СК уже привлекал режиссера по этому делу в мае, но сейчас для него все гораздо серьезнее — в ходе допросов подельники режиссера фактически «сдали» его. Теперь Серебренникова, скорее всего, ждет как минимум домашний арест или отсидка в СИЗО.

Эдуард ЛимоновВпервые новость о том, что СКР завел уголовное дело по факту хищений в «Седьмой студии», всколыхнула общественность 23 мая. Тогда оперативники провели серию обысков — в рабочем кабинете Серебренникова в «Гоголь-центре» в Москве, в его доме, а также у его подельников, проходящих по делу о краже госсредств, выделенных на проект «Платформа». Мультимедиа-проект развивался на территории Центра современного искусства «Винзавод» с 2011-го по 2014-й, а «Седьмая студия» была главным получателем господдержки.

Бухгалтер добавила — организатором преступной схемы стал именно Серебренников. После этого следствие перевело его из разряда свидетелей в категорию подозреваемых

Тучи сгущались над Серебренниковым постепенно — сначала по подозрению в хищениях задержали экс-главбуха организации Нину Масляеву, а ее гендиректора Юрия Итина посадили под домашний арест. В июле арестовали экс-генпродюсера «Седьмой студии» Алексея Малобродского. Наконец, дела всех троих объединили в одно по статье «Мошенничество», а сумма похищенного по ходу следствия уменьшилась с 200 млн до 68 млн рублей.

Все это время сам Серебренников проходил по делу как свидетель. Но его положение резко ухудшилось 9 августа, когда бухгалтер Масляева неожиданно признала свою вину. «Серебренников специально создал “Седьмую студию”, чтобы красть предназначенные для “Платформы” бюджетные средства. Организация изначально занималась отмыванием денег, а Серебренников и Малобродский обналичивали средства с моей помощью», — призналась Масляева. Бухгалтер добавила — организатором преступной схемы стал именно Серебренников. После этого следствие перевело его из разряда свидетелей в категорию подозреваемых.

Особый резонанс делу «Седьмой студии» придала бешеная поддержка творческой интеллигенции. Не особенно вникая в детали уголовного дела, многие творческие люди возопили «Наших бьют!», и начали взывать к власти в поисках справедливости. Известный актер Евгений Миронов, воспользовавшись личными связями с главой государства, улучил момент и лично защищал Серебренникова в кулуарном разговоре с Владимиром Путиным. Президент предпочел сохранить нейтральную позицию, заявив: «Следствие разберется».

Не особенно вникая в детали уголовного дела, многие творческие люди возопили «Наших бьют!», и начали взывать к власти в поисках справедливости

В конце июля в Москве в защиту Серебренникова прошла специальная Акция солидарности театров и людей, собравшая сотни известных лиц. Ее участники требовали от власти «справедливого суда и гуманного отношения» к режиссеру и его окружению. Наконец, 7 августа было опубликовано открытое письмо 38 деятелей культуры в поддержку фигурантов дела «Седьмой студии» — его подписали кинорежиссер Александр Сокуров, актриса Чулпан Хаматова, мультипликатор Юрий Норштейн, телеведущий Владимир Познер, музыкант Андрей Макаревич, писатель Людмила Петрушевская и многие другие.

В поддержку режиссера составили гневные обращения к Кремлю деятели культуры Франции, российский Союз кинематографистов России, Ассоциация театральных критиков и т. д. Кинорежиссер Андрей Звягинцев и француженка Изабель Юппер публично заявили о «попытках следствия оказать политическое давление на Серебренникова».

При этом сам режиссер категорически отрицает свою вину. Он уверен: следствие необходимо убедить в том, что бюджетные средства тратились на «Платформу», а не шли в карманы организаторов. Для этого он даже попросил зрителей вспомнить спектакли, прошедшие в рамках проекта, и рассказать о них следователям. «Мы должны доказать, что проект “Платформа” действительно был. Увы, даже сотня афиш тех мероприятий, которые мы сделали за три года, может не убедить тех, кого надо убедить», — считает Серебренников. В течение ближайших суток меру пресечения для режиссера определит суд. По мнению экспертов, его могут на время следствия либо посадить под домашний арест, либо отправить в СИЗО.

Эдуард Лимонов, писатель, политик:

— Я считаю, что Следственный комитет РФ — слишком серьезное учреждение, чтобы просто так, без веских доказательств, хватать широкого известного в узких кругах режиссера. К тому же это уже второй за три месяца случай внимания следователей к его персоне. На этом фоне уже как-то странно говорить о его невиновности. Я сам в свое время имел дело с судебной системой, и хорошо знаю, как там относятся к публичным фигурам.

Могу ли я, подобно многим коллегам, быть на стороне Серебренникова? Да кто он мне такой?! Если у следователей есть веские доказательства его вины — пусть отвечает перед законом, как говорится, «по всей строгости». В конце концов, речь идет об очень серьезных государственных деньгах, которые бесследно пропали. Сначала речь шла, по-моему, о двухстах миллионах рублей, сейчас сумма «пропажи» сократилась до 68 миллионов. Но все равно — это очень серьезные деньги, больше миллиона долларов по нынешнему курсу!

Я убежден — закон должен быть для всех одинаков — и для слесаря из какого-нибудь Тобольска, и для министра, и для режиссера Серебренникова!

Насколько такому человеку, как Серебренников, опасно попадать в тюрьму? Да надо быть просто честным человеком и не воровать! И причем здесь опасно или неопасно? Я убежден — закон должен быть для всех одинаков — и для слесаря из какого-нибудь Тобольска, и для министра, и для режиссера Серебренникова! Может ли режиссер, что называется, «сломаться» в тюрьме? Знаете, я уважаю только тех людей, которые достойно выдерживают жизненные испытания. А если он не выдержит тюрьмы — в этом случае, извините, искусство особо много не потеряет.

Я не считаю его каким-то крупным, потрясающе талантливым режиссером. Серебренников — это все же не Любимов и не Захаров. Мне он видится деятелем культуры третьего-четвертого разряда, не более. Да даже гений не имеет права на то, чтобы для него делали исключения из правил! Как говорится, «закон суров, но это закон».

А что касается нашей «творческой интеллигенции», которая встала грудью на защиту Серебренникова — так ее хлебом не корми, дай кого-нибудь позащищать! Эта самая «творческая интеллигенция», похоже, на полном серьезе считает — если иной творец присвоил огромные деньги, то это пустяк, «каприз гения»! Нет уж — если ты что-то присвоил, проел или на девку истратил, то будь любезен отвечать! Я вообще не люблю эту «творческую интеллигенцию» — наглую, крикливую, нахрапистую и вечно претендующую на привилегии. Мое мнение: украл — не жалуйся! А прикрываться слабеньким талантом от обвинений в краже — это ничтожно как-то.

Кроме того, я глубоко убежден, что искусство нужно гнать и преследовать — вот тогда оно станет интересным! Нужно «прижать» творца, надавить на него. Я, например, едва ли не лучшие свои книги написал в тюрьме «Лефортово»! А если творца не гнать и не преследовать, то он будет «ни рыба, ни мясо» — скучнота серая будет. Искусству лень и жир противопоказаны. Ему нужна атмосфера трагедии. Искусство должно кипеть, а не по коктейлям московским расхаживать в модных штанах. Тот, в чьей жизни нет трагедии — пустое место, а не творец!

ok-inform.ru

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео