Раскол между объединенной Европой и «англосаксонским миром» стал столь очевидным, что его уже официально зафиксировала канцлер Германии, Ангела Меркель. Выступая в Бундестаге, глава ФРГ заявила, что США более не являются «автоматическим защитником» ЕС, а Европе придется самой сделать «большой вклад» в свое будущее. Иначе как программным, подобное заявление назвать нельзя. Куда же приведет оно Старый свет, и есть ли теперь надежды на сближение ЕС с Россией?

Вот что конкретно сказала Ангела Меркель в ходе дебатов по поводу отношений Евросоюза с США:

Европа связана ценностями с этой сверхдержавой, несмотря на все различия во мнениях. Существует много общего, но больше нет автоматизма в том, что они, как во время холодной войны, будут играть роль защитника Европы.

Заявление несколько лукавое, поскольку никто на Европу нападать не собирается, и в военной защите, например, от Российской Федерации, она сама по себе не нуждается. Канцлер ФРГ таким образом просто фиксирует, что вчерашние союзники по принципиальным вопросам разошлись, и теперь каждый сам за себя. Как говорится, спасибо Дональду Трампу с его лозунгом «Америка прежде всего».

Но что дальше? Куда и с кем пойдет Европа? Мы можем сформировать несколько тезисов из прозвучавшего в речи Меркель и оставшегося между строк.

Во-первых, выступление канцлера можно считать ответом на необычайную активизацию Эмманюэля Макрона в последнее время. Французский президент явно пытается перетянуть одеяло всеевропейского лидера на сторону Парижа. И вот Берлин дал понять, что держит руку на пульсе, и в стороне от политического процесса точно не останется.

Во-вторых, жители Старого света уже откровенно начинают смотреть на американцев и британцев с их Брексит, как на прямых соперников. Уже четко просматривается две оси: Вашингтон – Лондон и Берлин – Париж. В условиях большого передела за рынки сбыта и сферы влияния, их столкновение, в принципе, неизбежно.

В-третьих, именно исходя из указанного, германский канцлер и говорит о необходимости большего вклада самой Европы в собственную безопасность, и ускорение технологического развития. На практике это может означать движение к созданию единой Европейской армии в противовес НАТО, где доминируют США. Собственные вооруженные силы и флот понадобятся Берлину и Парижу для отстаивания интересов против англосаксов. Кроме того, не лишены оснований слова Меркель и про наметившееся технологическое отставание. Как ни странно, рыночная капитализация ведущих европейских технологических компаний, на порядок уступает американским и китайским конкурентам.

И наконец, самый основной вывод, касающийся как раз КНР и РФ. Канцлер отметила глобальное значение торговой войны между Китаем и США, а также «геостратегическое усиление России». Если смотреть объективно, то в интересах Европы не дать сформироваться российско-китайскому альянсу, о чем ранее честно сказал президент Макрон. В свою очередь, европейцы будут стремиться сохранить сырьевой статус России, замедлить экономическое развитие и держать ее в сфере своего влияния. Потепление отношений может произойти после сдачи Донбасса Украине в рамках Минских соглашений.

От Китая Берлин и Париж постараются получить инвестиции взамен ушедших американских технологий, а также доступ на китайский рынок. При этом Германия и Франция будут пытаться не «лечь» под Пекин, активно расширяющий свою экспансию в Европу, видя в ней замену американскому рынку сбыта.

Вот такой непростой расклад получается. Для России самым разумным было бы потратить нефтяные сверхдоходы на собственное экономическое развитие и перевооружение.

Сейчас читают

Архивы