САТАНОВСКИЙ: Американцы-то кричат: «Мы — коалиция, нас большинство! Нас большинство!». И тут встает Совбес, где есть ядерные державы, постоянные члены, и говорит: «А кукиш вам с вашим большинством!». Большинство – это да, это — ваши клиенты, маленькие островные государства, африканские, какие угодно. Но, ребята, да, вы привыкли решать вопросы конвертами. СатановскийВ прямом смысле этого слова. А нас — не большинство, у нас просто есть ядерный арсенал, и мы вам говорим: «Вето!». Нравится — не нравится. Ну, кого же не может раздражить такая система, когда ты собрал огромную толпу сателлитов… Что нам Коля Злобин и почему он это говорит все время? «А вы продемонстрируйте нам, кто за вас, а сколько у вас союзников?» Помните? На каждом телешоу. Почему? Если ты не можешь добиться того, чего ты хочешь на земле, ты должен создать иллюзию того, что за тебя — все! Согласитесь, это проще.

КОРНЕЕВСКИЙ: А что это дает? Ну, вот за меня — якобы все.

САТАНОВСКИЙ: Это дает тебе уверенность в твоих действиях, это — попытка деморализовать противника. У противника — огромная толпа разного народа: умного, глупого, честного, честные дураки, честные подонки — кто угодно. Говорит: «Посмотрите, вы идете против большинства». А мы привыкли с детского сада к тому, что если большинство говорит, что оно сейчас тебе горшок на голову наденет, то ведь наденет! Запугать — очень просто. Потом ты смотришь: а какая разница? Джордано Бруно был один, Галилей был один, Коперник вообще против большинства и идти не хотел, жить очень хотел. Понимаете, боялся суда инквизиции, боялся костра, поэтому теорию жутко еретическую о том, что Земля — она вообще шар и болтается вокруг Солнца, а не наоборот, он перед смертью опубликовал! Правда? Кто был прав?

КОРНЕЕВСКИЙ: Ну, понятно. Сосед-ученый Галилея, как известно…

САТАНОВСКИЙ: Кто был прав? А все ж говорили. А вам не кажется, что это параллель — американцы и ООН? «Нас — больше!» И чего вас больше? Да, конечно. На одного Галилея сколько было инквизиторов? А кардиналов?

КОРНЕЕВСКИЙ: Достаточно.

САТАНОВСКИЙ: Система так выстроена. Для того — издержки и противовесы, чтобы невозможно было провернуть это колесо и перемолоть всех в труху! Потому что потом что говорит Америка, когда она сбивает самолет, бросает куда-нибудь атомную бомбу для эксперимента? Ребята говорят: «А мы не извиняемся, мы – Америка!».

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео