В советское время делали вид, что 1 мая – праздник труда, мол, “Мир! Труд! Май!”

Шли с лучезарными мирными лицами в колоннах. Дети, воздушные шарики, цветы, улыбки, сопли счастья от достигнутой мирной жизни в социалистическом обществе.

Эдуард ЛимоновМежду тем исторически ничего подобного.

Рабочие движения первого времени все были violent. Массовые рабочие движения начались в Америке.

В забастовках в Чикаго весной 1886 года участвовали от 300 тысяч до 500 тысяч рабочих. Требовали восьмичасового рабочего дня. И более того: “Долой троны, алтари и денежных мешков!”

Майская листовка в 1886-ом, после столкновения с полицией у завода механических жаток МакКормика (тогда погибли шесть рабочих) в Чикаго, кричала не о мире. “Месть! Рабочие к оружию!”

“Вы годами сносили самые отвратительные унижения, годами терпели нужду и голод, своих детей вы приносили в жертву фабричным лордам, – словом все эти годы вы были жалкими и покорными рабами. Для чего? Для удовлетворения ненасытной алчности, для наполнения сундуков бездельников и грабителей, ваших хозяев. И теперь, когда вы просите облегчить ваше бремя, они высылают своих кровавых псов, чтобы те стреляли в вас и убивали вас.

Если вы мужчины, если вы подлинные сыны ваших великих предков, которые проливали свою кровь для вашего освобождения, то вы восстанете и своей могучей геркулесовой силой уничтожите отвратительное чудовище, которое хочет уничтожить вас. Мы призываем вас к оружию! К оружию!

Ваши братья.”

Таких листовок отпечатали 6 000 экземпляров, по количеству чикагских активистов International Working People’s Association, во главе её стоял анархист Альберт Парсонс.

Митинг проходил на Хеймаркет, в центре Чикаго, вечером, начали в 7.30, шёл дождь. Проходил мирно, когда вдруг в самом конце митинга, после речи последнего оратора, взорвалась бомба. Взрыв вызвал панику, погибли около 50 человек. Обезумевшие полицейские палили в толпу из револьверов.

Восемь человек были арестованы. Четверо: Альберт Парсонс, Август Шпис, Адольф Фишер и Джордж Энгль были повешены, остальные получили сроки по 15 лет.

Рабочие движения того времени все были violent, проходили под аккомпанемент винтовочных выстрелов и взрывы бомб, в воздухе стоял запах пороха и крови.

Так что не надо замазывать, Первомай – это рабочие к оружию!, а не мир… Хозяева заводов во время рабочих демонстраций помещали на чикагских крышах стрелков с винчестерами.

За восьмичасовой рабочий день в своё время погибли множество рабочих. Рабочую Америку умиротворили свинцом и виселицами. Массовое рабочее движение, бунты четвёртого сословия переместились в Европу.

Я работал в 1960-е годы на нескольких харьковских заводах, так что начинал работягой. В 80-е годы в Париже на праздниках коммунистической газеты L’Humanite можно было ещё встретить настоящих рабочих металлистов, ангелов Ада с пудовыми кулачищами, с загривками быков и мощными челюстями. К своим они были добродушными братьями, в их кругу было спокойно и надёжно. У марксизма во Франции был шанс, в 80-е несколько министров-коммунистов входили в правительство при Франсуа Миттеране, а не надо было!

Левый рабочий радикализм сгубили попутчики интеллигенты, заразили либерализмом и вытолкали с политической сцены. Во Франции есть понятие gauche-caviar, то есть “икорные левые”. Заполучив себе администрации небольших городков коммунистические депутаты и мэры вели там сладкую довольную жизнь, помогая иммигрантам и обездоленным, и гордились этим до зазнайства. Хотя по факту неустанно профанировали рабочих и рабочее движение.

Ну и профукали Францию.

Экстремально левые, многие из них начинали как маоисты, буржуазные мальчики парижской якобы “революции” 1968 года (Бернар-Анри-Леви, Ален Финкелькрот и другие), опершись на авторитет Солженицына, пробили брешь в стене марксизма, объявили его варварством с человеческим лицом, и марксизм смыл поток капитализма, капитализм поглотил марксизм, как ФРГ поглотила ГДР.

Социалисты? Ну это Франсуа Миттеран и его политический сынок Франсуа Олланд. Ничего социалистического кроме вывески. Фактически присвоившие себе социализм, самоназвавшиеся, успешно обманувшие этим население. В Великобритании вообще уже около столетия длится фарс, когда в палате лордов объявляют “лорд такой-то, labor”. То-есть лорд, – член рабочей партии….

Впрочем, марксизм это не синоним социализма, как делали вид в эсэсэсэрских школах и вузах. Там с самого начала была большая разница, позволявшая профанировать социализм быстрее, чем марксизм.

Это не одна и та же идеология, только соседские.

Не нужно думать, что марксизм умер.

Часть марксизма осталась и останется.

Марксизм просто больше не главный на планете. Он потеснился, дав место патриотизмам и национализмам.

То что потеснился, ещё куда ни шло.

Но он, увы, перестал быть страшным сфинксом, карающим чудовищем буржуазных снов.

Его перестали бояться.

Кроме того, планета лишилась универсальной идеологии. Если раньше можно было соединившимися пролетариями всех стран победить любую сверхдержаву и даже союз их, победить любую сверхрелигию, то теперь исламизм одерживает победы во многих случаях.

1 мая отправлюсь туда в Москве, где красные флаги всё ещё беспокойно рвутся на ветрах.

Вроде не угрожая никому, а там чёрт его знает. Обновлённый красный может ещё и разъярит толпы, и они устремятся в порыве ярости свергать троны, алтари и денежных мешков. Доделывать недоделанное в XX-ом веке.

Красного катастрофически не хватает на планете в настоящее время.

“Больше Красного!” – повторял Егор Летов.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео