Как известно, родственники убитых журналистов ВГТРК обратились с просьбой к президенту РФ помиловать садистку и убийцу Савченко, которая и наводила огонь на представителей российских СМИ.  Президент не отказал. Так и произошел исторический обмен наших «спецназовцев» на Надю… Прибыв в Киев, Савченко сделала ряд важных политических заявлений, в том числе и о том, что хочет выпить пару литров водки.

СатановскийВопрос: «Надя с возу — кобыле легче?»

Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока, кандидат экономических наук:

«Общее ощущение такое, будто накормили навозом…»

— То, что двое наших были обменены на эту крысу тростниковую, — это я могу понять. А вот то, что это было сделано в форме помилования, — я не понимаю.

Похоже ли то, что сюда были привлечены родственники убитых журналистов, на какой-то крайне неприятный спектакль, я комментировать не могу, потому что не имею отношения к тем структурам, которые в данном случае принимали соответствующие решения.

Я понимаю, когда жёны, дети, родственники просят помиловать или обменять наших ребят, находящихся в узилище украинской власти, а вот когда родственники убитых просят помиловать убийцу, этого я не понимаю!

Я до сих пор не могу простить Германии гибель своих родственников во время Великой Отечественной войны. У меня для этого слишком хорошая память.

Я не знаю, о чем говорила ночью «нормандская четвёрка», но я не жду ни от американцев, ни от европейцев, ни от кайзера или рейхсфюрера (назовите её как угодно) Меркель ничего хорошего.

Но у начальства могут быть другие императивы. Мы же не владеем той информацией, которой владеет руководство страны.

Те, кто ненавидит действующую власть и президента Путина, не начнут из-за Савченко его любить. А вот те, кто полагал, что она понесла справедливое наказание, оказываются в тяжёлом недоумении…

Знаете, в советские времена были совершенно другие кадры, стоявшие у такого рода договоренностей. Соответственно, и юридические обоснования (или их отсутствие) тоже были другими…

С моей точки зрения, для нынешнего обмена была выбрана крайне неудачная форма, и тем не менее хорошо, что наши вернулись в страну.

Ну что теперь поделаешь… Я не президент и не могу влиять на всё это. Да, было принято такое решение, и, может, просто не было другого выхода. Мы же этого не знаем.

Но общее ощущение такое, будто накормили навозом — то ли свиным, то ли ослиным и, знаете ли, очень духовитым…

Сергей Караганов, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике:

«К Савченко и ей подобным вряд ли можно изменить отношение»

— Во-первых, своих надо выручать. Во-вторых, хорошо, что это было сделано по-человечески, то есть после разговора с родственниками убитых (в том числе и благодаря деятельности Савченко) журналистов.

Грубо говоря, у родственников попросили разрешения, что позитивно говорит о нашей власти. Конечно, вряд ли сами родственники обратились к президенту с такой просьбой. Наверное, им подсказали…

Но родственники же были не против того, чтобы Савченко обменяли на наших граждан.

Ну а к Савченко и ей подобным вряд ли можно изменить отношение.

Михаил Виноградов, руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях, психиатр-криминалист, доктор медицинских наук, профессор:

«Я не готов говорить о том, что подвигло Путина на такой шаг»

— Что ж, мы обменяли Савченко для того, чтобы наши ребята вернулись домой. Это практика многих спецслужб мира, когда хотят возвратить своего сотрудника и спасти ему жизнь.

Знаете, когда речь идёт об обмене преступников на своих людей, о том, что были некие обращения родственников убитых и т.п., это всегда некий спектакль, который имеет какую-то подоплеку, неизвестную широкой публике.

Поэтому я не готов говорить о том, что подвигло Путина на такой шаг…

Сергей Гончаров, президент Ассоциации ветеранов антитеррористического подразделения «Альфа», экс-депутат Мосгордумы, полковник запаса:

«От Савченко мы имели только головную боль»

— Хорошо, что наши ребята вернулись, а Савченко, от которой мы имели только головную боль, отправили с нашей территории.

Думаю, что это самый приемлемый для нас вариант, чтобы Савченко отправить на родину.

Александр Гуров, генерал-лейтенант МВД, доктор юридических наук, профессор, депутат Госдумы III-V созывов, член Союза писателей РФ:

«Идёт какая-то не очень чистая игра…»

 — Я слабо верю в то, что родственники убитых российских журналистов сами написали прошение о помиловании Савченко.

Вокруг всего этого идёт какая-то не очень чистая игра, о которой мы не знаем…

comments powered by HyperComments
Андрей Фурсов: Украины не будет