В течение уходящего года в Рунете сформировалась парадоксальная группа поддержки Д.Трампа. В ней объединились благонамеренные лоялисты и последовательные борцы с действующей властью, футурологи и историки, экономисты и юристы. Первоначально они ожидали победы Д.Трампа. Затем, с приближением осени, речь пошла о неминуемой гражданской войне и многомиллионных маршах в поддержку Д.Трампа. После поражения на выборах нон-стоп шла информация о борьбе в судах, которая вот-вот может закончиться аннулированием итогов голосования. Однако, ничего подобного не произошло. Но пропагандистская машина набрала обороты.

Приведу несколько цитат сторонников Д.Трампа. Вот что пишет борец с режимом: «Байден станет законным президентом с минимальной легитимностью. По сути, повторив историю Лукашенко или Мадуро, которые формально тоже законно избраны, но шлейф выборных фальсификаций ставит под сомнение их легитимность в глазах как своего собственного населения, так и за рубежом».

Вот новый американец, родом из России, поклонник Белого дела: «Стоит только перестать соблюдать многовековые традиции и законы, передавать легенды героического прошлого из поколения в поколение, и все рухнет. Потом можно списать развал США на Трампа (как СССР – на Горбачёва). Удобно.

Конечно, США развалятся. Это же искусственная нация, как и не созданная до конца нация советов». (Кстати, советов демонстративно с маленькой буквы).

А так оценивает ситуацию один из наиболее талантливых и известных благонамеренных лоялистов: «Половина страны, надо думать, отлично это понимает – и потому она приложила в последние месяцы все усилия, чтобы не допустить к власти нынешних триумфаторов.

Но её схватка с «вашингтонским болотом» проиграна.

И теперь встает вопрос: точно ли на этом все? Действительно ли демонстративно и многократно униженные трамписты разойдутся ждать своей участи?

Сказать весьма трудно».

Бесспорно, каждый имеет право на собственное мнение и его высказывание в рамках, разрешенных законодательством, на любую тему, включая американские перипетии. Однако важно помнить, что мнения авторитетных популярных аналитиков имеют в Рунете большой вес и потому ведут к определенным последствиям.

Во-первых, упор на суждения, а не на все богатство фактов, неизбежно ограничивает возможности конструктивной дискуссии. Обсуждать можно только данные, а не суждения.

Во-вторых, мнения на темы, подобные выборам 2020, как правило неразрывно связаны с прогнозами. Любой аналитик – не господь бог, а соответственно не может все и всегда точно прогнозировать. Однако беда в том, что в последнее время происходит инфляция прогнозов. Они высказываются, а когда события идут иным чередом, забываются. И процесс начинается по новой. Из-за этого увеличиваются дезориентация и даже недоверие аудитории, особенно молодежи.

В-третьих, в последние годы административные органы приложили плодотворные усилия к созданию систем обратной связи между настроениями в обществе и особенно его активной части вообще, и в аналитическом и экспертном сообществе, в частности. Это – не просто досужий интерес, а способ независимо от информации, поступающей их государственных источников, получить объемную картину и на ее основе принимать те или иные решения. И здесь возникает серьезная проблема. Аналитика, перейдя некоторую грань, превращается в самодезинформацию. Причина проста: рассматривается не реальность, а выдуманная виртуальность.

В этой связи, на мой скромный взгляд, необходима серьезная профессиональная со ссылками на всю совокупность фактов дискуссия о судьбах Америки, мира, а соответственно и России. Причем опираться в такой дискуссии надо на фактическое положение дел, а не суждения и оценки. Например, весь Рунет заполнен информацией о фальсификациях на американских выборах, которые, собственно, и обеспечили победу Д.Байдену. Между тем, Байден, в так называемом народном голосовании победил Трампа с невиданным за всю историю Америки перевесом – чуть более 7 млн голосов. Республиканские губернаторы, мэры, а также судьи не нашли значительных нарушений, которые могли бы повлиять на результаты распределения выборщиков и несмотря на попытки Д.Трампа, признали полностью законными результаты выборов. Американисты хорошо знают, что нововведения в избирательное законодательство, против которых протестует Д.Трамп, были в большинстве штатов, например, в Пенсильвании, внесены в последние годы именно республиканцами. Жёсткую позицию занял Верховный суд, в котором именно стараниями Д.Трампа большинство сегодня, впервые за 25 лет, перешло к консерваторам – сторонникам Республиканской партии.

Вернёмся к сути. В расследовательской и предсказательной аналитике факты изучаются не сами по себе, а с использованием тех или иных моделей и схем. Именно модели позволяют уложить все многообразие фактов в связанные, понятные и инструментально применимые концепции. Если доброкачественных фактов достаточно, выбрана эффективная модель, то это позволяет не только понимать прошлое и оценивать настоящее, но и прогнозировать будущее. Поэтому главный вопрос для аналитиков – это построение модели.

Предложу  аналитическому сообществу модель для анализа и прогнозирования ситуации современных Соединенных Штатах и в целом, в развитом мире. Для этого воспользуюсь наработками трех, на мой взгляд, гениальных исследователей.

Во-первых, Юрия Васильевича Яременко. Если бы он был не советским, а британским, американским или французским исследователем, то наверняка бы получил не просто Нобелевскую премию по экономике, но и упоминался в ряду таких титанов, как А.Смит, К.Маркс, Й.Шумпетер, Р.Коуз и т.п. Если совсем кратко, то Яременко придал экономике и социуму в целом дополнительное измерение. До него экономисты рассматривали разделение и кооперацию труда, различного рода политэкономические проблемы и т.п. исключительно в географическом смысле. Отсюда появились технологические зоны, валютные регионы и т.п. Ю.Яременко, перелопатив огромные массивы данных по экономической истории, неопровержимо доказал, что в экономике, наряду с горизонталью есть и вертикаль. Принципиально важным открытием Ю.Яременко было то, что появление новейшего не отменяет нового, а нового – старого. В такого рода вертикальной экономике прошлое, настоящее и будущее сосуществуют. Между различными уровнями вертикали происходит определенный обмен товарами, услугами, информацией и т.п. Этот обмен всегда максимально выгоден для верхних этажей, но дает возможность существования и самым нижним. (Для первого ознакомления с мощнейшей теорией Яременко рекомендую почитать беседы замечательного советского социолога, эксперта мирового уровня в области фокус-интервью С.Белановского с Ю.Яременко «Экономические беседы»).

Во-вторых, гуру общественных наук, одного из основоположников мир-системной теории Фернана Броделя. Исследуя зарождение системы капитализма Бродель установил, что значительная часть форм и отношений, которые мы относим к капитализму, сформировалась задолго до него. Например, на рубеже XV-XVI веков появились и получили широкое распространение современный бухгалтерский учёт и банковская отчётность.  В XVII веке начали активные операции коммерческие банки, фактически предтечи современной финансовой системы. (Банки существовали и ранее, чуть ли не с Вавилона, но их функции были сильно ограничены). В начале XVII века появились первые крупномасштабные акционерные структуры – Британская и Голландская Ост-индийские компании.

В-третьих, одного из наиболее мощных мыслителей ХХ века Антонио Грамши. Он убедительно показал и доказал, что экономика, политика и культура относятся друг к другу не как первичное и вторичное, а как три стороны одного и того же – человеческой жизни. Соответственно связи между ними нельзя свести к причинно-следственным. Они представляют собой так называемые циклические связи, когда причины и следствия меняются местами.

Наконец, при построении модели важно учитывать ещё одно ключевое обстоятельство. Сегодня мало кто из психоисториков и специалистов по эконометрии оспаривает факт, что на рубеже 70-80-х гг. прошлого века прогрессивная динамика научно-технологических, социально-культурных и политэкономических факторов сменилась деструктивной фазой.

Деструкция не ограничилась крахом СССР и распадом социалистического лагеря, но и неумолимо привела к системному, вероятно терминальному на интервале 7-15 лет, кризису капитализма. Грубо говоря, последние 40-50 лет всю цивилизацию настигла болезнь. В каждом регионе, в каждой стране она проявляется и развивается по-разному. Но во всех случаях мы имеем дело с патологией. В этом смысле крушение СССР стало не столько завершением Холодной войны и финалом великой мировой войны 1914-1991 гг., сколько первым событием и одновременно триггером наступающей эпохи деструкции.

Огромный фактически материал свидетельствует, что Америка живёт одновременно в настоящем, прошлом и будущем.

Прошлое Америки – это то, что Д.Трамп называл Grate Amеrica или та Америка, которая существовала в ХХ веке вплоть до начала деструкции. Эту Америку также можно назвать индустриальной. Капитализм, как общественный строй, стал господствующим только тогда, когда были изобретены и практически применены углеводородные двигатели, собранные из различных компонентов механизмы, массовое производство и потребление. Материально-техническая база капитализма – это углеводородное сырье, двигатели внутреннего сгорания, машиностроение, традиционная химия и агропром, базирующееся на глубоком разделении и кооперации труда массовое производство.

Поскольку индустриальная Америка с каждым годом теряет свои позиции и происходит это в условиях деградационной фазы, то люди, фонды и другие ресурсы, как правило, перемещаются не вверх, а вниз, выпадая из экономического оборота. Они формируют своего рода внутреннюю периферию Америки, ее точки и зоны бедствия, зачастую находятся буквально в нескольких десятках минут ходьбы от высокотехнологичных индустриальных комплексов. Особенно наглядно это видно в Пенсильвании.

Существующее бок о бок с прошлым и будущим американское Настоящее – противоречиво и конфликтно по сути. В американском Настоящем можно выделить три отчасти взаимодополняющих, но в основном враждующих между собой, контура. Поскольку они сложились в условиях нарастания деструкции, то каждый из этих блоков наряду с продуктивным функционалом демонстрирует и мощный разрушительный потенциал, реализующийся не только в масштабах Америки, но и мира в целом.

Первый контур настоящего – это финансиализм. Финансиализм – это строго говоря уже не капитализм. Главный источник прибыли уходит из материального, сервисного и духовного воспроизводства в сферу обращения, а именно – финансы. Отныне главный источник прибыли – это возможность присвоения денежной эмиссии и осуществления спекуляций на инвестиционных рынках. Финансиализм – это не только банки и страховые компании, но и фирмы по управлению активами, так называемыми индексными фондами, платформы, манипулирующие рынком за счет сверхбыстрых вычислений и т.п.

Ещё на рубеже 60-70-х гг. З.Бжезинский написал книгу «Технотронная эра». В ней он предсказал стремительное отмирание классического капитализма, предусматривающего рынок, конкуренцию, классическую частную собственность. По его мнению, чем дальше, тем больше, американская экономика будет определяться крупнейшими корпорациями, прежде всего в ВПК, энергетике, химии и фармацевтике. Эти компании, по мнению З.Бжезинского, а также Д.Белла будут осуществлять производство исключительно на основе планов и программ в кооперации с государством, и продолжать наращивать уровень автоматизации и механизации исключительно в рамках негласных разделов рынков между собой. По состоянию на 2020 г. можно констатировать, что эти прогнозы полностью оправдались вплоть до поразительных мелочей. Нынешняя американская энергетика, и прежде всего, нефтедобыча и нефтепереработка, высокотехнологичный ВПК, типа Lockheed, General Electric и Большая фарма, например Pfizer, действуют строго в рамках взаимодействия с государством, выполняя долговременные программы, а отнюдь не следуя законам рынка.

Как уже отмечалось, основы капитализма, его составные элементы появились и развились еще до формирования капитализма как строя. Сейчас на наших глазах происходит то же самое. Речь идет о платформенной экономике и алгоритмическом обществе.

Если вдуматься, то Google, Amazon, Uber, eBay, Facebook и т.п. – это несущая конструкция сферы обращения завтрашнего дня.  Если посмотреть структуру доходов интернет-гигантов, то львиная доля приходится на три источника: рекламу, прямые продажи товаров, услуг, информации и т.п. и доходы, полученные от сторонних структур за использование вычислительной инфраструктуры платформ.

Иными словами, современные платформы наследуют Ост-Индийским компаниям XVII века, итальянским и германским банкам поствестфальского времени и биржам Амстердама и Лондона.

Нынешние платформы – это по своему политэкономическому функционалу деструктивный контур сферы обращения будущего строя. Торгово-рекламно-транзакционные платформы, типа тех же Airbnb или LinkedIn, это – не просто интернет-гиганты настоящего, но и несущие конструкции будущего. (Для интересующихся наиболее полно об этой теме можно прочесть в книгах The Innovation Delusion by Lee Vinsel, Andrew L. Russell и Technologies of Speculation The Limits of Knowledge in a Data-Driven Society by Sun-ha Hong.) В то же время на нисходящей стадии развития платформы – это также как и банковский капитал, способ подчинения производства, его низведения на роль фактора, обслуживающего торговлю и спекуляции.

Наконец, Будущее не только американского общества, но и мировой экономики, политики и культуры – это эксизм – общество неравного доступа к ресурсам, благам и возможностям. Эксизм в технологическом плане базируется на постуглеводородной (не обязательно на зеленой) энергетике, на автоматизации производства на основе повсеместного использования искусственного интеллекта, технологиях работы с живым веществом (генная инженерия, синтетическая биология и т.п.) В качестве господствующей формы кооперации и разделения труда эксизм предполагает глобально информационно связанное локальное производство.  Сам по себе эксизм не несёт идеологической, социальной или иной окраски. На этой материально-технической базе могут быть реализованы различные формы общественного устройства – от жесткого кастового строя до общества социального разнообразия на базе неравенства способностей.

В настоящее время в Соединенных Штатах, Японии, в гораздо меньшей степени в Китае и в других странах уже формируются и развиваются локусы эксизма как вершины пирамиды вертикальной экономики. Чтобы было понятно, о чем речь, назовем деловую империю Илона Маска. В 2020 году Тесла стала самой капитализированной автомобильной компанией мира, обойдя Тойоту и превысив по объемам капитализации всех немецких автопроизводителей, вместе взятых. Что касается самого Илона Маска, то на конец текущего года он вышел на второе место в мире в списке Forbs богатейших людей планеты. И он далеко не одинок. Согласно американской статистике в настоящее время предприятия и научно-промышленные комплексы, которые можно отнести к эксизму, вырабатывают уже порядка 8-10% ВВП США (без учета экономики платформ).

В ближайшие три-пять лет сфера производства и сфера обращения эксизма соединятся, и он, если не произойдет крупномасштабного глобального фазового кризиса, займет место наверху пирамиды вертикальной экономики. Изложенное выше (гамбургер Байдена) можно графически изобразить следующим образом.

Чтобы понять истоки победы Д.Байдена, необходимо проанализировать главную составляющую успеха Д.Трампа на выборах 2016 г. Ещё за квартал до выборов в Д.Трампа никто, кроме ограниченной группы фанатичных сторонников, не верил, и руководство Республиканской партии всерьёз собиралось заменить его в качестве кандидата. Однако случилось чудо. Как мановению волшебной  палочки всё изменилось и четыре года назад праздник пришёл на улицу Д.Трампа. Еще по свежим следам выборов загадку удалось разгадать. Избирательную кампанию решительно взяли в свои руки Стив Бэннон, Питер Тиль и придерживающиеся идеологии нового консерватизма первые эксисты, типа семьи Мерсеров, членов мафии PayPal и т.п.

В итоге Д.Трампа к власти привела коалиция высокотехнологичных промышленников, айтишников – специалистов по управлению коллективным поведением и представителей крупнейших военно-промышленных корпораций. В свое время я подробно, по персоналиям разбирала всех главных действующих лиц.

Главный мотив последних месяцев и особенно недель избирательной кампании 2016 был сформулирован С.Бэнноном и реализован в значительной степени командой П.Тиля. Его можно сформулировать «производители против расхитителей». В данном случае С.Бэннон выступал своего рода фронтменом одного из наиболее влиятельных и совершенно неизвестного в России Майкла Линда, чья недавно изданная книга «The New Class War: Saving Democracy from the Managerial Elite» буквально потрясла американский истеблишмент. Мобилизация по Бэннону охватывала не только традиционно американцев, придерживающихся консервативных убеждений и традиционно голосующих за республиканцев, но и наёмных работников, малый бизнес, безработных и самозанятых родом из Grate America и частично оказавшихся на внутренней периферии американского общества.

Сейчас уже мало кто помнит, что в первые месяцы работы Предпринимательского совета при Д.Трампе одну из главных ролей в нем играл Илон Маск, Совет по искусственному интеллекту возглавлял Эрик Шмидт – один из руководителей Google, серьёзное влияние на выработку технологической политики республиканской администрации оказывал впоследствии один из непримиримых противников Д.Трампа, один из богатейших людей мира и основатель Amazon Дж.Безос.

Однако спустя полгода после победы на выборах спекулянт по духу, воинствующий антиинтеллектуал и просто нарцисс сделал всё, чтобы избавиться от коалиции сил, приведших его в президентское кресло. Уже летом 2017 г. за спиной Трампа встали другие люди, представляющие коалицию банкиров, нефтедобытчиков и девелоперов, осваивающих федеральный бюджет и бюджеты штатов. Именно в их интересах и были проведены основные законы и решения Администрации Д.Трампа в 2017-2020 годах.

Проведенный анализ позволяет сделать три принципиальных вывода.

Во-первых, победу на выборах 2020 одержал не столько Джо Байден и Демократическая партия, сколько широкая антитрамповская коалиция, включающая различные слои, группы как в самом американском обществе, так и прежде всего в его истеблишменте. Данный вывод подтверждает, в частности, тот факт, что республиканцам в итоге кампании 2020 удалось увеличить свое представительство в Палате представителей и сохранить Сенат.

Во-вторых, Джо Байден – это не зиц-председатель и не ветхий старец, за спиной которого кровожадный прокурор К.Харрис обтяпывает свои черные во всех смыслах дела, а Президент, который именно под себя подобрал команду. Первые назначенцы Д.Байдена имеют высокий интеллектуальный и профессиональный уровень, как правило, долгие годы тесно взаимодействовали с Байденом в рамках глубинной власти и обладают репутацией людей, склонных и умеющих договариваться с республиканцами.

В-третьих, чем дальше, тем больше в Америке, также как во всем мире будет нарастать острота противоречий, напряженность между Будущим, Прошлым и Настоящим. Соответственно можно ожидать, что в ближайшее четырехлетие эксисты – представители сферы производства постараются поставить под свой контроль платформенную экономику и нанести максимальный ущерб традиционным финансам. Также можно предположить, что эксисты захотят получить собственную территориальную базу, подобную Калифорнию – для платформенной экономики, и Нью-Йорку – для финансиалистов. Наиболее вероятный претендент на формирование конфликтного американского треугольника это Техас, как новый оплот эксизма.

Итоговый фундаментальный вывод: Америке отнюдь не грозит гражданская война, скорый крах доллара и распад. Однако, и этому нет альтернативы, будет развиваться и набирать силы смута. Смута же, как известно, это – не гражданская война, не спорадические бунты и беспорядки, не безмятежный мир, это – жизнь, где старые правила перестают действовать, а новые, как обязательные к выполнению, пока не появились. Где нет границы между можно и нельзя, и не вполне ясно, кто конечный арбитр и что конкретно он может делать.

P.S. Представляется очень важным избавить аналитику от оценочных суждений, трансляции непроверенной информации и выплескивания эмоций. В самом деле, герпетолог не оценивает пресмыкающихся, а без эмоций сравнивает, например, гадюку, живущую в Северной Евразии, и мохаве – на американском континенте.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы