Донецк провожал старый год в ожидании новой войны. 28 декабря, общаясь с журналистами, глава республики Александр Захарченко объявил, что до масштабного наступления со стороны Вооружённых сил Украины осталось две-три недели.

АналитикаОн же ввёл в оборот новую формулу «принуждение к «Минску», пообещав, что армейский корпус Донецкой народной республики в случае, если будет предпринята попытка штурма, не только отразит атаку, но и выдавит силы противника до границ бывшей Донецкой области.

Захарченко не пояснил, на основании каких данных он сделал вывод о предстоящем обострении, но позже министр налогов и сборов Александр Тимофеев («Ташкент») рассказал, что намерения украинской стороны очевидны, если внимательно наблюдать за её приготовлениями.

Военная разведка тщательно отслеживает действия противника и фиксирует необычайно высокую концентрацию живой силы и бронетехники на линии соприкосновения.

Кроме того, сказал Тимофеев, в тылу развёрнуты полевые госпитали, которые по правилам военной науки готовят к приёму раненых как раз за две недели до начала боестолкновений. Отсюда и цифры, которыми оперирует глава республики.

Однако паниковать никому в голову не приходит. Напротив, уверенность в том, что наступательные действия ВСУ завершатся их полным и окончательным разгромом, в этом году абсолютна. На чём она зиждется, неизвестно, но, возможно, на словах Владимира Путина на ежегодной пресс-конференции о том, что военно-милицейские структуры ЛДНР способны отразить любую внешнюю агрессию.

В экономике, похоже, дела идут совсем не так плохо, как может показаться. Взятые во внешнее управление предприятия промышленного комплекса, которые долго не могли запустить по причине отсутствия бесперебойных поставок сырья нужного качества и рынков сбыта, сейчас работают все. Кроме того, власти сумели вдохнуть жизнь в несколько крупных заводов, простаивавших ещё с довоенных времён. Таким образом, промышленность Донбасса — а речь идёт о производстве металла, химической продукции, добыче угля — именно в 2017 году была восстановлена.

Не в полном, конечно, объёме, но власти утверждают, что экономический рост к концу года составил 22%. Динамика фантастическая и кажущаяся явно преувеличенной. Но если вспомнить о том, что в 2014–2016 годах предприятия и шахты вставали день за днём и только в этом году процесс удалось повернуть вспять, то приведённая цифра будет вызывать большее доверие.

Кстати, к числу достижений на экономическом фронте относится и запуск 12 новых угольных лав. Руководство ДНР рассчитывает в начале 2018 года приплюсовать к этому количеству ещё две.

Все эти успехи позволят заложить в бюджет дополнительные расходы на социальные выплаты. Александр Захарченко пообещал, что в новом году пенсии в два этапа будут подняты вдвое. Соответственно, их размер вырастет до пяти с лишним тысяч рублей. Вырастет и заработная плата бюджетникам. Едва ли в тех же объёмах, что и пенсии, но тоже, как было сказано, существенно.

Одним из наиболее важных событий 2017 года стало признание Россией всех документов народных республик (общим числом 38). С паспортами, водительскими правами, разнообразными справками граждане ЛДНР теперь спокойно могут перемещаться по российской территории. Значение этого шага сложно переоценить. Дело в том, что множество людей были вообще лишены возможности выехать за пределы республик, поскольку во время боевых действий либо утратили украинские паспорта, либо закончился срок их действия. А выехать на территорию Украины, чтобы оформить новые документы, они по разным причинам не имели возможности. После признания они стали выездными.

Прямой телефонный разговор Владимира Путина с Александром Захарченко и Игорем Плотницким как с лидерами государств — это ещё одно событие, приближающее полное признание мятежных территорий.

Есть и не слишком хорошие новости. Стокгольмский арбитраж, рассмотревший в конце года иск «Газпрома» к украинскому «Нафтогазу», посчитал, что Украина не обязана оплачивать газ, поставленный из России в ДНР и ЛНР. Возможно, что в 2018 году республикам придётся самим рассчитываться за энергоносители. Это означает, что их цена для жителей республики может подняться до среднероссийских значений, что повысит стоимость газа в 3–4 раза.

Сейчас тарифы, утверждённые ещё в 2015 году и не пересматривавшиеся с тех пор ни разу, остаются на довоенном уровне и могут считаться социальными. Кстати, первые лица республики в преддверии 2018 года на различных площадках утверждали, что они строят именно социальное государство.

Одним из самых важных событий года стал обмен военнопленными.

Весь 2017 год республикам не удавалось договориться с Киевом в рамках Минской контактной группы об освобождении удерживаемых в плену — украинская сторона не желала согласовывать списки, отказывалась отдавать тех или иных пленников, включала в списки на обмен случайных людей.

После того как к проблеме подключились президент России и патриарх Русской православной церкви, механизм заработал. Были утверждены списки по формуле 306 человек, содержавшихся в украинских тюрьмах, на 74, отбывавших наказание в народных республиках.

В последний момент украинская сторона нарушила свои обязательства, отказавшись передавать часть пленных. Собственно, это обычная практика срыва любых договорённостей, так что ничего неожиданного не произошло.

Мне кажется, что Пётр Порошенко, вынужденный пойти на обмен под давлением лидеров западных стран, к которым, вероятнее всего, обратился за поддержкой Владимир Путин, просто решил в последний момент показать, что он тоже держит руку на пульсе и может действовать наперекор воле российского президента. Показал, подтвердив в очередной раз, что обещаниям Киева не следует верить, что называется, от слова совсем.

Он обязательно обманет и сделает это в какой-то постыдной и недостойной форме, растоптав чужие надежды, поломав походя человеческие судьбы.

популярный интернет



Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео