«Не спешим откладывать в сторону попкорн. Похоже, самое интересное ещё впереди, – писали мы по итогам «Объединительного собора» в декабре прошлого года. На том скандальном и трагикомическом сборище, как мы помним, был принят написанный в Стамбуле устав «Святейшей церкви Украины», по которому «СЦУ» входила в подчинение… того же Стамбула на правах Киевской митрополии.

И вот…

«Мы должны на следующем поместном соборе принять устав Украинской православной церкви, – заявил в последнем интервью «почётный патриарх СЦУ Филарет». – Не Киевской митрополии в составе Константинопольского патриархата (потому что мы сейчас пользуемся этим уставом, греческим уставом). Нам как автокефальной церкви надо иметь свой украинский устав, который должны утвердить на поместном соборе».

Итак, имеем сразу три мэсседжа от Михаила Антоновича Денисенко (светское ФИО отлучённого от церкви бывшего экзарха Украины и, таким образом, лишённого права носить монашеское имя «Филарет»).

Первый: признание того факта, что по действующему уставу «СЦУ» де-факто – Киевская митрополия Экуменического патриархата.

Второй: «Филарет» стремится вернуть название «УПЦ», под которым действовала непризнанная «Украинская православная церковь – Киевский патриархат».

Третий: «Почётный патриарх» готов игнорировать тот факт, что согласно «томосу», «для решения важных вопросов церковного, догматического и канонического характера следует… обращаться к святейшему патриаршему и Экуменическому престолу». А принятие нового устава «церкви» – что, как не важный вопрос?

Судя по тому, как упредительно по отношению к хитроустроенной нации прописали в Стамбуле пункты, касающиеся изменения устава (как разъяснил один из спикеров Фанара архимандрит Говорун, «если будет пересмотрен устав, будет пересмотрен и томос, потому что… устав и томос – это один пакет документов»), Фанар осознавал, с кем имеет дело. Следовательно, демарш Денисенки не стал неожиданным для Архондониса (фамилия главы Экуменического «патриархата», которого нам теперь – после определения синода РПЦ о том, что этот «патриархат» отныне пребывает вне православия – также не пристало называть монашеским именем «Варфоломей»).

О том, что Денисенко – проблемный, Архондонис понял ещё в 2008 г. Тогда Ющенке почти удалось то, что сделал его кум и преемник по лжепрезиденству спустя 10 лет – создать квазиавтокефальную «Киевскую митрополию Экуменического патриархата». Всё сорвал Денисенко – не захотел из «патриархов» понижаться до «митрополита».

1-dbfgbgbb

Примерно о том же свидетельствует и глава секретариата Ющенко Виктор Балога

Думаю, это очень хорошо припомнилось «Варфоломею» через 10 лет –11 октября 2018 г. В тот самый день, когда он «восстановил Филарета в канонических правах митрополита Киевского», последний тут же созвал пресс-конференцию, где заявил, что «был, есть и будет… патриархом!». Архондонис подобное, конечно, предполагал. Но что мог поделать? Кому давать «томос», если не «снимать анафему» с раскольников? Каноническая же УПЦ (МП) послала его к лешему.

На той же пресс-конференции Денисенко объявил, что «в самое ближайшее время будет проведен объединительный собор» этих «уже не раскольников». Но «собор» не состоялся ни в октябре, ни в ноябре: всё те же патриаршие амбиции отпугнули от любых совместных предприятий с «Филаретом» что главу «автокефалов» «Макария», что и лидера автокефалистов в УПЦ (МП) митр. Софрония Черкасского. Видя это, «Филарет» ещё в конце октября «съехал с темы» и перекинул ответственность на Стамбул: «Назвать дату созыва этого собора мы не можем, потому что это зависит от Экуменического патриарха».

На Фанаре зачесались…

Мяч был явно на их половине. А Денисенке он особо и не нужен уже был. Ему, ведь, и всем его ряженым Стамбул «каноничность возвратил». А томос – дело десятое уже. В конце концов, далеко не все автокефальные церкви действуют на основании томоса от Константинополя. Да и не Денисенко же томос обещал, в конце концов, а Порошенко. Вот пусть и разруливает со Стамбулом. А нам, мол, и в «каноническом» теперь «Киевском патриархате» нормальненько.

Наконец, перед самым «собором», который, действительно пришлось созывать и организовывать Фанару с Банковой, Михаил Антонович предупредил: «Распространяют слухи, что патриарх уйдет в отставку и не будет баллотироваться. Это неправда. Я до смерти буду патриархом».

Сказано это было после того как в Стамбуле был принят устав для «церкви», чей «объединительный собор» назначили на 15 декабря. Глава «УПЦ-КП», ошарашенный тем, что «устав автокефальной церкви принимает не сама эта церковь» заявил: «Мы худшего не примем. Всё отбросим, если от нас будут требовать неполезное».

Вредный дед стал не на шутку раздражать и Фанар, и Банковую, и Госдеп. В открытую (по дипломатическим меркам) фазу это недовольство перешло за сутки до «собора». 13 декабря в Андреевском соборе прошла первая служба Экуменического патриархата, на которую не пригласили ни одного участника «Киевского патриархата». А 14 декабря, на Филарета Милостивого («именины Филарета») «жертвенного служителя Богу и родному украинскому народу и знаменосца автокефалии» не явился поздравить никто из имеющих отношение к этой «автокефалии» ВИПов: ни автор приведенных эпитетов Порошенко; ни послица США, уж проложившая тропку к резиденции «УПЦ-КП»; ни куратор предстоящего «собора» Эммануэль Галльский, прибывший в Киев ещё 12 декабря.

Эммануэль должен был «продавить» на «соборе» в качестве предстоятеля новой «церкви» кого-то из иерархов Экуменического патриархата украинского происхождения или, в крайнем случае, клиента Порошенко – Симеона Винницкого, но никак не креатуру «Филарета», которого ни в какую не воспримет ни одна их 15 поместных церквей, составляющих Вселенское православие. Расчёт Фанаром и Банковой делался на то, что за ставленника Архондониса или, на худой конец, Порошенко проголосуют делегаты от «УАПЦ» (15 «архиереев»), 10-15 канонических епископов от УПЦ МП (которых в последние сутки всеми методами принуждала к участию в «соборе» СБУ), предварительно обработанная «оппозиция» внутри «УПЦ-КП» во главе с «митрополитом Волынским» Зикэвычэм (12 человек) и четверо участников от Фанара.

Но как ни старались главы госадминистраций на местах и начальники областных управ СБУ, да только одного Драбынку бесполезного (поскольку даже не правящий архиерей) присовокупить к карманному порошенкову Симеону и удалось.

И «Филарет» со своими 42 голосами (это, правда, включая, группу Зинкэвыча) выжал из этой ситуации всё, что мог.

2-dfbfgbbg

Что на бэйдже – «Патриарх» или просто «Филарет»?

Смиренно явившись на собор в повседневной монашеской скуфьи (в патриаршем клобуке его бы не допустили бы в президиум фанариоты), он заявил, что не распустит свой «патриархат» (а это было условием начала «собора»), пока Зинкэвыч письменно не напишет заявление о самоотводе. Порошенко три часа уламывал последнего сняться. Только после этого «Филарэт» позволил «собору» начаться.

Получив абсолютное большинство, Денисенко поставил условием открытое голосование за предстоятеля (при тайном его всё ещё могла надуть команда волынского Зинкэвыча). Порошенке и его Стамбульским гостям ничего не оставалось, как согласиться. В итоге победил Денисенкин ручной епифанчик.

3-nfgnfgngn

Голосование. Энтузиазма Порошенко не наблюдается

Но буквально на следующий день «Филарет» отслужил патриаршую службу, на которой заявил, что «остаётся патриархом пожизненно и совместно с митрополитом Епифанием руководит церковью» (3 мин. 27 сек.). При этом последний «будет представлять церковь внешне».

Соответственно, после этой проповеди иерархи СЦУ возгласили многолетие сначала «великому господину и отцу нашему Филарету, святейшему патриарху Киевскому и всея Украины-Руси», а лишь затем – «блаженнейшему митрополиту Епифанию».

Демарш вынудил Константинопольского экзарха Даниила намекнуть «Филарету», что тот «имеет шанс разрушить все, что он строил всю свою жизнь» (то есть, «томос можем и отозвать»). «Владыке Филарету пришло время понять свое место в истории… – уточнил представитель Экуменического «патриархата».

Для того чтобы хоть как-то удовлетворить амбиции Денисенко, Порошенко выписал ему утешительный приз в виде звезды героя Украины (чего «патриарх» не удостаивался даже в последние свои круглые юбилеи, будучи «духовным отцом нации»). Делалось это столь спешно, что произошло в нарушение закона: президент не наделен правом самостоятельно принимать решение о присвоении звания «Герой Украины».

Не помогло.

Не прошло и двух недель после вручения «томоса», как герой Украины издал распоряжение вновь поминать его на службе в качестве «Патриарха Киевского и всея Руси-Украины» (до этого он месяц подписывался «просто» как «патриарх Филарет»). Согласно распоряжению, лишь после «патриарха Руси-Украины» следует упоминать «Блаженнейшего Епифания митрополита Киевского и всея Украины».

Новообразованная «Святейшая церковь Украины» («СЦУ») в документе названа «Украинской Православной Церковью», хотя распоряжение напечатано на бланке… «Киевского патриархата» – якобы распущенного перед началом «объединительного собора».

4-bgbgbgbgb

Таким образом Денисенко спустя полмесяца после «томоса» послал месседж: никакая подчинённая Фанару «СЦУ» нас не устраивает: мы продолжаем идти к автокефальному патриархату.

«Если бы мы хотели быть просто признанными, то мы бы остались в Московском Патриархате, – заявлял «Филарет» ещё в 2016 г. – Какая нам разница – подчиняться Москве или подчиняться Константинополю? …Нам нужна независимая Церковь, которая бы не зависела ни от каких церковных центров, а была бы сама центром для своей Церкви. Вот это нам нужно. И за это мы боремся, и мы этого достигнем» (см. с 36 мин.).

О том, что «СЦУ» не «новая церковь», а всё та же «УПЦ-МП», «Филарет» поведал «ближнему кругу» на застолье в честь собственного 90-летия. «Это церковь не новая, а церковь, которая существует больше 25 лет, – слышно на аудиозаписи, слитой «ближним кругом» в интернет в тот же день. – И если бы не было этой церкви Киевского патриархата, то кому томос давать – этим двум московским архиереям без приходов (Драбынко и Симеону, от которого отреклось винницкое священство и паства, – Д.С.)? Или Автокефальной церкви («УАПЦ», – Д.С.), в которой 500 приходов? Ясно, что дали томос Киевскому патриархату… Потому от этой терминологии, что это новая Церковь, нужно отказываться и ее не употреблять».

Обращаясь к главе Издательского управления «УПЦ КП» Денисенко даёт следующие указания: «Искоренить это название – «Православная церковь Украины» – это не наше название. Мы являемся Украинской православной церковью». Куратору сайта «патриарх» поручает: «Так вот, чтобы в наших источниках информации не было этой “ПЦУ”. “УПЦ”, а не “ПЦУ”».

Кстати, 23 января ни Архондонис, ни «Священный синод Экуменического патриархата» не поздравил «Филарета» с 90-летним юбилеем. Впрочем, как его было в этом поздравлении титуловать, непонятно. Патриархом Стамбул его не признаёт, а место «митрополита Киевского» уже было занято «Епифанием».

На интронизацию последнего, которой 3 февраля правил стамбульский иерарх Эммануэль Галльский, «Филарет» не явился по всё той же причине куколя. Официально же – заболел. Однако в письменном поздравлении Епифанию не преминул напомнить: «Нам с вами надлежит развязывать сложные и ответственные задания».

Того же 3 февраля ожидалось и первое заседание «синода СЦУ». Галльский Эммануэль планировал курировать заседание, чтобы не допустить управление им со стороны «почётного патриарха». Однако «тяжёлая продолжительная болезнь» Денисенко «не отпускала» его на «синод». А без экс-главы «Киевского патриархата» проведение заседания было невозможным, поскольку по уставу «СЦУ» «на переходный период в состав… синода постоянными членами включаются три бывших главы объединяющихся церковных групп». Поняв ближе к вечеру 4 февраля, что его «тупо сделали», представитель Фанара, наконец, покинул Украину.

А 5 февраля старец чудесно восстал с больничного одра и распорядился созвать «синод» в Доме митрополитов Русской церкви, присвоенном государством. Таким образом, несмотря на заверения Порошенко о том, что «СЦУ» не будет государственной церковью (хотя он не преминул назвать хиротонию Думенко важным государственным вопросом), первое заседание данной организации состоялось на территории государственного объекта.

Это указывает на то, что «Почётный патриарх СЦУ» не намерен отдавать в «общецерковное пользование» резиденцию на ул. Пушкинской, 36 в Киеве, которую занимает с 1966 г., когда был назначен украинским экзархом Русской православной церкви.

Отметим, что в то время как «рядовые» его участники зашли в Митрополичий дом через боковой вход, Думенко и Денисенко вошли через парадный. Причём, «почётный патриарх» прибыл, как и полагается, последним. Да и само обсуждение проходило за круглым столом, что не давало возможности определить, кто главный – Филарет или Епифаний (а среднестатистическому «прихожанину СЦУ понятие «одесную» не ведомо).

5-fgbfgngng

По итогам обсуждения Денисенко оставил за собой руководство столичной епархией, ныне действующими приходами и монастырями Киева. Это, пожалуй, ноу-хау: в практике даже самопровозглашённых «церквей» столичной «епархией» руководит предстоятель. За епифанчиком был оставлен лишь «Михайловский монастырь» (чтобы у того была бы хоть какая-то резиденция в Киеве).

Против того, чтобы Киевская епархия отходила не предстоятелю, пытались возражать представители других конфессий, вошедших в «СЦУ»: бывший митрополит Винницкий Симеон, бывший «предстоятель УАПЦ Макарий» и его же «митрополит Герман». Но их «подавили» участники от бывшей «УПЦ-КП». Их явное большинство (10 человек) Денисенко обеспечил в нарушение предварительной устной договорённости с «Макарием» о квотах в «синоде». Состав должен был формироваться согласно пропорции 42/15 (см. выше). «Макарий» заявил «Филарету», что будет жаловаться Экуменическому «патриарху». Но, как видим, не подействовало.

По уставу, в «синоде» должны были участвовать и вышеупомянутый Зинкэвыч, и кто-то из его оппозиционной к Денисенко «великовозрастной» команды. Ведь в стамбульском оригинале устава сказано, что члены «синода» определяются предстоятелем в соответствии со старшинством «хиротонии». Однако специально обученные умельцы «перевели» с греческого «определяются в соответствии» как «назначаются», и уже «назначенные» выстраиваются в «синоде» по старшинству. Поэтому на заседании присутствовало столько неседобородых лиц даже не архиепископского звания, но лично преданных «патриарху».

6-fnfgngfngng

Но главное нарушение условий, выписанных в Стамбуле, которое произошло на «синоде» – оставление в юрисдикции «украинской цэрквы» диаспорных «епархий», хотя по уставу «СЦУ» и положениям «томоса» они должны были перейти в непосредственное подчинение Фанару.

Со времени «первого синода СЦУ» прошло более месяца, но Фанар никак не отреагировал. Что и понятно: это поставило бы «Варфоломея» в смешное положение – мол, признаёт, кому «томос» выписал ценой раскола во всём православном мире.

Видя эту беспомощность, украинские диаспорные приходы в Европе уже и сами отказываются переходить под непосредственное начало Экуменического патриархата.

Всё на что способен сейчас Архондонис – разве что на заявление о том что «Киевского патриарха не существует и никогда не существовало», и «Константинополь по-прежнему воспринимает Филарета, как бывшего митрополита Киевского».

Но, как мы уже отметили, «Филарету» и не требуется какого-то особого «восприятия» от «Константинополя» после того как того как последний признал его «каноническим».

«А кто там кому патриарх, сами разберёмся. По новому уставу. Ваши же услуги более не требуются».

P.S. После «первого синода СЦУ» мы уже задавались вопросом: «Выгодна ли РПЦ вся эта грызня в «лоне детища Варфоломея»? С точки зрения подрыва последнего в православном мире, да. Вопрос, воспользуется ли этим вовремя наш ОВЦС». Что же, спустя более чем месяц приходится констатировать, что призыв, обращённый к ОВЦС РПЦ, остаётся актуальным. Работать с братскими церквами надобно, а не с «Церковью-Сестрой».

Дмитрий Скворцов

популярный интернет

Сейчас читают

Архивы