Президент российского Института Ближнего Востока Евгений Сатановский в интервью «СЕГОДНЯ» рассказал о том, что ждет Европу, когда туда прибудут ветераны военных котлов в Сирии и Ираке,  куда мечется эрдогановская Турция и чем в действительности является ключевая 5–я статья договора военно–политического блока НАТО. 

Политолог предостерег Латвию и весь регион Балтии от повышения температуры политики милитаризации: по его мнению, риски ядерной бомбардировки региона авиацией США в рамках акции возмездия или устрашения слишком велики, чтобы их игнорировать, прячась за какие угодно международные пакты.

Политолог Сатановский скептичен и крайне саркастичен как по отношению к будущему Европы, так и в меньшей степени к России. Поле работы политолога — ближневосточная аналитика, где хаос гражданской войны не исчез после разгрома правительственными войсками боевиков радикальной группировки «Исламское государство». По прогнозам эксперта, вместе с обученными в реальной войне салафитами–экстремистами эта война скоро придет в страны Европейского союза, а европейские политики не могут ни предотвратить, ни даже оценить реальность угрозы. Ключевая роль тут — у Турции.

Турецкий гамбит 

— Политика Турции не меняется, если не считать переменами радикализацию большей части общества. За это спасибо президенту Эрдогану, — говорит Сатановский в интервью газете «СЕГОДНЯ». — По моей оценке, Эрдоган остается самим собой — жесткий, авторитарный, он расправляется со своими противниками везде, где они оказываются слабее. Мы говорим уже не о Турции образца развития Ататюрка — нет, это эрдогановская авторитарная Турция.

— Президентская власть, четкая вертикаль — к этому стремятся многие, Эрдоган тут не одинок.

— Мы видим противоречивые решения — он ведет себя порой просто неадекватно. Пытается заблокировать боевиков «Аль–Каиды» в провинции Идлиб, вместо того чтобы бороться с группировкой. Продолжает утверждать, что Башара Асада нужно снимать. Заигрывает с Америкой, выступая против российских проектов в Турции, блокирует участие в миротворческом Астанинском процессе. Общается с Саудовской Аравией, пытаясь добиться стратегического союза в Идлиб.

Но по большому счету все это суета и тщета: изменения ситуации на мировом уровне — это не к Эрдогану и не к Турции. России он изменений точно не принес. Правда, Путин — человек памятливый, и поэтому после того, как был сбит наш самолет, он поставил Турцию в очень неудобную позу. И продолжает ставить.

— Ситуация в Сирии стала менее опасной благодаря и Турции, как вы считаете?

— Президент Эрдоган последователен в своих непоследовательных решениях. Он уничтожает свою армию — светскую часть общества, он сильно испортил отношения с Америкой в отношении военной группировки курдов на восточной границе Турции. Если он решится разгромить эти войска, где курдов — абсолютное большинство, а оплачиваемых американцами арабов меньшинство, он опустит отношения Анкары и Вашингтона до самого дна.

И это — лидер страны НАТО с одной из самых сильных в альянсе национальных армий. Спасибо ему, впрочем, как и президенту Дональду Трампу — чем больше неадекватных действий, тем лучше для нас, для России.

Бизнес по–турецки

— Впервые в сирийской войне атаке на российскую авиабазу Хмеймим была использована партизанская тактика, беспилотные аппараты с фугасными боеприпасами. Можно сказать, что это новая точка в войне и солдаты уходят в партизаны?

— Можете что хотите говорить, но война остается войной. Из 13 БПЛ в атаке на авиабазу Хмеймим 7 были сбиты, а 6 захвачены — в том числе три беспилотника были разобраны на запчасти. Анкара успешно ведет подрывную экономическую и политическую деятельность против России на постсоветском пространстве, в Средней Азии, Закавказье и тюркских регионах. И это Крым, конечно.

Почему Турция должна меняться из–за того, что capo di tutti capi (верхняя позиция в иерархии итальянской оргпреступности) однажды скомканно извинились за сбитый российский самолет? Ну плохо ведет себя товарищ Эрдоган, плохо.

— Да, но в Риге в 2014 году он показал себя сторонником нейтралитета и даже хороших отношений с Россией, не обсуждая события вроде раскола Украины, «Северного потока — 2» и т. д.? Возможно, в реализации больших проектов — будущее? 

— Вы Путину позвоните, спросите про реализацию  проекта газопровода «Турецкий поток» — я не акционер больших госпроектов. Я не знаю, зачем «Росатому» нужна атомная станция в Турции.

Когда вы занимаетесь экономикой, вопрос один — какую прибыль вы получите? С турецким газопроводом Россия получит головную боль похуже, чем с «Нафтогаз–Украина». А новая турецкая АЭС, строящаяся на российские кредиты, не окупится никогда — ни при моей достаточно недолгой уже жизни, ни при жизни моих детей.

Европа беззащитна 

— А разгром радикальных военных группировок и фронтов в Сирии и Ираке разве частично не в активе Турции? 

— Никакого поражения джихада и газавата, ничего. Меняются вывески, названия — идеи становятся сильнее. Исламского государства не будет — но в Западной Европе уже необратимы процессы исламизации. Сотни тысяч людей каждый год идут в Берлин и Брюссель неизвестно откуда, неизвестно кто — с фальшивыми документами, без документов.

Заметьте — пока в Европейском союзе не прошло ни одного теракта, относящегося к ветеранам ИГ. Все, что разнесло Европу, это местные террористы, накачанные ненавистью, усвоившие инструкции из интернета, как чего взрывать. Когда в Европу придут ветераны войны в Сирии и Ираке, будет любопытно посмотреть, что станется с Европой.

Спецслужбы в Европе риски радикальной исламизации не могут даже оценить, не то что предусмотреть. Европейский союз раздроблен, силовики и политики в Европе ненавидят друг друга, борясь за свои собственные ресурсы и интересы. Европу жаль, нам будет ее не хватать.

— В таком случае как вы оцените отказ 10 стран Центральной и Восточной Европы в ратификации Стамбульской конвенции, нацеленной на глобализацию и толерантность?

— Зачем мне оценивать Румынию и Литву? Давайте мы будем заниматься своими проблемами в России. Если кто–то не заметил, московские стотысячные уличные намазы могут намекнуть, что у нас сидит своя хвороба, у нас свои проблемы на Северном Кавказе, Поволжье, Сибири.

В конце 1980–х радикальную исламизацию можно было остановить, да. Но заниматься этим было некому: партократы выкраивали кто страну себе, кто пост президента и министра где–нибудь в Прибалтике. В начале ХХ столетия салафиты были бедняками на пятачке земли в глубине Аравийского полуострова — с тех пор многое изменилось, а за последние 27 лет перемены сделали ситуацию необратимой.

Да, наевшись арабского высокомерия и фальши, в войне в Чечне чеченцы никогда не уносили с поля боя трупы арабских волонтеров — ваххабитов. Своих погибших выносили, арабов бросали как собак. И в лице клана Кадырова республика присягнула, условно, Москве, выдерживая свои обещания.

Выбор Путина

— Другими словами, выбор в России — за тем, кого объявить нежелательным иностранным агентом?

— Выбор стоит между порядочными и ворами. Между идиотами и умными. Между профессионалами и дилетантами, имитирующими для начальства бурную деятельность под распил бюджетов. У нас никаких иностранных агентов не было, этот выбор на Руси вечен.

— Ваш прогноз на грядущие в марте президентские выборы?

— Поживем — увидим. До прихода в качестве кандидата в президенты свободного радикала Грудинина было понятно, что на будущие шесть лет вариант — Владимир Владимирович, который после президентства уходит в Дэн Сяопины.

Что будет твориться со страной за эти 6 лет, как будут себя вести те, кто понимает: шеф последние 6 лет у власти, а потом другие придут? И к чему это все приведет, исходя из того, что из себя представляли последние годы правления Петра Великого, Екатерины Второй и Николая Первого — про Второго уже не говорю? Вызовы большие, проблемы большие. Из той шантрапы обоих полов, которая набежала к президентским  выборам 18 марта, появился человек вполне серьезный — Грудинин. Пусть абсолютно не имеющий опыта государственного правления — в нашей системе это даже лучше.

База в Адажи — это даже не смешно 

— Все же я — из Латвии, политика у нас зависит не только от результатов выборов в России. Как вы видите развитие наше республики?

— Поверьте, ваша Латвия для США и для Китая — всего лишь небольшой городок в сельской местности по территории и смыслу. При всей моей симпатии к Рижскому взморью, рижским шпротам и некоторой ностальгии по рижскому бальзаму, Латвия не занимает никакой роли в государственной стратегии России.

Да, в Латвии говорят, что у вас существует стратегическое партнерство с США. Но есть ли у Америки такое равновеликое партнерство с Латвией?

— Латвийская военная база НАТО, где служат американские граждане.

— База НАТО — это даже не смешно. Как мы знаем из расчетов самого НАТО, от одной до двух недель потребуется, чтобы российская армия заняла Латвию, если ей за каким–то чертом захочется туда зайти, а затем и всю Восточную Европу. Ни один американский солдат не должен погибнуть. Партнерство с Америкой подразумевает, что вы несете военные расходы и что Латвия посылает в юрисдикции, где воюет Америка, свои какие–то воинские части.

Партнерство с Пентагоном не подразумевает, что американцы должны воевать и умирать за Латвию.

— Это закреплено 5–й статьей договора стран Североатлантического блока, где нападение на одну из стран приравнивается к нападению на НАТО — с ответной военной реакцией.

— Вы еще верите в эти глупости? Турция — член НАТО, где альянс не может даже заступиться за Турцию. Сбили турки самолет — Эрдоган побежал в НАТО за помощью, ведь что будет, если по Турции врежет Россия. Получил ответ — сам разбирайся. А вот кому Прибалтика интересна — так это Польше,  как некоторая прокладка между молотом и наковальней.

Хорошо что сегодня у Кремля нет задач решать вопросы на Украине, в Прибалтике и в целом в Европе при помощи военных.

Заноза. Но очень маленькая

— А если Кремль все же использует для решения вопросов военных?  

— В таком случае могут предложить, что задача Штатов — это героически отомстить, сбросив на регион несколько тактических атомных бомб. После которых ничего не останется в принципе от вашей страны. В отличие от российских ребят, у которых есть еще сантименты в отношении Латвии с советской общей историей, у Америки никаких сантиментов нет, что они доказали в Хиросиме и Нагасаки. База НАТО — объект уничтожения, в случае чего.

А если говорить о нашем оружии, ракетах «Калибр», стоящих в том числе в Калининградской области, так оно намного более высококоточно, чем высокоточные ракеты на вооружении НАТО. Но кого волнует расходный материал? Сильно ли вас волнует стружка на оттачиваемом карандаше? А для Штатов вы даже не стружка — грифельная пыль.

У меня нет никаких сантиментов по отношению к Прибалтике. Латвия выбрали свой путь — наверное, более толковый, чем Украина, выбравшая гражданскую войну против самой себя. Однако не могу не привести цитату из «Петра Первого» Алексея Толстого: «Мы, мин херц, думали, что мы большой политик, а мы политик малый». Латвия в большой политике — как камешек в ботинке. Или заноза, но очень маленькая.

Еврейский вопрос 

—  Вы возглавляли Российский еврейский конгресс. Как с этой точки зрения оцениваете ситуацию в Латвии? 

— В своей жизни я очень долго занимался историей Холокоста. И очень хорошо представляю, как ваши ребята в форме вермахта и добровольческих формирований СС в Прибалтике уничтожили местных евреев, больше 75 тысяч человек в одной только вашей маленькой юрисдикции.

Латвия пошла иным путем, чем Финляндия. Финны своих евреев не уничтожали в ту войну — может быть, потому, что у финнов был Маннергейм, взрослый политик с пониманием, что такое совесть и честь. Сегодня вы воскрешаете нацизм, платите повышенные пенсии ветеранам формирований нацистской Германии — это очень печально.

Но как вам быть со своей совестью, у меня нет ответа.

ПРОФИЛЬ

Евгений Янович Сатановский, 59 лет — российский ученый–востоковед и экономист, один из ведущих экспертов в области политики и экономики Израиля, а также других стран Ближнего и Среднего Востока. 

Третий президент Российского еврейского конгресса (2001–2004). 

Основатель и президент научного центра «Институт Ближнего Востока». 

Представитель экспертного совета комитета Государственной думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений. 

Кандидат экономических наук, профессор.

Цитаты 

«Латвия выбрала свой путь — наверное, более толковый, чем Украина, выбравшая гражданскую войну против самой себя».

«Выбор стоит между порядочными и ворами. Между идиотами и умными. Между профессионалами и дилетантами».

Андрей ТАТАРЧУК, 

Москва — Рига.

популярный интернет



Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео