После освобождения от террористов второго по величине сирийского города Алеппо ситуация в этой стране кардинально изменилась. Это подтверждает успех Астанинского процесса по урегулированию ситуации в Сирии, очередной раунд переговоров в рамках которого состоится в столице Казахстана 15-16 февраля. СатановскийСерьезные военные успехи, обеспеченные благодаря помощи Воздушно-космических сил России (ВКС РФ) победами сирийской армии в Алеппо и в других сирийских провинциях, позволили объявить режим перемирия, к которому присоединяются всё новые населенные пункты. Именно помощь России и победы армии президента Сирии Башара Асада в результате заставили вооруженную сирийскую оппозицию сесть за стол переговоров.

Тем не менее, говорить о том, что в Сирии вот-вот наступит мир и благоденствие, было не просто неправильно, но и безответственно, считает один из ведущих российских экспертов по ближневосточным проблемам, президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Разговор востоковеда с корреспондентом Федерального агентства новостей получился непростым.

Сирия: что дальше?

«Откуда я знаю, что там будет дальше, — говорит Евгений Сатановский. — В Сирии идет война с международным терроризмом, она продолжается, и сколько она еще будет продолжаться, никто вам ответить не сможет, даже с точки зрения истории. И обсуждая сегодняшнюю Сирию, — мы с вами, фактически, говорим, сидя внутри Столетней войны, Тридцатилетней войны или Великой Отечественной войны… Кроме того в Сирии идет тяжелейшая гражданская война, делается все возможное для того, чтобы выиграть ее там, где можно выиграть, и остановить там, где можно остановить. Любые оценки того, достаточно ли участники процесса делают для достижения результата, много это или мало, и что еще можно и нужно сделать, — это, как правило, абсолютно спекулятивная болтовня. Нельзя сегодня давать оценки такого рода. Оценивать это надо будет историкам, лет через 50 после того, как там все закончится, и не раньше. А с ближней оптикой тут разглядеть что-то не просто трудно, а практически невозможно».

Работа для профи

Над прекращением войны в Сирии работают профессионалы, и самое главное — им не мешать, считает президент Института Ближнего Востока.

«Есть профессионалы, которые должны делать свою работу. Если они ее сделают — они молодцы, если они ее не сделают — они не молодцы. По объективным причинам, по субъективным причинам, гнать их с работы или не гнать — это уже второй вопрос. В этом плане я не готов подпихивать их под руку, давая какие-то экспертные оценки, которые могут помешать людям, которые делают в Сирии свою работу. Я даю советы некоторым структурам, занимающимся ближневосточными проблемами, но если я даю некоторому контингенту отечественного не только отечественного руководства подобные советы, то неужели вы думаете, что те вопросы, которые я с ними обсуждаю, я буду обсуждать с прессой? Это просто исключено, и именно поэтому в этих структурах прислушиваются к моему мнению».

Спонсоры сирийской войны и судьба Асада

«Вернемся к началу нашего разговора, — отметил Евгений Сатановский. — в Сирии происходит гражданская война с многочисленными спонсорами и с очень серьезным перетягиванием каната. С очень серьезной работой дипломатов, военных дипломатов, политического руководства по изменению полярности сил, участвующих в сирийской гражданской войне. Это тяжелая, катастрофически тяжелая работа с совершенно непредсказуемыми сюрпризами и пока недостаточно ясным финалом. Тем не менее, сейчас ясно одно — часть сирийской оппозиции удалось заставить сделать шаги в сторону мира».

По словам собеседника ФАН, это не значит, что вся вооруженная сирийская оппозиция отказалась от идеи, во что бы то ни стало, свернуть президента Сирии Башара Асада, однако этот вопрос сейчас уже не является первоочередным.

«Сейчас речь не о свержении или отказе от свержения Башара Асада. Какая-то часть оппозиции готова отказаться от борьбы с Асадом, какая-то нет. Сейчас речь идет о выходе из войны значительной части боевиков, в том числе — протурецких и проиорданских группировок. А вот с саудовскими группировками напротив — они и дальше будут продолжать воевать, будут «свергать» Асада, их спонсоры в Эр-Рияде завели уже междоусобицу в рядах террористов, то есть, в данном случае идет «нормальный», а точнее — очень многовекторный процесс. Этот процесс долгий и сложный, и у него нет и быть не может количественных критериев».

Турецкий гамбит

Корреспондент ФАН обсудил с экспертом и непростой вопрос российско-турецких отношений, несколько раз радикально менявшихся в ходе сирийской кампании — от отчуждения через серьезную конфронтацию к сотрудничеству. Впрочем, по мнению Евгения Сатановского, тут особых иллюзий питать не стоит — Турция всегда будет играть только в свою игру, и России нужно придерживаться того же принципа.

«Да, за время сирийской кампании отношения Москвы и Анкары менялись, и еще 120 раз будут меняться. Кто вам сказал, что эти отношения в любой момент не могут измениться снова? Они могут измениться еще много раз. Мы с Турцией на самом деле никогда не были союзниками и никогда союзниками не будем. Да и вообще — у России нет союзников, у Турции нет союзников, ни у кого не бывает союзников. Слово «союзники» — это исторически доставшийся нам термин еще из времен Римской империи, и, в общем-то, в современном мире ничего не значащий. Поэтому мы с Турцией в некоторых вещах партнеры — там, где это выгодно Турции, и она без нас не может, или там, где это выгодно нам. Турки делают какие-то свои телодвижения, которые укладываются в российскую стратегию в Сирии, а некоторые укладываются и в сирийскую — это нормальная ситуация. То, что делает Турция, в Сирии или где бы то ни было, является процессом, который ни для России, ни для какой-либо другой страны априори полезным быть не может. Это полезно для одной единственной страны на планете — это сама Турция. Всё, что делает любая страна, полезно только для нее — всегда и везде. Всё остальное от лукавого. Период заблуждений на эту тему, когда мы в 90-е годы прошлого века делали то, что было полезно нашим соседям по планете, весьма плохо для нашей страны закончился. И я надеюсь, что такой эксперимент был у нас один раз — первый он же и последний», — отметил Евгений Сатановский.

популярный интернет





comments powered by HyperComments
Популярное Видео