Террористы «Исламского государства» влипли в серьезную передрягу. Строительство халифата на территории Ирака и Сирии захлебнулось. Регулярные армии двух государств, получив военную поддержку от России поднялись духом и перешли в контрнаступление… Казалось бы, конец душегубам и головорезам, благо мочалит их с воздуха аж две коалиции. Но не тут-то было!

СатановскийВопреки ожиданиям общественности, военное поражение не обернулось расколом в рядах ИГИЛ и дезорганизацией группировки. Каким-то непостижимым чудом проигрывающему войну «Исламскому государству» удалось поставить под свои знамена боевиков группировки «Джабхат Ан-Нусра» — сирийскую ветвь «Аль-Каиды», которую в некоторых украинских масс-медиа по незнанию объявляли умеренной оппозицией.

На политическом языке это означает перегруппировку сил в борьбе за влияние на Ближнем Востоке
. Две конкурирующие, по мнению востоковеда Евгения Сатановского, «фирмы», спонсируемые Катаром и Саудовской Аравией, подписали своеобразный пакт. Понятно, что без консенсуса покровителей такое случиться не могло.

«Уши меценатов» из закулисья этой новости показались быстро
. МИД Катара объявил о… возможной военной операции в Сирии во имя спасения народа от диктатора. Об одиночном вмешательстве речи не идет. Все, чем богаты шейхи в сфере обычных вооружений – 9 французских самолетов «Мираж» и 35-40 немолодых танков АМХ-30 того же производства. А посему речь зашла о коалиции с… Турцией и Саудовской Аравией – куда более мощных в военном отношении державах.

И для той, и для другой страны существование ИГИЛ
– не только смертельная опасность в непосредственной близости от национальных границ, но и экономическая выгода. Анкара получает нефть по демпинговой цене и по черным схемам, за счет чего превращается в мультимиллионеров не один десяток приближенных президента Турции Реджепа Эрдогана и премьера Ахмета Давутоглу. Проводить ее через накладные можно за 48-50 долларов, покупая за 15-20. Подлога не заметит никто и никогда, деньги до окончания войны продолжат капать, а посему в сворачивании противостояния в этом краю никто не заинтересован.

У Эр-Рияда другие цели
, но добивается он их теми же средствами. «Террористические скважины» позволяют сбивать цены на «черное золото» до неприличных величин, вытесняя с мирового рынка дорогую северную нефть и еще более невыгодную сланцевую американскую. Если все пойдет по плану, королевство оттяпает себе солидную долю европейского спроса, оставив ни с чем Россию и Иран. Вторая «миссия ИГИЛ» — очаг нестабильности на пути строительства нефтепровода из Ирана в Средиземноморье. Углеводородные конкуренты в Европе не нужны никому. Только бизнес. И ничего личного.

«Двойную игру» вынужден вести и официальный Дамаск
. Сирийская регулярная армия развернула наступление на позиции боевиков, однако говорить о стратегических успехах и громких победах по-прежнему рано. В военных сводках фигурируют десятки маленьких городишек и ни одного крупного опорного пункта, отбитого у исламистов. Более того, западные СМИ сообщают о больших потерях правительственных войск, теряющих в результате попаданий американских противотанковых комплексов десятки единиц бронетехники.

В политическом смысле Запад делает все возможное
, чтобы Асад не дрался с «Исламским государством» до последнего патрона. Анкара и Вашингтон настаивают на политическом урегулировании конфликта с минимальным участием действующего президента. Москва подтвердила, что затеяла весь сыр-бор с применением силы отнюдь не ради обанкротившегося лидера, а сам диктатор пару раз заявил о возможности отхода от дел в интересах всего сирийского народа. Понятное дело, что до окончания войны этот интерес у гражданского общества не проснется. Глупо отрицать, что именно противостояние с ИГИЛ является главным оправданием пребывания действующего правителя в президентском дворце.

Не будучи толстолобиком
, Башар Асад никогда не скажет вслух, что кровно заинтересован в существовании неумеренной оппозиции на собственной территории. Но, не бегай по пустыне парни под черными знаменами, с высокой долей вероятности сирийский президент давно разделил бы участь Муаммара Каддафи.

Еще одна миссия ИГИЛ
, в которой могут быть косвенно заинтересованы, в том числе, действующее руководство Сирии, Ирака и Ирана – не позволить образоваться на территории этих стран новому государству Курдистан. Пока продолжается война самый большой народ, так и не получивший права на самоопределение, решает иные задачи, созвучные с коалицией Владимира Путина.

В интересах Израиля сохранение нынешнего неустойчивого баланса сил
. Некоторое количество палестинских боевиков ХАМАС отправились на фронт воевать в рядах Сирийской свободной армии. По другую сторону баррикад уничтожаются ливанские шиитские радикалы из группировки «Хезболла». В случае победы Асада, молодчики, приобретя боевой опыт, вернутся домой. Если же Дамаск падет – Хасану Насралле перепадет абсолютно все оставшееся вооружение правительственных войск.

Пожалуй, в мире существует два крупных игрока
, не заинтересованных в разрастании ИГИЛ – объединенная Европа, которую наводняют беженцы из Сирии, и Москва, которой халифат грозит «третьей чеченской». Таким образом, российским летчикам приходится воевать не только с бородачами под черными флагами, но и со свихнувшейся и наиболее циничной частью человечества, которая «держит пальцы» за успехи головорезов ради сиюминутной выгоды.

comments powered by HyperComments