САТАНОВСКИЙ: Война была страшная, война была жуткая, война была неизвестная! Она неизвестна до сих пор!

СатановскийКОРНЕЕВСКИЙ: Неизвестная в каком плане?

САТАНОВСКИЙ: Она – неизвестная война. Она до сих пор неизвестна.

Понимаете, у нас сейчас легенды… Почему мне очень грустно, когда начинается битва: «28 панфиловцев» – это было? Это не было? Да любую вы мифологию снимайте! Что, «Три мушкетера» – это прямо про французскую историю? Ага, сейчас это про французскую историю! Преданнейший по всем архивам соратник и сподвижник кардинала Ришелье — тогдашний настоящий Д’Артаньян — вдруг оказался прямо таким врагом-врагом его преосвященства?! И прямо он так и тыкал шпагой в его гвардейцев?! Ага! Это так совпадает с реальной историей!

Но талант Дюма велик есмь.

На эту тему, жалко, на самом деле, ломать копья, был этот подвиг или нет? Подвиги гигантского большинства людей, которые выиграли войну, выиграли своей жизнью, выиграли своей кровью, выиграли искалеченные – они же неизвестны! Ну, не оказалось рядом корреспондента! Ну, не написал парторг – ну, мало ли! А многие еще и не получили ни орденов, ни медалей. Дед мне много рассказывал, кого как награждали, а кого и как не награждали.

КОРНЕЕВСКИЙ: Всегда старались по справедливости, Евгений Янович!

САТАНОВСКИЙ: По-разному старались! По-разному! И тыловики себе могли такого понавыписывать! И за «Героя» могли… Посмотрели: а чего-то он не подходит, «а не нравишься ты мне», это называется. И не получишь ты «Героя»! Это «Героя»! Сколько таких представлений было.

А, может, ты чего и получил, а характер у тебя – дерзкий! Маринеско помните? Ой, не любили героического подводника большие начальники! Сильно не любили! «И не пошел бы ты…». И всегда так было! А что, Скобелева любили в царской ставке? Он был хорош для того, чтобы войны выигрывать! Генерал-то, Скобелев. Да и Нахимов, адмирал. А для того чтобы по паркету шаркать, там другие были. Их терпеть не могли! Все эти подвиги всегда совершались отдельно взятыми людьми, очень часто – просто без приказа, очень часто – против приказа. И неважно — это завоевание какого-нибудь Приамурья (капитан Невельский – совершенно против всех приказов действовал!)… Да все они, в общем-то, нарушали приказы и распоряжения высокого начальства. Высокое начальство было дико раздражено вот этими всеми капитанами, полковниками, всеми этими «козловыми» и «пржевальскими». В советские времена было то же самое! Лезет инициативник, а потом ты – расхлебывай. Спокойная жизнь…

КОРНЕЕВСКИЙ: Инициатива наказуема, говорят.

САТАНОВСКИЙ: Да! И спокойная жизнь у тебя кончается. А ты начальству доставляешь головную боль. Ты ему положил, к примеру, к ногам страну целую! А на хрена ему эта страна, если говорить о царских временах?! Тебя просили?

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео