Американские эксперты прогнозируют конец нефтедоллара, коллапс рынков, затяжную ситуацию «чрезвычайного положения», новый миграционный кризис и рост «продовольственного» национализма.

Американские геополитики Параг Ханна и Каран Кхемка, написали статью, в которой прогнозируют афтершоки после коронавируса. В теории хаоса эффект бабочки описывает небольшое изменение, которое может иметь массивные, непредсказуемые последствия. Даже первоначально кажущиеся незначительными изменения в период эпидемии коронавиурса могу привести к серьёзным последствиям.

«Если нам повезет, мир пройдет «пик вируса» в течение следующих шести месяцев. Но экономике, правительствам и социальным институтам в лучшем случае понадобятся годы, чтобы восстановиться в лучшем случае. Более того, вместо того, чтобы даже говорить о «восстановлении», подразумевающем возвращение к тому, как все было, было бы разумно спроецировать, в каком новом направлении будет развиваться цивилизация. Следующие 3-5 лет будут напоминать нам о том, что COVID19 был молнией перед громом» — предупреждают аналитики.

Вот основные положения статьи, опубликованной Fast Company.

Длительная чрезвычайная ситуация

Наиболее очевидный сценарий, который следует учитывать, заключается в том, что многочисленные существующие штаммы COVID-19 продолжат распространяться по планете, а поиск вакцины окажется более труднодостижимым, выходя за рамки прогнозируемых в настоящее время 12-18 месяцев.

Страны, которые приняли карантинные меры и внедрили технологии контактного слежения, возможно, смогут изолировать очаги заражения с помощью строгих карантинов, но бедные и густонаселенные страны останутся особенно неподготовленными и уязвимыми. Совокупное число погибших в настоящее время составляет менее 100 000 и продолжит рост  до почти миллиона и более человек. В настоящее время все страны самоизолируются, но на этой траектории некоторым придётся закрыть границы на неопределённое время. Во внутренней политике такие страны столкнутся с болезненным выбором между возрождением своей экономики и подверганием своего населения дальнейшему заражению.

Поэтому мы должны с осторожностью относиться к прогнозам, предполагающим, что мы столкнемся только с U- или V-образной рецессией. Многочисленные факторы препятствуют этому спокойному взгляду. Самое главное, что цепочки поставок и рынки более интегрированы, чем это принято считать. Развивающиеся рынки и развивающиеся страны имеют решающее значение как в качестве поставщиков, так и рынков. Их гибель ослабляет мировую экономику в целом.

Кроме того, внутренняя безработица достигнет уровня, существовавшего в эпоху Великой Депрессии, и нынешние пакеты мер по оказанию помощи могут оказатсья недостаточными в долгосрочной перспективе. Осторожные сбережения и приглушенное потребление будут регулировать решения по расходам домохозяйств, а деловые инвестиции будут провисать. Поэтому наиболее вероятным экономическим сценарием на ближайшие годы является долгосрочный W-образный сценарий.

Как только возобновляемые кредитные линии будут исчерпаны, многие крупные фирмы рухнут или будут консолидированы. Отрасли, от коммерческой недвижимости до авиации, пострадают от огромных списаний офисных зданий и торговых центров, авиакомпаний и аэропортов. В то время как европейская социальная политика держит домохозяйства на плаву намного лучше, чем скудное благосостояние Америки, единый рынок Америки намного эффективнее, чем еврозона, где лидеры не согласятся на достаточно крупную схему взаимных долговых обязательств. По мере коллапса крупных работодателей (а также штатов или провинций, зависящих от их налоговых поступлений) рухнут и правительства.

«Суэцкий сценарий»

Крах государства не является неправдоподобным сценарием для нефтегазовых государств от Эквадора до Ирана. Последние годы гиперинфляции и голода в Венесуэле будут усугубляться просачиванием помощи и падением цен на нефть. Подобно тому, как нефтяной кризис 1980-х ускорил распад Советского Союза, сочетание снижения цен на нефть и вероятности отмены хаджа ускоряет рост двух крупнейших источников дохода Саудовской Аравии. Высокий уровень вирусной инфекции в Иране усугубляется удушением от американских санкций. Нефтяные государства и развивающиеся страны обраащлись в МВФ для получения доступа к его чрезвычайному кредитному фонду, а также использовали свои долларовые резервы для поддержки своего финансирования и предотвращения оттока капитала.

Странам Персидского залива, возможно, придется ослабить свои привязки к доллару США.

Было бы слишком упрощенно предположить, что Китай заполнит эту пустоту. Учитывая собственные трудности Пекин сдержался от предоставления щедрых кредитов своим обычным государствам-клиентам, таким как Иран и Пакистан.

Тем не менее, «суэцкий сценарий» остается правдоподобным, что указывает на эпизод 1956 года, когда администрация Эйзенхауэра пригрозила прекратить поддержку британского фунта до тех пор, пока Великобритания не выведет свои войска из Суэцкого канала. В условиях, когда торговля между США и Китаем резко снижается, а Китай стремится торговлю нефтью в юань, фрагментация мирового валютного порядка — это возможность, к которой должны подготовиться все страны.

Очередной миграционный кризис

Глобальная экономическая фрагментация и ослабление международной системы жизнеобеспечения – лишь усиливает стимулы, чтобы люди продолжали спасаться бегством из несостоятельных государств. Турция ясно дала понять, что не хочет ни укрывать четыре миллиона сирийских беженцев навсегда, ни терпеть массовую вспышку вируса. Уменьшающаяся поддержка Египта и Судана со стороны стран Залива может также спровоцировать отток населения из этих государств.

Таким образом, мы должны ожидать, новый миграционный кризис, с толпами людей, которые будут стараться попасть из Центральной Америки в Мексику и с Ближнего Востока в Европу.

В более широком смысле, если и когда пандемия снимет ограничения на трансграничную мобильность, миллионы других людей будут стремиться покинуть регионы «красной зоны» с неадекватным медицинским обслуживанием в пользу «зеленых зон» с более качественным медицинским обслуживанием. В настоящее время почти все страны, предлагающие всеобщую медицинскую помощь, находятся в Европе. Те, у кого есть профессиональные навыки и «паспорта иммунитета», вполне могут получить въезд, так как некоторые более богатые страны ищут мигрантов, чтобы внести свой вклад в восстановление потребления и восполнить нехватку рабочей силы. Внутри стран перелет из дорогостоящих городов первого уровня в более доступные провинциальные районы, скорее всего, ускорится. В Америке это может пойти на пользу таким городам, как Денвер и Шарлотта; в Европе — Лиссабону и Афинам.

Рост национализма

Однако, прежде чем многие страны начнут рассматривать возможность резкого роста миграции, они, скорее всего, сначала проведут серьезный анализ своих продовольственных и медицинских запасов и, возможно, займутся тем видом накопления или «продовольственным национализмом», что Россия сделала в отношении ограничения экспорта зерна, а Вьетнам — в отношении ограничения экспорта риса.

Было бы дико оптимистично предсказывать, даже надеяться, что многосторонние институты будут модернизированы великими державами, чтобы лучше справляться с будущими потрясениями. ООН продолжит терять позиции. То же будет с МВФ и Всемирным банком.

Поэтому наиболее оптимистичным сценарием является возрождение региональных организаций. У ЕС есть шанс создать фискальный союз, в котором он нуждается больше, чем когда-либо, но остается неясным, воспользуется ли он им. Азиатские страны только что прошли процесс Регионального всестороннего экономического партнерства (РВЭП), и им необходимо будет углублять свою внутреннюю торговлю, чтобы справиться с глобальным шоковым потрясением, вызванным спросом. Три государства Северной Америки уже больше торгуют друг с другом, чем с Китаем или Европой. Регионализация станет новой глобализацией.

Технологии в сравнении с кривой затрат

Какие инвестиции мы можем сделать или углубить сегодня, чтобы ослабить воздействие коронавирусной пандемии и направить будущее в более стабильное и устойчивое русло?

Увеличение инвестиций в биотехнологии и здравоохранение — это очевидные шаги для начала, но не в их нынешней форме. Во всем мире здравоохранение определяется как социальное благо (как это уже происходит в Европе), но его стоимость находится под пристальным вниманием. Эффективное с точки зрения затрат универсальное обеспечение может быть достигнуто только с помощью модели, в которой особое внимание уделяется телемедицине и локализованным клиникам и лечебным центрам. Толчок, который делается в этом направлении даже в таких бедных странах, как Индия и Индонезия, может быть поучительным для большей части мира. Фрагментация регулирования в области наук о жизни также должна быть преодолена, если мы хотим поддержать «научную дипломатию», которая проросла на фоне этой пандемии, и обратить вспять десятилетнюю тенденцию, когда стоимость производства нового лекарства удваивалась с каждым прошедшим десятилетием.

Аналогичным образом, частное образование будет получать значительно больше инвестиций, учитывая его высокие показатели в период кризиса, но с упором на цифровое обучение. Это, в свою очередь, должно продемонстрировать, как широкие инновации в государственном образовании могут быть также достигнуты экономически эффективным образом. Оцифровывание финансовых услуг – ещё один тренд, который продолжится после эпидемии.

Цивилизационные угрозы

Коронавирус оказался большим испытанием для властей, чем 11 сентября, и финансовый кризис вместе взятый, отрезвляющий шок, который разрушил самодовольные предположения о том, что прогресс не остановить.

Эволюция, как биологическая, так и цивилизационная, является гораздо более бессистемным и неопределенным процессом.

Продвигаясь вперед, лидеры государственного и частного секторов должны будут принять гораздо более широкое участие в определении долгосрочных приоритетов, таких как борьба с изменением климата и распространение информации о краткосрочных жертвах, необходимых для их достижения.

Потребуется переориентировать стимулы, при этом правительства будут субсидировать инвестиции в устойчивое развитие, а рынки вознаградят те фирмы, которые получат прибыль. Если мы находимся в состоянии «войны» с пандемией или будущими цивилизационными угрозами, мы должны действовать подобным образом.

Тем не менее, несмотря на все прогнозы, авторы полны глобалистского оптимизма, надеясь, что «пандемия коронавируса может заново изобрести глобальное общество», почему —  они не объясняют.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы