Ближний Восток с непрерывной борьбой внешних и внутренних игроков за власть и контроль над ресурсами остается одним из наиболее беспокойных регионов планеты. Причем это относится и к таким богатым странам, как Саудовская Аравия, и к периферии: Йемену, Ливии и Сомали – государствам де-факто «бывшим».

СатановскийРассмотрим некоторые из проходящих там процессов с опорой на материалы экспертов Института Ближнего Востока А. Быстрова, П. Рябова и Ю. Щегловина.

Заговор принцев

Чистка государственной, силовой и финансовой саудовской элиты, начатая в борьбе за власть наследником престола принцем Мухаммедом бен Салманом, идет полным ходом. 320 человек были вызваны в Высший комитет по борьбе с коррупцией с начала расследования. Часть отправили в Генпрокуратуру, 159 человек арестованы. Однако процессы, инициированные наследником, идут с большими проблемами. Задержанный по подозрению в коррупции принц-миллиардер Аль-Валид бен Талал отказался идти на предложенное властями досудебное урегулирование и готов защищаться в международном суде. Он отрицает вину и требует привлечь иностранные аудиторские компании, чтобы установить источники его доходов и средств, настаивая на расследовании дела при участии независимых экспертов и международных судебных инстанций.

В Эр-Рияде столкнулись с непреодолимым препятствием: арестованный отпрыск влиятельной ветви королевской семьи понял, что время и реакция его зарубежных партнеров работают в его пользу, так как с самого начала организаторы кампании исключали вариант судебного расследования, тем более международного. Улики против арестованных слабы да и могут всплыть сведения о коммерческой деятельности самого короля Салмана и его ближнего круга. В итоге саудовские власти зашли в тупик. Им необходимо как можно быстрее собрать и передать в казну конфискованные «коррумпированные» деньги, ослабив тем самым потенциальных противников М. бен Салмана. Причем основной целью всей этой кампании является даже не пополнение казначейства, а согласие задержанных на передачу ему всех бизнес-каналов в США и странах ЕС, что тоже буксует.

По сообщениям арабских СМИ, на предложенные условия согласились бывший министр национальной гвардии принц Митеб бен Абдалла бен Абдель Азиз Аль Сауд и глава королевского протокола при короле Абдалле Мухаммеде ат-Табиши. По ряду данных, они перечислили властям более миллиарда «незаконно присвоенных средств» и покинули стены отеля Ritz Carlton, где содержались под стражей. Принц Митеб был одной из основных целей этой кампании, но убедить его в неправильности поведения удалось «не в полной мере». То, что перечислено в казну было около миллиарда долларов, говорит именно об этом. Саудовские власти говорили, что планируют получить от задержанных порядка 800 миллиардов, и уже понятно, что это нереально.

Мухаммед бен Салман явно теряет темп. Противники режима активизируются для его компрометации, в том числе действуя через лобби в США и на Западе в целом. Представители ветвей королевской семьи бен Талала и бен Абдаллы консолидируют усилия для организации отпора наследному принцу. Они проводят секретные консультации с главой клана королевской семьи Судайри Ахмедом бен Абдель Азизом, стимулируя его выдвинуться в качестве альтернативы М. бен Салману. А. бен Абдель Азиз 40 лет был министром внутренних дел и отодвинут от прямой линии престолонаследия с 2014 года. Его на посту наследного принца сменил тогда Мукрин бен Абдель Азиз. Один инструмент влияния на ситуацию у экс-министра есть: налаженные за время работы в МВД связи среди джихадистских кругов и представителей радикального духовенства. Последние крайне недовольны действиями молодого наследника и некоторые уже арестованы. Однако далеко не все. А их влияние на радикальные круги трудно переоценить: эти люди курируют благотворительные фонды королевства, через которые поддерживаются контакты с исламистскими кругами по всему миру. В высших эшелонах КСА идет смычка представителей трех основных оппозиционных ветвей королевской семьи в лице ближнего круга Аль-Валида бен Талала, бен Абдаллы и семьи Судайри. Кто победит в схватке, покажет время. Ясно лишь, что борьба за власть в КСА не окончена и предсказать ее итоги пока невозможно.

Йемен после Салеха

Убийство экс-президента Али Абдаллы Салеха упростило ситуацию в стране. В Йемене исчезла сила, многое определявшая и усложнявшая последние 15 лет. Главной ошибкой политикума, активно участвовавшего в «йеменской революции», было то, что не ликвидировали Салеха в самом начале. Хотя такую попытку предпринимали, бывший президент потерял ногу и руку, но остался жив. Все, что мы видим в Йемене, фактически распавшемся, в большой степени дело рук покойного Салеха.

Убийство экс-президента Йемена упростило ситуацию в стране

Он воспользовался междоусобицей в рядах «Объединенной оппозиции» и стимулировал усиление хоуситов, используя их для наказания недавних союзников из партии «Ислах» и своего вице-президента Абд Мансура Хади. Для этого Салех предоставил в распоряжение хоуситов арсеналы ракетного оружия, тяжелой техники и финансы, которые аккумулировал на счетах в ОАЭ, а затем переводил в Йемен. Экс-президент стоял и за «марш-броском мятежников» в Аден, что изменило ход истории в стране. Никакого марш-броска хоуситов с севера на юг на деле не было. За него выдали восстание Республиканской гвардии, стоявшей гарнизонами от Таиза до Адена и военных баз в его окрестностях. «Молниеносность» марш-броска связана именно с этим обстоятельством. Самих хоуситов, которые не возражают против обособления Южного Йемена, там было мало.

Салех инициировал активное вмешательство КСА и ОАЭ в йеменский конфликт, спровоцировал центробежные тенденции в Южном Йемене. Хоуситов до этого в их борьбе с партией «Ислах» поддерживали Эр-Рияд, Абу-Даби и остальные йеменские игроки. Поход на юг, спровоцированный Салехом, изменил ситуацию, предопределив создание аравийской коалиции и затяжные политический, военный и гуманитарный кризисы. На этом фоне Салех планировал возвратиться во власть как единственная стабилизирующая сила.

Что до будущего, уход Салеха означает обрушение влияния его клана и партии «Всеобщий народный конгресс» (ВНК) на развитие ситуации в Йемене. Все лояльные ему подразделения Республиканской гвардии исчезнут из военного расклада сил, поскольку отсутствует финансирование. Они перейдут на сторону Али Мохсена аль-Ахмара или хоуситов, но не будут самостоятельными. Расстановка сил в стране обозначена, и это упрощает ситуацию. Теперь только позиция хоуситов и Ирана определяет положение на севере. Ожидать расслоения внутри хоуситов сложно, поскольку крыло «соглашателей» нейтрализовано.

С другой стороны, Южный Йемен, находящийся под протекторатом ОАЭ, де-факто обособился. Для Абу-Даби важен контроль над портами на побережье Красного моря и Индийского океана в пределах бывшей НДРЙ, а также создание на севере силового противовеса йеменскому аналогу «Братьев-мусульман» – партии «Ислах». Штурмовать Сану ОАЭ не будут.

Иное положение у Саудовской Аравии: монополизация власти в руках проиранских хоуситов не оставляет Эр-Рияду альтернативы силовому воздействию на ситуацию.

В этой связи не исключено, что оживятся племенные ополчения хашид и вице-президента Али Мохсена аль-Ахмара, в отсутствие своего сводного брата и его детей ставшего единственным кандидатом в качестве руководителя Йемена (хотя бы на севере) для КСА, благо, в свое время именно он был определен шейхами хашид как преемник Салеха. Впрочем, насколько он в состоянии мобилизовать племенной ресурс, покажет время. Это не будут приветствовать в Абу-Даби, где полагают А. М. аль-Ахмара руководителем военного крыла «Ислах». Примерно такое же отношение и к «законному» президенту страны А. М. Хади, который находится под контролем КСА и не имеет никакого влияния в стране. Так что на среднесрочную перспективу главное – возможность военного успеха сил аль-Ахмара в осаде Саны. Если этого не произойдет в ближайшие недели, значит, хоуситам удалось стабилизировать ситуацию, и конфликт вновь станет вялотекущим.

По свежим данным вырисовывается картина сговора Абу-Даби и Салеха (связным выступал его сын Ахмед, живущий в ОАЭ) в секретных переговорах с участием КСА. После того как они закончились ничем (Эр-Рияд решил выждать), эмиратовцы и Салех пошли ва-банк. Предполагалось, что Салех поднимет мятеж, выбьет хоуситов из Саны, а войска коалиции (ОАЭ) поддержат его, наступая на столицу. В качестве руководителя «военного совета», который должен был возглавить столичный гарнизон после успеха мятежа и мог бы претендовать на верховную власть в стране (по крайней мере на севере или части этой территории), был племянник Салеха – командующий отрядами ВНК бригадный генерал Тарек Мухаммед Абдалла Салех (убит в Сане в самом начале неудачного мятежа). ОАЭ планировали объявить на саммите ССАГПЗ в Кувейте об успехе восстания против хоуситов и потребовать от его участников официально поддержать создание в Сане нового органа власти.

Эр-Рияд, с одной стороны, приветствовал бы поражение хоуситов, их оттеснение и блокирование в Сааде. С другой – саудовцам не нравилось усиление ОАЭ еще и на севере, притом что Южный Йемен они уже контролировали. К тому же такой сценарий означал забвение главной саудовской креатуры в Йемене А. М. Хади. Клан Салеха сделал бы все возможное, чтобы не пустить Хади в столицу и дезавуировать его полномочия. Эр-Рияд потерял бы возможность воздействовать на ситуацию через «законное и официально признанное правительство Йемена». Отсюда выжидательная пассивность КСА в начале мятежа. Королевство стимулировало взаимное ослабление противников, не вмешиваясь в ситуацию. Это говорит о том, что Эр-Рияд испытывает в Йемене дефицит опоры «на земле», чем еще долго будет определяться невнятная позиция КСА.

Схватка за порты Сомали

Прошедшие 13 ноября выборы главы анклава Сомалиленд, по оценке экспертов, не внесли серьезных изменений в расклад внутриполитических сил. Президентом стал кандидат от правящей партии «Кулмийе» Муса Бихи Абди. Сейчас он занят улаживанием отношений с основными спонсорами, оказавшими ему финансовую поддержку. Это главы Etablissements Djama Омар Саид и Ominco Group Абдурахман Махамуд Боре. Они спонсировали успех президента в обмен на обещание снижения пошлин на ввозимое продовольствие и товары ширпотреба. С главой Somcable Мохамедом Саидом Гуеди придется расплачиваться предоставлением монополии в телекоммуникационной сфере и долей в будущих контрактах на импорт электроэнергии.

За победой Абди стоят и ОАЭ, старающиеся закрепить и легализовать сделку по приобретению и расширению бывшей советской базы ВВС и ВМФ в Бербере. Скорее всего это Абу-Даби удастся. Новый президент находится под влиянием бывшей первой леди, жены президента Силаньо Амины Мохамед Джирде. Она основной лоббист сделки с ОАЭ, за которую клан Силаньо помимо наличных получил бесплатно роскошную виллу в ОАЭ и пожизненную страховку на обслуживание в престижном медицинском центре этой страны. Пересмотр статуса базы будет означать как минимум расторжение льгот для клана бывшего президента. Опасность для ОАЭ несет позиция президента Сомали Формаджо, который с опорой на Саудовскую Аравию инициировал пересмотр сделки в международном арбитраже. Иск он выиграет, так как Сомалиленд – самопровозглашенный государственный анклав, не признанный ни одной страной. Могадишо может заблокировать не только сделку по Бербере, но и предполагаемую выдачу Харгейсой лицензий на разведку и добычу полезных ископаемых на территории анклава.

Эр-Рияд пытается сократить военное присутствие ОАЭ на Африканском Роге. Основа стратегии Абу-Даби в регионе Индийского океана и Красного моря – строительство десятков крупных и мелких военных баз на побережье, что позволит контролировать не только морскую логистику в этом стратегически важном районе, но и порты. Любые инициативы ОАЭ по поддержке правительств или режимов увязаны с этой стратегией. Эр-Рияд сначала спровоцировал скандал между Джибути и Абу-Даби, в результате чего ОАЭ отказались от планов разместить в этой стране свою базу ВМФ (их место заняли саудовцы). Теперь то же самое КСА пытается проделать в отношении Берберы.

В этой ситуации Харгейса вынуждена идти на компромисс с Могадишо и пытается достичь это через Эфиопию. Аддис-Абеба всегда стояла за Сомалилендом, рассматривая его как буфер в противодействии проникновению в Эфиопию исламистов «Аш-Шабаб». При этом заигрывания президента Силаньо с ОАЭ в сделке по Бербере эфиопов насторожили. Эмираты – союзник Египта, а отношения с ним у Аддис-Абебы из-за строительства плотины «Возрождение» на Голубом Ниле напряженные. Из-за укрепления ОАЭ в Бербере появление египетских ВВС вблизи эфиопских границ становится реальностью. Организуя консультации между Могадишо и Харгейсой, Аддис-Абеба старается переформатировать отношения с новым президентом Абди и укрепить влияние на него, а через компромиссное соглашение Могадишо и Харгейсы ограничить возможности ОАЭ использовать базу в Бербере против Эфиопии. Но добиться аннулирования сделки с учетом заинтересованности в ней сильных кланов анклава у эфиопов вряд ли получится.

Где деньги, Рим?

30 ноября племенные ополчения тубу в южном районе Ливии Феццане без боя взяли под охрану аэропорт административного центра этого региона Себхи. Событие с далеко идущими последствиями для стабильности не только здесь, но и для перспектив активизации каналов незаконной миграции в Европу. Тубу взяли под контроль аэропорт административного центра Феццана, чтобы заблокировать его. Это ясный сигнал министру внутренних дел Италии Марко Минитти. Тубу напоминают ему об обещаниях выплатить репарации за жертвы вендетты между тубу и племенем ауляд сулейман. Последнему Рим также обещал «кровавые деньги», но не дал.

Ностальгия по Каддафи становится в Феццане очевидной, как и на западе Ливии

Минитти потратил год на то, чтобы создать совместную «пограничную гвардию» из представителей двух племен для патрулирования рубежей Ливии на юге и блокирования незаконных миграционных потоков. Чтобы заключить это соглашение, итальянцам пришлось несколько раз созывать заседания с участием представителей племен в Риме, обещать вождям лечение и обучение членов их семей на Апеннинах и выплату «кровавых денег». При чем тут Италия, министр объяснить сенату не смог, и деньги из бюджета не выделили. Искать другие финансовые источники министр не стал, благо, вследствие действий племенных групп в Феццане число незаконных мигрантов сократилось. Вместо этого он стал лоббировать открытие соответствующего финансирования из кассы ЕС по программе борьбы с незаконной миграцией.

Однако племена в Феццане все это волнует мало. Они не позволят министру внутренних дел Италии забыть об обещании. Возможно, мигранты вскоре вновь пойдут потоком через Ливию в Европу. Действия Минитти не только нарушают достигнутые договоренности (договор в Риме глава МВД скрепил своей подписью), но и самым негативным образом скажутся на репутации поддерживаемых итальянцами структур премьер-министра правительства национального согласия (ПНС) Фаиза Сараджа. Его назначенец Абдусалам Кажман был главным гарантом выполнения условий договора со стороны Триполи, и там на специально открытых счетах Центрального банка должны были быть размещены предоставленные итальянцами компенсации. Уроженец Феццана Кажман рискует ответить за просрочки головой.

Все это происходит на фоне объявленного президентом Франции Эммануэлем Макроном плана борьбы с работорговлей в Ливии с проведением ограниченной военно-полицейской операции при финансировании от ЕС. Борьба за деньги Евросоюза идет между Парижем и Римом давно. Сначала в бюджет ЕС пытался вписаться с инициативой по созданию пограничной гвардии Феццана Рим. Эту попытку заблокировал Париж, не хотевший усиления конкурента (французы ставят на фельдмаршала Халифу Хафтара). Итальянцы пытаются сорвать планы Макрона собрать под знамена «операции по борьбе с работорговлей» все силы Евросоюза. Брюссель пока также не откликнулся на инициативу французского президента благодаря усилиям координатора внешнеполитической деятельности ЕС Федерики Могерини. В итоге финансирование племенных милиций откладывается.

Дефицит средств коснулся не только тубу и ауляд сулейман, но и других проитальянских формирований в Себхе. Там вспыхнули волнения чадских и суданских наемников, входящих в группу члена племени каддафа Насера бен Джарада. При этом сам Джарад был ранен, пять чадцев погибли. Причина – требование выплаты зарплаты за год. Виноваты итальянцы, сначала сманившие отряды бен Джареда от фельдмаршала Хафтара (сорвав захват аэропорта в Себхе этим летом), а затем оставившие его без зарплаты. Джаред дезертировал год назад, поверив обещаниям итальянцев. Теперь он ставит на сына Каддафи – Сейфа аль-Ислама. Ностальгия по эре полковника становится в Феццане очевидной, как и на западе Ливии, где С. аль-Ислам находится в почетном плену у клана зинтан. Если итальянцы не смогут найти в ближайшее время финансирование для своих проектов в Феццане, это спровоцирует переход ключевого региона Ливии под крыло Хафтара и стоящего за ним Парижа. Что напоминает о борьбе Франции и Италии за Африку в колониальную эпоху.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео