Я ожидал именно этого.

Ну, во-первых, потому что репутация испанских правоохранителей да и вообще испанцев — нехорошая, жёстких таких ребят, склонных к насилию, даже из классической литературы нам известно, или голландцев спросите, хотя бы только их.

Эдуард ЛимоновА во-вторых, — ещё в 1986-м, будучи в Мадриде для презентации какой-то из моих книг, помню, поражён был в книжном магазине (в КНИЖНОМ магазине!!!) — я увидел двух полицейских с открытыми револьверами в кобурах. Они самоуверенно продвигались сквозь толпу покупателей, зорко в неё вглядываясь.

И помню инвалидов с культяпками рук и ног, открыто выставленными на прохожих, они встречались на улицах, лёжа на асфальте.

«Вот это испанцы, — подумал я, — суровые и крутые!»

В Барселоне мэр Ада Колау (не сепаратистка ничуть, напротив, — сторонница совместного проживания с Испанией) вчера заявила, что только в её городе в день референдума насчитывается 460 раненых. И потребовала отставки премьер-министра Испании Мариано Рахоя.

Позднее Департамент здравоохранения Каталонии сообщил ещё более впечатляющие цифры — более 760 пострадавших.

Глава правительства Каталонии Карлес Пюичдемонт (русская транскрипция неудачная, не Пичдемон, но именно Пюичдемонт, от слова «монт» — гора, а не от слова «демон») назвал произошедшее 1 октября в Каталонии скорее мягко — «несправедливое насилие».

На самом деле Мадрид решил физически подавить каталонцев в день референдума о независимости. И сделал это, на свою беду.

Для этого, не доверяя местной каталонской полиции, Мадрид перебросил в Каталонию 50 тысяч полицейских из отрядов Гражданской гвардии. Большая часть их прибыла на рассвете 1 октября.

Если местная полиция, появившись на небольшом количестве избирательных участков, лишь сообщила гражданам, что референдум запрещён, и посоветовала разойтись, то Гражданская гвардия, приехав на участки, стала зверствовать, в полном смысле этого слова.

Каталонцы же стояли с ночи у избирательных участков, ожидая открытия их. В каких-то местах явились ученики школ вместе с родителями и заняли школы, долженствовавшие послужить избирательными участками, на случай, если полиция захочет их захватить накануне ночью. Пришли с матрасами, термосами и едой.

Гражданская гвардия ревностно бросилась на каталонцев.

Людей целый день с самого утра, с 05:30 били, избивали, выбрасывали из помещений как неодушевлённые предметы. Дверь на избирательный участок, где должен был голосовать Пюичдемонт, выбили кувалдой, и туда ворвался спецназ полиции.

Пюичдемонт тем временем разумно проголосовал на участке в нескольких километрах, в городке Корнелла дель Терри.

Дело в том, что ещё утром правительство Каталонии (Женералитет) разумно разрешило гражданам голосовать на любых участках, добавив, что «бюллетени можно приносить даже из дома». Вынужденные меры, поскольку Гражданская гвардия сумела захватить 2,5 миллиона бюллетеней.

Члену одной из местных избирательных комиссий Барселоны, женщине, полиция сломала все пальцы на одной из рук — детальное видео не для слабонервных распространяется сейчас по соцсетям в Испании.

«За один день Мадриду удалось сделать то, что не удавалось сторонникам независимости Каталонии сделать за десяток лет. Теперь даже юнионисты (сторонники сохранения Каталонии в составе Испании) выражают своё негодование и перешли на сторону сторонников независимости», — это мнение иностранного журналиста.

Жорди Турула (Турул) — официальный представитель Женералитета:

Испанское государство поставило себя в очень невыгодное положение в глазах мира, нарушив права человека, и должно будет ответить за это перед международными судами.

Human Rights Watch призывает испанские власти избегать чрезмерного применения силы в отношении участников референдума в Каталонии.

Депутаты ЕС в Страсбурге:

Граждан лишают законного права решать, каким будет их будущее.

Правда, исполнительная власть ЕС в Брюсселе пробормотала что-то про Каталонию как неотъемлемую часть Испании, но такому поведению Брюсселя есть простое объяснение: если Каталония станет независимым государством, то подаст этим пример баскам, шотландцам, корсиканцам и другим задавленным народам Европы.

После полудня Гражданская гвардия отвлеклась от избиений избирателей на участках — стала избивать мирные демонстрации сторонников независимости на улицах.

Соцсети полны фотографий окровавленных каталонцев в окровавленной одежде.

Короче, там кровавая баня. Полиция употребила резиновые пули, безжалостно молотила по каталонцам дубинками и добилась не подчинения, но национального единения их.

Якобы в каком-то небольшом городке Каталонии убиты трое.

Есть сообщения о возводящихся баррикадах.

Вот это да-а-а-а-а!

Справка

Население Каталонии — 7,5 миллиона жителей, избирателей насчитывается 5,3 миллиона. Богатая Каталония производит 25% национального ВВП Испании. У каталонцев свой язык — каталонский, своя культура и своя история (так, в 1936-м каталонцы поголовно восстали против Франко), то есть у них есть все признаки нации.

А началось противостояние с мирных требований Каталонии — устроить перерасчёт каталонских доходов, с тем чтобы часть их оставалась в самой Каталонии. «Ни-ет», — сказали в Мадриде.

У наций есть своя гордость, и каталонцы не простят Испании 1 октября 2017 года. Уж поверьте мне, старому и опытному. Не простят.

Результаты кровавого голосования 1 октября. Приняли участие, по разным данным, от 2,3 до 3 миллионов каталонцев.

«За» выход Каталонии из Испании проголосовали 90% участвовавших в референдуме.

6,8% — против.

2% бюллетеней испорчены.

С добрым утром, новое государство Каталония!

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео