«Я зашёл в кабинет Дрыманова — он пригласил пройти в комнату отдыха. На диване стоял тёмный пакет, заполненный доверху пачками долларов США. Дрыманов взял в руки мешок с затягивающимся верхом с логотипом фирмы Bosco и стал в него перекладывать пачки долларов. Дрыманов попросил меня выйти в коридор с тем, чтобы предотвратить проход в комнату отдыха «непрошеных гостей», которые могли помешать. Затем Дрыманов вышел из комнаты отдыха и передал мне мешок Bosco, наполненный денежными купюрами, и прошептал: «Здесь 200 тысяч долларов США».

Это была выуженная мною на сайте Pasmi.ru цитата из показаний Дениса Никандрова. Фамилия начальника Никандрова в этом куске показаний упоминается аж четыре раза. Это следовательская проза, никаких «он», персонажи должны быть чётко поименованы.

Мне по прочтении вспомнились строки из воровской песни «Ровные пачки советских червончиков с полок глядели на нас».

Я песню эту в детстве слышал во дворе. Блатная романтика.

Денису Никандрову, генералу, дали 5,5 года всего за скорее грандиозную взятку, точнее — за участие в коллективной взятке. Он заключил досудебное соглашение со следствием, что даст показания на товарищей, посему его судили в особом порядке. И вот дали немного.

Как они вообще делаются генералами? Такой молодой?

Вначале личное воспоминание.

У нас на лестничной площадке в Салтовском посёлке сразу после войны три квартиры были заняты военными. Одну, двухкомнатную, что по послевоенному времени было очень хорошо, занимало семейство Позиных.

Отец — прокурор, мать, получается, «прокурорша» и рослый Валерка — прокурорский сын.

Утром отец и сын в длинных серо-голубых шинелях до пят (это ещё не те серо-голубые, в которые переоденут офицеров Советской армии при Хрущёве или сразу после Хрущёва, не помню уж точно, — это прокурорские всегдашние шинели, голубые, как сегодняшние их мундиры) отправлялись на службу.

Где служил уже тогда Валерка, я понятия не имею, ведь он был чуть старше подростка, но факт: серьёзные и мрачные Позины, как два больших медведя, уходили с портфелями вместе и вместе возвращались.

А мать их запиралась в своей двухкомнатной. С простыми смертными жёнами офицеров она не общалась.

Как только в центре Харькова отстроили дом для высокопоставленных военных, по-моему, на улице академика Павлова, Позины тотчас оставили нашу Салтовку. Я даже не видел, когда они выехали. Их дальнейшая судьба мне неизвестна.

Между тем военный прокурор Позин и его семья всё время, пока они с нами в одном доме жили, вызывали у наших военных боязнь. Не то чтобы Позины кого-то  конкретно посадили, такого не помню, просто военная, вернувшаяся с фронта офицерская вольница испытывала перед прокурорскими особистами некий кастовый трепет.

Ну что, так всё устроено — невозможно заставить фронтовиков любить прокурорских, которые их подвиги тщательно проверяли и расследовали. Но можно заставить бояться и трепетать — боялись и трепетали.

Это я к тому, что прокурорские и следовательские работники всегда были в нашей стране особой кастой. На их дистанционность не обижались, но вот требовали от них чекистской неподкупности и чистоты.

Ни о каких таких оборотнях в погонах в послевоенные годы мы слыхом не слыхивали.

Это была присказка к истории Дениса Никандрова.

Генерал-майор юстиции в 35 лет, он лишён звания вот на днях, в возрасте 39 лет.

С фотографий в интернете на нас глядит молодой человек — черноволосый, с интеллигентной, что называется, физиономией, скорее тонкие черты лица, не бык омоновец какой-нибудь — очки в тонкой модной полуоправе.

Генерал-майор юстиции, первый заместитель начальника Следственного комитета по городу Москве (такова была его официальная последняя должность), я полагаю, мог иметь любую девку, лишь представившись генерал-майором юстиции и произнеся свою титуловку. В совокупности с юной физиономией и модными очками, предполагаю, он смотрелся сногсшибательно. Круче Роналдо какого-нибудь, круче Месси.

Ну и как же ему удалось это — стать в 35 лет генерал-майором? Что должен был сделать юный следователь Денис, чтобы получить генерал-майора?

Из источников в интернете известно, что родом он из Волгоградской области, родители — простые служащие.

Волгоградская область небогата, и простые служащие не купаются обычно в деньгах. Значит, не посредством родителей возвысился. Так где же его секрет? А сажать своих. Он и начал с того, что стал сажать братьев одной с ним крови.

Вёл дела мэра Волгограда Евгения Ищенко и начальника областного ГУВД Михаила Цукрука. Источник? Пожалуйста: информация о Никандрове в интернете. Её, информации, там под завязку набито. Поскольку его осудили, скрывать больше нечего.

Предполагаю (это моё личное мнение), что другие волгоградские следователи, возможно, не горели желанием тащить под топор закона «своих». А он охотно, видимо, отвечал: «Давайте мне это дельце, я его наилучшим образом оформлю».

И оформлял. Свои — не свои, «мент менту не брат» — так, вероятно, считал, такое кредо имел.

В 2009 году его бросили на «второе дело ЮКОСа». Ну не главным, но одним из. Справился.

Бросили на дело ямальских пожарных (полуостров Ямал имеется в виду, Ямало-Ненецкий автономный) — справился. Упаковал. За ним признали следовательский талант, усердие и изобретательность.

2014-й… Дело о хищениях при строительстве космодрома Восточный. Ну это самый верх, таких людей там прищемили… Так я понимаю, генерал-майора Никандров и получил в 2014-м, ему как раз 35 стукнуло.

В 2016-м назначен первым заместителем главы Главного следственного управления по Москве Александра Дрыманова.

Физиономия у Дрыманова, прямо скажем, непривлекательная. В этом можно убедиться — в интернете множество его физиономий висит. Ему бы врагов народа в кино играть. Кто такого мог назначить, куда смотрели, с таким-то лицом?! Это моё личное мнение о лице, но если бы я такого брал на работу, я бы не взял.

(А вот Никандрова, положа руку на сердце, наверное, взял бы, у него вполне честный вид).

Никандров задержан 19 июля 2016 года, через три дня после своего 37-го дня рождения.

Ну естественно, привыкший хладнокровно оформлять под топор закона своих, он, не размышляя особенно, решил выживать, сдал своего начальника и товарищей (так пишут все источники о процессе, значит, так и есть — «дал показания на…»), с которыми разделил взятку. В обмен получил особый порядок рассмотрения уголовного дела.

Этой вот его изюминки (не делать разницы «свой — чужой», «мент — не мент») его подельники сослуживцы близоруко не увидели, проглядели. И поделились с ним взяткой. А ведь он, начиная с дела против начальника ГУВД Волгоградской области, проявил себя как охотник на ментов.

Оказавшись за решёткой, очкастый Денис не стал выпендриваться, решил выпутаться из ситуации самым лёгким способом: сдать своих. И сдал. И потому получил 5,5 года. Два года он уже отсидел. Через полтора где-то года выйдет по УДО. Звания его лишили.

Вы думаете, он особо горюет?

Я считаю, что он рационально относится к произошедшему. Мол, легко досталось — и отдал легко.

Роман, литературное произведение, а не жизнь?

Ну да, судьба современного авантюриста — так быстро вскарабкался на вершину правоохранительной власти. И так мгновенно слетел. Недолго музыка играла…

Вот-вот, со дня на день узнаем подробности похожей истории полковника Захарченко. Тот поднялся в Москву из Ростова-на-Дону. Никандров поднялся из Волгограда.

Лезут, карабкаются, красивые и молодые… И падают, обжегши крылья о большие деньги, как бабочки о пламя свечи.

Мораль: доверяй, но проверяй.

И когда их берут на работу, пусть снимают с них очки.

популярный интернет


Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео