Западные мыслители убеждают, что глобализация принесёт человечеству равенство и свободу. В этом, дескать, и есть её главная цель. Но на самом деле всё обстоит ровно наоборот. Футурологи прогнозируют, что в будущем общество расколется на касты. И ничем хорошим это не закончится.

Человек сам не знает, кто он есть, но зато он прекрасно чувст­вует свои потребности. Еда, власть, секс — главные двигатели цивилизации. Ради удовлетворения этих потребностей, если задуматься, человек ходит на работу и получает зарплату. Теперь же всё движется к тому, что в ближайшие 20 лет большинст­во людей работу потеряют, а вместе с нею многие потеряют и стимулы жизни.

Об этом говорит и Юваль Ной Харари, историк из Израиля, автор мировых бестселлеров «Sapiens: Краткая история человечества» и «Homo Deus: Краткая история завтрашнего дня». Харари напоминает читателям, что люди были неравны всегда. Частная собственность усилила это неравенство. Однако потом государства всё же стали заботиться о «простых людях». Правда, с корыстными целями: правителям были нужны армии здоровых солдат, а индуст­риальным экономикам — массовый труд и занятость. Поэтому государства вкладывали деньги в свои системы здравоохранения, образования и социальной поддержки.

Однако сейчас на дворе пост­индустриальная эра. На вооружении всех армий появились роботы и дроны, которые управляются небольшими группами профессиональных военных, а на заводских конвейерах трудятся умные машины. Спрашивается: что властям и сильным мира сего отныне делать с народными массами?

Кому ты нужен?

«На протяжении истории понимание работы неоднократно менялось, — говорит Юваль Ной Харари. — В течение довольно большого периода люди вообще не работали, они выживали, то есть сама идея: я встаю и к 8.00 еду на работу, где нахожусь до 17.00, — это современное понятие. Тревожность из-за потери работы — также сравнительно новый феномен. В ходе промышленных революций последних веков человек постоянно испытывал страх, что машины возьмут верх, а сам он станет ненужным. Думаю, на этот раз это может оказаться правдой».

Массовая потеря рабочих мест приведёт к тому, что к середине столетия в обществе сформируется бесполезный класс. Его уже так и называют. В него войдут не только безработные, но и все те, кто в принципе не сможет устроиться на доступную работу.

«В ХХI в. неравенство в обществе достигнет исторического максимума», — пишет историк. Неравенство это будет не только социальное, но и биологическое.

«Обновите мне мозг!»

В биологии сейчас происходят революционные изменения. В нейронауки вбухиваются огромные деньги. Появляются гуру биохакинга — методов улучшения возможностей человеческого тела и ума.

Биоинженеры теперь умеют выращивать новые органы и обновлять старые, вмешиваться в организм на генетическом уровне и т. д. Есть и более радикальные подходы, по сути, они предполагают слияние человека и компьютера. В кровеносную систему можно запускать нанороботов, чтобы те могли чистить сосуды и доставлять куда надо лекарст­ва, а заодно уничтожать опухоли и вирусы. В США создан чип, который при вживлении в мозг пересылает сигналы из одной здоровой его клетки в другую, обходя при этом повреждённые участки. Есть мозговой имплант, который отправляет нервные импульсы на персональный компьютер, а тот, в свою очередь, отдаёт команды всевозможным электронным устройствам в доме.

Что же нужно для того, чтобы войти в число счастливчиков? Ответ очевиден: деньги, и немалые. То есть небольшая группа, мировая элита, сможет «прокачивать» тело и мозг, а массы простых людей будут этого лишены. «В результате человечество расколется на биологические касты — сверхлюдей и бесполезный класс, — прогнозирует Харари. — К 2100 г. богатые действительно могут стать талантливее и умнее бедняков. Как только возникнет этот разрыв, уже ничего нельзя будет изменить. Это будет величайшая революция в истории не просто человечества, а всего живого на Земле. Если этот вопрос не отрегулировать, крошечная группа людей получит доступ к технологиям и будет определять будущее жизни на Земле».

Харари пытается нас утешить. Возможно, предполагает он, некоторые страны, где укоренены гуманистические идеалы, продолжат поддерживать народные массы. Скажем, будут выплачивать каждому представителю бесполезного класса так называемый безусловный основной доход (БОД) — определённую сумму денег, которая позволит сводить концы с концами. Есть и другие идеи. По мнению израильского историка, многие люди в будущем предпочтут жить в виртуальной реальности. К примеру, играть в компьютерные игры. Того же мнения, кстати, придерживается и Билл Гейтс.

Если ознакомиться с некоторой статистикой, эти предсказания не выглядят фантастикой. По данным американских экономистов, количество свободного времени у низкоквалифицированных рабочих за последние 15 лет увеличилось на 4 часа в неделю и 3 часа из этих четырёх они тратят на видеоигры.

Юваль Ной Харари считает, что к 2050 г. люди будут исследовать новые игровые сценарии и проводить всё свободное время в виртуальных вселенных. Не исключено, что игрок в видеоигры станет официальной профессией. Другой востребованной специальностью окажется дизайнер виртуальных миров.

Так или иначе двум кастам людей — элите и бесполезному классу — придётся как-то сосуществовать на одной планете. И есть подозрение, что соседст­во обычного гомо сапиенса с «прокачанным» киборгом ничем хорошим для первого из них не закончится.

популярный интернет


Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео