Запад разрушается, размываются сами его основы, пишет немецкий историк Генрих Август Винклер в журнале Der Spiegel. Достаточно подумать об исходе следующих выборов в Европейский парламент в мае 2019 года, чтобы лишиться сна, считает автор статьи. По его мнению, проевропейскому большинству в парламенте Страсбурга вскоре придётся нелегко: антиевропейские и протестные партии набирают вес, и сомнительно, сможет ли основной кандидат сторонников Европы получить достаточно голосов, чтобы убедительно претендовать на пост председателя Еврокомиссии.

При Жан-Клоде Юнкере Еврокомиссия перестала быть хранителем европейских соглашений, считает немецкий историк. Её начали воспринимать как «политическую комиссию», которая подчас весьма своевольно интерпретирует условия договоров.

Большинство депутатов Европарламента при этом решили поддержать Комиссию перед лицом евроскептиков и практически перестали её контролировать.

Довольно странными образованиями Генрих Винклер считает сами европейские партийные объединения, существующие почти исключительно в форме фракций в парламенте Страсбурга.

При этом в их состав входят подчас крайне спорные с точки зрения демократии национальные партии, такие, как «Фидес» венгерского премьера Орбана. Более того, крупные объединения партий в ЕС проявляют в отношении друг друга солидарность, способную дискредитировать само это понятие и подорвать к себе доверие, уверяет историк.

На выборах в Европарламент ключевую роль играют, по большей части, не европейские вопросы, а внутриполитические споры. Парламент в Страсбурге — уже «не решение европейской проблемы демократии, он воплощает в себе эту проблему», пишет Der Spiegel.

Он в принципе не мог сформироваться по демократическому образцу в плане репрезентативности: для того чтобы небольшие государства не чувствовали себя уязвлёнными, их наделили привилегиями за счёт более крупных стран, поясняет автор.

Демократическое обоснование Евросоюза должно осуществляться через национальные парламенты, полагает немецкий историк. Их работу по делам Европы легче координировать, но это не препятствует разобщённости.

Разумеется, нельзя быть уверенным в том, что Европейский совет всегда способен принимать решения в интересах всей Европы, продолжает Винклер. ЕС, состоящему из 28 или, в скором времени, из 27 стран, сложно добиться единогласного решения. Это связано в том числе с процессом размывания норм, которому способствуют такие государства, как Венгрия, Польша или Румыния, настаивает автор статьи.

В крайнем случае за недостаток демократии страну можно лишить права голоса в Европе, однако соответствующее решение все остальные государства ЕС должны принять единогласно. Венгрия и Польша в подобной ситуации уже могут положиться друг на друга, отмечается в статье.

Евросоюз, позволяющий отдельным государствам пренебрегать его нормативными основами, уже не может притязать на то, чтобы быть сообществом ценностей, подчёркивает историк.

Скорее, это ситуативный союз — для развития внутреннего рынка, обеспечения безопасности внешних границ, улучшения военного сотрудничества или борьбы с терроризмом. «Однако сообществом либеральных демократий в самом широком смысле слова он уже не является», — выносит вердикт автор.

Есть и другие признаки разрушения европейского единства, продолжает он. Китай старается устроить так, чтобы многие европейские страны оказались зависимы от него в финансовом и экономическом отношении.

«Путинская Россия использует всякую возможность, чтобы вбить клин между государствами Европейского союза». Если речь в Европейском совете заходит о санкциях в отношении России или о соблюдении прав человека в Китае, принять единогласное решение становится всё сложнее.

С точки зрения Еврокомиссии, в ближайшие десять лет ЕС должен расшириться на запад Балкан, однако не всякое расширение — это успех. Так, если Сербия войдёт в состав Евросоюза, Москва получит лучшего союзника в составе европейского сообщества, предостерегает немецкий историк.

По мнению Винклера, Германия тоже причастна к тому, что Евросоюз пришёл в его нынешнее кризисное состояние. Самостоятельные действия Германии в отношении кризиса с беженцами в сентябре 2015 года не могли пройти без последствий для её европейских соседей.

В Польше решение Берлина о неконтролируемом принятии толп мигрантов поспособствовало подъёму консервативной партии «Право и справедливость», в Великобритании — успеху сторонников брексита, а к «особенно фатальным последствиям» оно привело в Италии.

Миграционная политика — не единственная проблема, в отношении которой Германии следовало бы отнестись к своим действиям критически, пишет Der Spiegel. Своё первое национальное государство немцы фактически уничтожили.

Однако среди большинства европейских стран не нашлось понимания заключению о том, что национальное государство — это элемент прошлого, который должен быть заменён на европейскую федерацию или федеративное образование по немецкому подобию.

По версии автора, любые стремления к максимально тесному союзу в основе политики ЕС так или иначе приведут к провалу, поэтому более реалистичным было бы стремление к всё более тесному сотрудничеству между европейскими странами.

Несмотря на некоторые расхождения, многие страны Европы выступают сплочённо в том, что касается защиты правового государства и демократии, а также активно поддерживают Германию в вопросах бюджета и валютной политики.

К нормативному ядру Европы могут примкнуть и другие страны, но такая тесная сплочённость нужна лишь, если эрозия ЕС будет остановлена. В противном случае Евросоюзу придётся распрощаться с представлением о самом себе как о сообществе ценностей, заключает немецкий историк Генрих Винклер в статье для Der Spiegel.

популярный интернет


Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео