Тон ведущих теленовостей — подхалимский. Заранее, ещё и не началась «Прямая линия».

А в Госдуме отменили пленарное заседание, чтобы послушать и посмотреть «Прямую линию». Лучше бы работали на рабочих местах.

Включили. Ну как обычно, порхание туш чиновников в холле. Постепенно заполняют зал.

Дирижёр Гергиев сидит.

Нюта Федермессер, в очках, чешет щёку.

Вексельберг совсем поседел.

Мелькнул Чубайс, тоже седой как лунь, коротко остриженный.

В этот раз ВВП приблизили к народу, вдвинули его стол-подковой в людей, и спиной к мониторам.

Женщины в зале крутят головами, как птички.

Все волнуются.

Ведущая в красном платье объявляет, что сейчас поступают 900 вопросов в минуту, а вот выйдет Путин и будет 2000, а то и 2500 в минуту.

Входит ВВП.

Девицы, ведущие, указывают ему куда идти, так деликатно ладошками.

Та, что в красном платье умничает: «К Вам будут обращаться с вопросами. Это может быть разбитая дорога, мусорная свалка…».

ВВП кивает.

Не то пожарный, не то офицер МЧС, жалуется на падение доходов — получает всего 16 тысяч в месяц.

ВВП обещает, что вскоре тот будет получать 32 тысячи.

Следуют целых три видео-репортажа из медицинских учреждений. Провальные репортажи, людей немного и вроде все удовлетворены. Приготовились, хитрые. Не надо было их предупреждать о «Прямой линии». Очистили больницы от страдающих людей, никаких очередей. Чистенько.

Одна бабушка всё же проговаривается, что ждала приёма у доктора три недели. С экрана министерша здравоохранения Скворцова кое-как связывает концы с концами…

Публика в зале сидит скучная, некоторые подперев ладонями лица.

И понятно, почему скучно.

В правом нижнем углу экрана появляется среди других вопрос «Только один вопрос. Когда Вы уйдёте?».

Спрашивают по национальным проектам.

ВВП обещает «развивать беспилотники» и структуры Искусственного Интеллекта»!!! Чего общего?

Интересно, что ВВП называет всех «коллеги». Это президентов других стран он только и мог бы называть «коллегами», в зале «Прямой линии» у него нет коллег.

Вопросы про мусор начинаются с того, что спрашивает 15-летняя блогерша Катя.

ВВП отбивается цифрами. 70 миллионов отходов — называет он цифру, не уточняя килограммов ли, тонн ли.

У меня мелькает мысль, а что если сжигать каждому дому свой мусор в топках котельных? Наверное, это абсурдная мысль, и во многих домах уже и котельных нет…

«Линия» неудачная, скучнее прочих прямых линий. Иду на кухню, ставлю в кружке молоко, чтобы сделать себе какао.

Возвращаюсь к экрану теле.

-… Мы экспортируем сейчас сельскохозяйственной продукции более чем на 27 миллиардов долларов, — говорит ВВП, договаривая ответ на вопрос, который я не слышал.

Показывают обширный репортаж из Приморского края о китовой тюрьме.

Там приготовились, как и в случае с медицинскими центрами. «Прямо сейчас 2-х касаток и 5-х белух готовятся выпустить в Охотское море».

Заготовленная показуха, мол, вы граждане спрашиваете о трогательных животных, вот вам ВВП их освобождает.

В 13.40 что-то о фермерах. ВВП считает фермерство перспективным видом сельского хозяйства.

Он ошибается, давно стало известно, что самый прогрессивный способ — это крупные профильные специализированные хозяйства.

Из колцентра нам радостно объясняют, что колцентр подвергся Dos-атаке.

«Но мы отбились!», — возглашает колцентровская дама.

Иду, возвращаюсь с какао.

Вопрос о полковнике Захарченко: «Откуда у того взялся грузовик денег и куда они пойдут? Чувствуете ли Вы, как гарант, свою ответственность за это безобразие?».

— Чувствую, — отвечает ВВП и объясняет, что в других странах происходит то же самое.

14.28. Дагестан. Под дождём стоят пять человек среднего возраста. Один из них: — Мы помним тот день, когда Вы прилетели к нам в самый трудный час. До сих пор нету статуса ополченца. Просим Вас разрешить этот вопрос… Сейчас здесь всё красиво, разрешите нам поднять бокалы за ваше здоровье.

Ведущий, парень в очках, подхватывает ноту «культа личности» — тогда страна трещала по швам. И Вы взяли на себя…

Если выступление дагестанцев выглядело искренним и чинопочитание их национальная коренная черта, то ведущий пропел панегирик.

Слово дают Нюте Федермессер. Иначе, зачем бы это в кустах стоял рояль. Она говорит о проблеме обезболивающих.

Путин реагирует — эта проблема известна. Однако статью 228 либерализировать не будет.

— Другое дело, что нужен контроль. Вот генералы были уволены … (В данном случае так он коснулся дела Голунова, не называя его).

Пучков-Гоблин требует серьёзно наказывать за фейковые новости.

Дальше я смотреть не стал. Пошёл сделать себе ещё чашку какао.

Короче, в памяти останутся освобождённые касатки.

Завхоз Путин поправился…

Сейчас читают

Архивы