут есть у вас известные персонажи, которые стоят у руля и при этом вещают на массы. Как и везде, в общем-то, здесь есть люди, задающие тон. Теперь это называется «лидер общественного мнения». Если мэр города бегает регулярно встречаться с сотрудниками американского консульства, а по всей стране показывают именно это – не то, что у вас внутри происходит, а такие встречи с работниками консульства, да куда они забрались, – то такое впечатление и складывается.

В Москве достаточно было показать два раза посещение оппозицией посольства США, чтобы люди вообще прекратили туда ходить. Ну, а тут бегают. И впечатление через СМИ создается именно такое. Мы тут не живем, не знаем, как на самом деле, а СМИ показывают вот это, и складывается такая картина, да.

Вопрос: А впечатления от «Ельцин-центра» у Вас какие?

Дмитрий Пучков: Построено по уму, по последнему слову техники. Ну, содержательная часть для всех разная. Поскольку теперь «свобода»: хочешь – люби, хочешь – не люби. Есть часть граждан, которая его обожает, есть ничуть не меньшая часть граждан, которая его люто ненавидит. Я, в общем-то, всю перестройку в милиции прослужил – и как раз, когда данный персонаж руководил страной. Поэтому у меня от его действий впечатления сугубо скорбные.

Вопрос: Если переходить непосредственно к кино, то много обсуждается фильм «Танки», который в рабочем варианте назывался «Увидеть Сталина». Так почему все-таки переименовали?

Дмитрий Пучков: Это было провокационное название, и забили такие фонтаны фекальных субстанций, что это привлекло внимание к фильму всех. И это, кстати, положительно отразится на его прокатной судьбе. То есть называть фильм именно так никто и не планировал вообще. Это был просто пиар-ход.

Вопрос: Но почему бы и не назвать? Неужели «запретное» имя могут использовать только иностранцы в фильмах вроде «Смерть Сталина»?

Дмитрий Пучков: Про «Смерть Сталина» – отдельный разговор. Это же абсолютно идиотское низкопробное произведение. Оно, как градусник, воткнутый в одно место, – посмотрите, кто положительно об этом отзывается, а кто отрицательно.

Кто положительно – ну, тот идиот. Просто идиот. Ну, никак по-другому нельзя квалифицировать. Это помои, натуральные помои – идеологические, и при этом еще и технологически отвратительно сделанные.

Я не понимаю другие моменты – «не дадим прокатное удостоверение» – ну, не давай. Вот интернет есть, все, кто хотел, скачали и посмотрели. Это же, как с детьми надо – если ребенку попалась какая-то книжка, фильм, так ты сядь и поговори, ты же для своего ребенка авторитет. Объясни, что этот герой делает, что он не может быть хорошим, потому что он подонок. И ребенок тебя поймет.

Вопрос: Такие же разъяснения должны были сделать и в Министерстве культуры?

Дмитрий Пучков: Государство, наше особенно, оно же всегда в роли отца – позовите специалистов по кинематографу, пусть специалисты расскажут, что это действительно плохое кино (а оно плохое), что оно отвратительный заряд несет. А потом вы определитесь, зачем у вас 25 млн человек ходят на акцию «Бессмертный полк». Расскажите – это были «кровавые псы» вашего «упыря-диктатора»? Или это ваши предки, которые сражались за Родину, а он был у них Главнокомандующим? Вот определитесь для себя, а потом народу что-то там на уши вешайте. А эти попытки что-то прятать – абсолютно несерьезные.

Вопрос: Тем не менее, имя Сталина используется исключительно как некий «пиар-ход» пока?

Дмитрий Пучков: Когда перестройка началась, я для себя два момента определил: «свобода» настанет тогда, когда начнут рисовать карикатуры на дедушку Ленина, а общество в себя придет, когда начнут ставить памятники товарищу Сталину. Вот оно еще не совсем в себя пришло, но все ближе и ближе, заметнее и заметнее. Это не про то, что какой-то там «тоталитаризм» и у всех «тяга к плетке»… Нет. Я когда в Советском Союзе водителем работал, у всех водителей, кому 40 и старше, в кабине были портреты Сталина. Причем висели всегда лицом наружу. Никто не любовался Иосифом Виссарионовичем – его снаружи вешали, чтобы все видели. Это имело специфический посыл.

Был такой анекдот – почему в Советском Союзе мало бобровых шапок в продаже? И был ответ: бобров стреляют постоянно, а партийных работников последний раз стреляли в 1937 году. Ну и вот – товарищ Сталин. При нем был порядок – а мы хотим порядок. Мы не хотим, чтобы нас стреляли, как собак, но порядок должен быть. И общество совершенно спокойно к этому и придет естественным путем.

Как у китайцев: 80% того, что сделал Мао Цзэдун, было полезно для Китая, а 20% – нет. Но вот полезного было в четыре раза больше. Так и тут.

Вопрос: Но в кино и Советский Союз в целом зачастую представляется не в лучшем свете. Почему? Как патриотическое кино сделать не «примитивным, как кирзовый сапог»?

Дмитрий Пучков: Детей надо воспитывать в уважении к деяниям предков. Тогда дети, уважая предков и их подвиги, будут писать, например, нормальные сценарии и снимать нормальные фильмы. А если мы воспитываем Гай Германику и Звягинцева – ну, вот у вас и будет сериал «Школа» и «Левиафан». Я не могу сказать, что они плохие – содержание «немножко не то». Ну, а поскольку никто их не воспитывает, то вот они такие и получаются. Там же все примитивно – еще вчера они сочиняли какие-то антисоветские помои, а Министерство культуры сказало, что больше помои не интересуют. И те же самые люди по щелчку – «ну, сейчас мы вам патриотическое напишем» – теперь и пишут. Но только что то было дрянь, что это – точно такая же дрянь. Пока не натренировались. И, я боюсь, не натренируются.

популярный интернет


Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео