После возвращение с полей Мюнхенской конференции по безопасности министр иностранных дел Украины Павел Климкин с сожалением сказал, что у него есть очень много мыслей «по поводу» и многие из них «не очень светлые»:

«После двух дней погружения в реальность Мюнхенской безопасности конференции есть много мыслей. В общем оптимистических, но иногда, к сожалению, все же не очень светлых. Российская агрессия против Украины до сих пор воспринимается многими как драматическое кино, которое они смотрят из своей комфортной диванной реальности. Очевидно, так некоторым удобнее. И это, конечно, очень раздражает».

Что же так расстроило Климкина? Его расстроила Европа, которая теперь уже очевидно стала смотреть на украинский конфликт почти «глазами Путина». 

Европа – буфер между Россией и США

А еще она не хочет видеть себя, как и 35 лет назад – передовым плацдармом против России и одной из главных целей в случае продолжения эскалации конфликта между Москвой и Вашингтоном. Причем, не только целью военной.

Сегодня на дворе 2019 год. Еще пять лет назад европейский континент был относительно стабилен и спокоен. Как много с тех недалеких времен изменилось. 

А еще дальше те времена, когда Европа боролась с США за свое независимое место под солнцем. Двадцать лет назад эта борьба чуть было не окончилась ее «освобождением от братских уз», но американцам удалось задавить европейские порывы к независимости, а возрождение угрозы с востока, к возникновению которой Вашингтон в начале 2000-х приложил немало усилий, позволило ему надеяться, что мировой порядок, установленный после распада СССР останется неизменным на протяжении еще не одного десятилетия.

Так было задумано, но ситуация вышла у них из-под контроля. США проспали быстрый взлет Китая, а Россия после 2007 года ведет откровенно антиамериканскую политику. Но это было еще только половиной беды. Самым страшным стало то, что Москва и Пекин объединили свои усилия и стали ядром создания относительно единого политико-экономического евразийского пространства. 

Чтобы «оградить» Европу от проникновения в нее «евразийской заразы» и разорвать начавшие было появляться крепкие экономические связи между Востоком и Западом, Вашингтон в 2013 году пошел на крайние меры. Он инициировал на Украине государственный переворот и сумел втянуть в него на своей стороне в том числе и европейские страны. Это был сильный ход и он «должен был окончиться успехом».

Но и здесь все пошло не по плану. Европейцы не ожидали, что война на Донбассе, которой они разрешили начаться, станет такой затяжной. Они не предполагали, что вместо обещанного им американцами расширения влияния на восток, они получат войну на границе и перспективу хаотизацию самого европейского континента. По сути, ситуация сегодня вновь вернулась к концу 70-х — началу 80-х, когда Европа не только стала центром геополитического противостояния США и России, но и главным его призом. 

Какая ирония судьбы, из охотника превратиться в дичь. И такая ситуация европейцам очень не нравится…

Европе в Европе нужен мир

США требуют от Европы определиться. Или она поддерживает американские усилия по «обузданию агрессивного поведения Москвы», или США снимают с себя всякую ответственность за последствия такого решения. Примечательно, что эта почти неприкрытая угроза и шантаж со стороны «союзника», встретила «на полях Мюнхена» полное непонимание главной страны ЕС – Германии:

«Мы, как и прежде привержены Основополагающему акту Россия — НАТО, переговорную нить нельзя терять. С геостратегической точки зрения, Европа не может быть заинтересована в том, чтобы оборвать отношения с РФ. Если во время Холодной войны мы импортировали большие объемы российского газа, я не знаю почему теперь ситуация может настолько ухудшиться, чтобы сказать: Россия не остается партнером».

В переводе с дипломатического это обозначает, что все усилия американцев начать жесткое противостояние с Россией на территории европейского континента будут пресекаться и уж точно не Германия будет им в этом помогать.

Вообще на каждый аргумент США у Ангелы Меркель всегда находилось свое особое, отличное от американцев мнение, которое очень злило главу делегации США вице-президента Майка Пенса. Апофеозом этого незримого противостояния Вашингтона и Берлина стала фраза немецкого канцлера:

«Мы гордимся нашими автомобилями, многие из них были построены в США и экспортированы в Китай. Если это рассматривается как угроза безопасности для Соединенных Штатов, то мы в шоке».

Логичным следствием такой позиции стали и заявления европейских политиков по поводу украинского кризиса. Киев ждал, что после Керченской провокации, устроенной им в ноябре 2018 года, вслед за США Европа объявит о введении новой волны антироссийских санкций. Прибывший специально для этого на конференцию президент Порошенко нагнетал и призвал европейцев готовиться к длительной войне с Россией:

«Мы должны научиться жить в этой новой реальности. Если не будет единства и солидарности, агрессор может пойти дальше. Принято считать, если РФ прекратит стрельбу — наступит мир. Но если Украина перестанет стрелять — не будет Украины». 

Смысл этой фразы вполне откровенен и он действительно очень пугает европейцев. Только чем дальше, тем больше они боятся не Москвы, а созданного в том числе и их руками киевского режима. Именно его бескомпромиссная политика в отношении России на сегодня одна из главных угроз стабильности Европы и ее взаимоотношениям с Россией. И эту проблему надо как можно быстрее решить.

А потому «Азовский» европейский пакет санкций стал настоящим холодным душем для Вашингтона и Киева. Персональные санкции против восьми российских офицеров, запрет им въезда на территорию ЕС и блокирование их счетов на его территории, это скорее жест против политики США, а не России. Европа не собирается в угоду Вашингтону и далее нагнетать антироссийскую истерию и очень похоже, что после смены власти в Киеве займет в украинском вопросе еще более отличную от американской позицию. И это ясно ощутил в Мюнхене министр иностранных дел киевского режима Павел Климкин, что и сделало его таким пессимистом по возвращению.

популярный интернет

Сейчас читают

Архивы