САТАНОВСКИЙ: Я развлекаюсь исключительно протыканием себя различными хирургическими инструментами и извлечением различных налипших на внутренней части сосудов гадостей. Каждый раз при этом вспоминая невольно некоторое количество постсоветского руководства бывших братских социалистических республик, от которых редко получаешь что-то хорошее. И дико, кстати, вчера удивился.  Я увидел нечто хорошее, с Туркменистана к нам пришедшее. 

СатановскийСОЛОВЬЕВ: Алабай?

САТАНОВСКИЙ: Маленького, Верного. Он такой пушок был! Я знаю, что из него вырастет бык, который, если что, серьезным выражением вот именно этой, но подросшей мордой лица загрызет всех. Но, во-первых, я просмотрел сразу под это дело информацию, понял, что каракачанская овчарочка, которая тоже была примерно таким же медвежонком, выросла до состояния среднего медведя, очень крупный сенбернар, что-нибудь такое, но только не с таким, как у сенбернара, добрым характером. И бочонки со старым вином, как привязывали сенбернарам-спасателям, чтобы они в Альпах откапывали спасенных и те сразу винца прихлебнули, и им стало хорошо. Ему, судя по выражению морды лица, бесполезно привязывать – сам выпьет. И акита-ину, доросшая до состояния человека в рост. Такая лисичка, но в рост человека, и с фигурой, в плечах, которая завалит кого угодно. Им подарили третьего друга, теперь – малыша. Они его воспитают.

Евгений Сатановский: Европа накрывается медным тазом 12.10.2017

СОЛОВЬЕВ: Это все специально, чтобы Меркель окончательно возненавидела нас?

САТАНОВСКИЙ: Смотри, Меркель боялась Кони. Лабрадор – добрейшее животное.

СОЛОВЬЕВ: Вот я про то же.

САТАНОВСКИЙ: Но она ее истерически боялась. А Кони померла в 2014 году. Это наводит на размышления. Как Кони умерла, вот они санкции против нас и ввели. На самом деле, она, видимо, действительно не рисковала, а с той сворой, которая есть сейчас, они, видимо, боятся подойти и отменить санкции, потому что их просто съедят. Я даже не очень уверен, а так ли это будет обидно, по крайней мере европейцам?

Если говорить серьезно, мы просто вчера посмотрели на карту. Статья большая в журнале «Эксперт» отметила как минимум некоторые из тех регионов Европы, которые хотели бы по разным причинам, чтобы они были сами по себе, а не в составе своих государств. Слушай, там Европа похожа на шкуру леопарда. Причем огромное количество богатых регионов, к которым относится та же Каталония. Но я, например, про землю Басков себе это представлял, но я не очень представлял, что в той же Испании они каталонцев сейчас шпыняют. Но, вообще-то, там еще есть Балеарские острова, там есть Валенсия, там есть Галисия, там много чего есть. Там Андалузия. В общем, остается Арагон, Кастилия и Лион — все остальные идут к черту, и чувствуют себя замечательно. А земля Басков, так там же еще есть и французская Баскония, эта самая Гасконь. Она зачем должна оставаться в составе Франции? А Британь? Она вообще всю жизнь была отдельно. И так далее, и так далее, и так далее.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео