САТАНОВСКИЙ: У нас сегодня ж 100-летие революции, Великой Октябрьской социалистической революции, для кого-то — большевистского переворота. И мы как раз перед тем, как уйти из эфира на прошлой неделе, говорили достаточно много на тему того, что такое революция для наших слушателей: это великое событие, страшная трагедия для России или и то и другое? В конечном счете очень взвешенные и разумные получили результаты, по которым это, конечно, оказалось и тем и другим для большинства, потому что все-таки очень сложно давать событиям такого масштаба однозначную характеристику. СатановскийЧем была гражданская война для Соединенных Штатов Америки: была ли она катастрофой, как оказалось для Юга, или великой победой, как оказалось для Севера? И так ли эта победа  была велика? И стоила ли она жизни президенту Линкольну? И чем это все аукнулось всему остальному миру? Например, Египту это аукнулось производством длинноволокнистого хлопка. Так сколько людей погибло, пока англичане внедряли в колониях те культуры, которые они перестали получать из южных штатов – табак, хлопок, много чего другого?  Чем была Французская революция? Поди разбери, чем она была. Аристократов — на фонарь, короля — на гильотину – все понятно! Наполеоновские воины. До сих пор велик Наполеон собою, как посмотришь, так в истории Франции я даже не знаю, кто может с ним сравниться? Жанна Д’Арк разве что. Фигура вполне полулегендарная. А вот если смотреть на всех последующих, Наполеон просто всех забил. Он даже и у нас, хотя Наполеоновская война неслучайно была Отечественной войной 1812 года, в отношении самой фигуры первого консула не было жуткого поношения. Его, может, и ненавидели — корсиканское чудовище для русской литературы конца XVIII начала XIX века – вещь обычная, однако и боялись, однако и уважали.

Евгений Сатановский: Между всеми революциями есть нечто общее 07.11.2017

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео