Я свою позицию озвучивал и тогда, и сейчас, и даже в тот же день. Я остался на площади Революции. Считаю, что вожди либералов предали протест, увели народ, около сотни тысяч человек, на Болотную площадь. То есть фактически на остров, далеко от центра, в то время как на площади Революции мы могли добиться отмены результатов выборов, поскольку здание Центральной избирательной комиссии находилось буквально там в 300 шагах, парламент — в 250 шагах. Эдуард ЛимоновИ о том, что они сделали, сговорившись, много писали… И сами хвастуны рассказывали, в частности Пархоменко, Венедиктов и другие люди, как они предали протест и тем самым спасли нашу власть на самом деле в эти дни. Вот я точно так же и отношусь, как и тогда. Я тогда простоял в окружении. Не знаю точно, но примерно человек 300 нас было — 300 спартанцев, как я их называл впоследствии. Вот мы остались на площади Революции. А тысячи, оглупленные радио «Эхо Москвы», различными другими либеральными СМИ, ушли на Болотную. И мы видим, что из этого получилось в результате.

Я вижу, что принято огромное количество всяких мелких законов и закончиков, чтобы противостоять уличной активности. Ильдар Дадин сейчас сидит. Собственно, все знаем его. Вся вина его в том, что он вышел три раза подряд на несанкционированный митинг. Вот это все идет от того времени, от противостояния на площади Революции и на Болотной. Оппозиция имела шанс сменить власть или же улучшить ее, но предала протест и проиграла. Ничего не решено, прошла волна репрессий. Почему снизилась протестная активность? Когда большие массы видят, что их усилия не приносят плодов, естественно, желания выходить на улицу нет.

Популярный интернет


Сейчас читают