Общественность клокочет. Причина? Как всегда, маловразумительная. Какие-то эстрадные персонажи и разные там чечёточники не то отказались от съёмок в новогоднем «Огоньке», не то призвали это делать своих голодающих собратьев. Мол, карантинные меры закрыли лицедеям возможность зарабатывать, а они тепереча хрен с солью доедают, «помирают, …ухи просят».

Мне бы хрен с ними – pardonne-moi за мой каламбур о хрене. Я бы не заметила воплей каких-то неинтересных и, откровенно говоря, малознакомых мне героев с Центрального Телевидения (или так оно там нынче зовётся?), если бы не штормовые гневы в социальных сетях.

И понеслось! «Хорошо бы они вовсе куда провалились!», «Хоть один раз не видеть их на экране в новогоднюю ночь!», «Вот бы все они, эта нынешняя попса провалились в тартарары! И не слышать бы их НИ-КО-ГДА, а не то, что видеть!» Признаться, я обескуражена – такая патетика на ровном месте. И – традиционные призывы: «На завод бы его (её) отправить!» Вот уж подлянка! Для тех, кто так пишет, завод – отстойник и клоповник? А к чему – на завод? Вы так презираете индустрию и токарей-слесарей, коли хотите заслать туда «растлителей» души вашей?

Более того, моя газета «Завтра» почему-то засветилась в общем хоре. Скрупулезное, с понимание дела, перечисление имён и выражений. Как о важных и нужных героях дня.

Параллельно с этим разворачивался не то скандал, не то – флешмоб относительно молодёжного кумира со странной фамилией (то ли – псевдонимом, кликухой?) Моргенштерн. Выяснилось, что ему дали звание «Человек года». Или звезда года? Ибо Stern – сие звезда, а Morgen – ещё и утренняя. В общем, утреннюю звезду наградили почётной грамотой. Или не почётной и не грамотой. Журнал GQ устроил Моргенштерну овацию, номинацию и отсыпал барбарисок. И – опять понеслось!

На Фейсбук стало невозможно зайти – каждый третий упражнялся в остроумии, задавая риторический вопрос: «Это у нас теперь люди года?!» и шёл перечислять могучие вехи социализма: у нас людьми года были космонавты, военные и академики! Да ты, родной, в советские-то времена считал, что самые главные люди – это Оззи Осборн и фарцовщик Петя из второго подъезда. Если бы ты уважал космонавтов, мы бы сейчас жили в ином социуме.

И потом, какая разница, что наворотил журнал GQ? Вы его читаете? Я тоже его не читаю. Если мы у себя в газете начнём выбирать человека года, всё будет кулуарно, субъективно и прицельно-точечно. Это право СМИ – выдвигать своё-родное, и они этим воспользовались. Что думает журнал, который вы даже не открывали и вряд ли откроете? Да путь вообще не думает.

Ага. Интеллигенты, уверяющие, что «не смотрят телевизор», постоянно в курсе, чем живёт ненавистная селебретятина и взрываются от любого ея слова, жеста, вида. Совет простой, как всё житейское: если вам что-то противно – вы это не включаете. Или – убирает от себя.

А ежели включаете, дабы «знать врага в лицо», то вы сами невысоко поднялись над убогой «попсой». Врагом не может быть тот, кто ниже. Враг — это равный. Феерично встраиваетесь в общий гвалт и яро обсуждаете попсовиков-ударников, то есть бездарников? Опа. Новогодние оливье-шоу – ваша тема. Ваш уровень. Ваш смысл.

Вы сами их лепите и создаёте с тщанием Пигмалиона, не даёте им рассыпаться и уйти с радаров. То бишь с экранов. Предоставляете самое дорогостоящее, что есть в нашу эпоху – информационную подпитку. Но если вы не в состоянии переключить или – выключить новогоднюю туфту и полыхаете от того, что глянцевый журнал выбрал «не того» человека года – у меня для вас тоскливые новости. Вы – достойны этих концертов.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы