20 июня вечером президент Французской Республики Эммануэль Макрон явился на обед по случаю окончания мусульманского поста, организованный в Париже Французским консулатом мусульманского культа (CFCM), и произнёс там речь.

Эдуард Лимонов«Я сознаю, что вы, здесь собравшиеся, не представляете единственный голос французского ислама, поскольку ваша религия, уникальная как она есть, проявляет себя во множественности и в полифонии…» — так начал свою речь Макрон.

Далее Макрон, как водится в хорошем европейском обществе, призвал хороших мусульман примкнуть к борьбе против плохих мусульман (в частности против ДАИШ, как называют ИГ во Франции), но дело не в этом.

Я хочу обратить ваше внимание на то, что Макрон выбрал путь заигрывания с французскими мусульманами.

Макрона во Франции с надеждой называют новым Наполеоном Бонапартом, его с обожанием принимают на саммите глав государств Европейского союза в Брюсселе как, может быть, избавителя, как, может быть, новую европейскую политическую звезду. Но начал Макрон, как видим, вполне в духе изгнанного французами Франсуа Олланда.

Он хочет договариваться, но, заметьте, с людьми, которые договариваться не хотят, и об этом свидетельствуют сотни погибших во Франции от рук террористов за последние несколько лет. Жертвы «Батаклана» и Ниццы.

У Макрона медальный, можно сказать древнеримский профиль. Совсем недавно он храбро пригласил нашего российского президента к себе в Елисейский дворец (возможно, отчасти и для того, чтобы насолить дяде Сэму, воплощённому на сей раз в дяде Дональде Трампе).

Макрон — это можно было увидеть и на экранах банальных наших русских телевизоров — некоторое количество раз бросал на российского президента почтительные, порой даже восхищённые, я бы сказал, взгляды.

Хотя не преминул пустить в адрес президента РФ пару ядовитых шпилек во время пресс-конференции — таков уж французский характер. Кто прочёл записки маркиза де Кюстина, тот знает, о чём я говорю.

Французская Франция, люди попроще и понациональней, давно тяготится своей зависимостью от политики Соединённых Штатов и в лёгкой послеобеденной, ни к чему не обязывающей сонливой мечтательности грезит наяву о политике генерала де Голля, самостоятельного, упрямого, сурового, втиснувшего проигравшую во Второй мировой Францию в послевоенную Европу. И думает: а вдруг Макрон и впрямь второй де Голль?

Судя по заискивающему поиску дружбы с мусульманским миром во Франции, Макрон не из породы де Голлей, увы.

И он уже доказал своё коварство.

Уже четыре министра из только что заявленного Макроном правительства по различным причинам и под разными предлогами из этого правительства вылетели. Особенно заметным был Франсуа Байру, назначенный министром юстиции. Не только потому, что Байру — ветеран в политике, но ещё и потому, что на поддержку коалиции, возглавляемой Байру — она называется MoDem — Макрон опирался, когда шёл на президентские выборы.

Вот как отреагировала на exit Байру из правительства Марин ле Пен: «Я думаю, что Макрон использовал Байру во время президентской кампании, но теперь, когда он (Макрон. — Э. Л.) имеет большинство в Национальной ассамблее без MoDem, он выбросил его, как старую тряпку. Это очень показательно для состояния духа президента республики».

Молодой, заносчивый и высокомерный, какими могут быть только французы, Макрон не сидит «дома», его годы, его прыть, его амбиции несут его за пределы Франции.

Он уже торопится возглавить «нормандскую четвёрку», заявил уже, что «четвёрка» соберётся вот-вот, ещё до саммита «двадцатки» мировых лидеров в июле.

Правда, Макрон благоразумно не предлагает пока никакого плана по разрешению донецкого противостояния. Молчит о том, какие у него идеи.

Вполне возможно, что, как и в случае борьбы с исламским джихадизмом, новых идей у Макрона нет, но есть желание быть первым, самым красивым, самым юным и с самым медальным профилем на всю Европу.

Вы помните те почтительные взоры, бросаемые Макроном на Владимира Путина у Макрона в Елисейском дворце. Они были, я их видел. И вы их видели.

Это явное почтение к российскому президенту не помешало Макрону только что рекомендовать Европейскому союзу проголосовать за санкции против России.

И они проголосовали.

Фигаро здесь, но Фигаро и там.

Поговаривают, что Макрону очень хочется оттянуть у фрау Меркель явное её европейское лидерство, оттеснить немку на второй план.

Но, положа руку на сердце, согласитесь, что рейтинг Макрона в ближайшие месяцы, а может быть, дни, всецело зависит от активности либо не активности исламских террористов на французской земле.

Если их, террористов, активность будет высокой, этот заносчивый вундеркинд станет прижиматься к России.

Как пить дать!

Помяните моё слово.

Между тем, плохие знаки уже появились.

21 июня был слабый взрыв на железнодорожном вокзале в Брюсселе. Неудавшийся теракт, но теракт. И в Брюсселе.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео