Несмотря на то, что политический кризис в Беларуси пока далек от завершения, уже сейчас ясно, что Лукашенко совершил ряд серьезных промахов, за которые, возможно, ему придется заплатить очень высокую цену. Не исключено, что после 9 августа его политическая карьера вошла в штопор и стремительно приближается к финалу.

Главная ошибка Лукашенко – это вера в собственную исключительность. Достаточно вспомнить его утверждение о том, что президентами не становятся, а ими рождаются. Говоря другими словами, вчерашний колхозник, совершенно не смущаясь, взял да и поставил знак равенства между собой и, например, византийскими багрянородными членами императорских фамилий. Сравнил себя с василевсами, рожденными в пурпуре. Подобные утверждения сразу же должны были насторожить белорусов, так как в них непонятно чего больше – психического нездоровья или диктаторских амбиций. Что и в том и другом случае не сулило Беларуси ничего хорошего.

Из этой ошибки проистекала вторая – самоназначение на вечное президентство, вернее, вечное царствование. Потому что Лукашенко никакой не президент, а, фактически, типичный средневековый феодал, великий князь Минский. Как мы помним, в Средние века никто не имел права претендовать на великокняжеский стол, кроме равных по статусу с великим князем близких и дальних родственников. В случае с Лукашенко таковых нет в природе, а все его оппоненты из «черни» очень быстро оказывались либо в темнице, либо бежали за границу, либо с ними приключалось ещё что-то нехорошее.

Вот и на последних президентских выборах реальных противников у Лукашенко не было по причине почти тотальной зачистки политического поля Беларуси. Вчерашнюю домохозяйку Светлану Тихановскую, у которой муж к тому же находился в темнице, за серьезного соперника никто не считал, вот почему ей милостиво разрешили поучаствовать в выборах наравне с великим князем. Реальные результаты которых, судя по всему, теперь являются государственной тайной Беларуси, и о них знают лишь единицы.

Не исключено, что Лукашенко действительно выборы выиграл, но совершенно точно не с разгромным счетом. Также не исключено, что его перевес, если таковой и был, оказался весьма незначительным и дело должно было закончиться вторым туром, но великий князь, мучимый приступами мессианства, до такого опуститься просто не мог, вот почему на свет появилась издевательская цифра в 80%.

В эти цифры если кто и поверил, так совсем уж зомбированная часть электората, в то время как в самой Беларуси, да и во всем мире не поверил никто. Не верил в них и сам Лукашенко, накануне дня выборов нагнавший в Минск силовиков, предполагая, что народу эти 80% сильно не понравятся. Этот острый момент можно было бы сгладить, «нарисовав» себе, например, 55-65%, но утративший связь с реальностью Минский князь решил показать всем, и в первую очередь белорусам, что плевать он хотел на чьё-либо мнение. А кто из черни будет возбухать, тот быстро узнает великокняжеский гнев.

Всё, что началось после 9 августа, стало очередной ошибкой Лукашенко. Возможно, роковой. Дав силовикам карт-бланш, он буквально шокировал Беларусь нечеловеческой жестокостью, причем в отношении всех и вся. Начиная с 9 августа, в СИЗО и тюрьмы Беларуси хлынул поток задержанных, коих на сегодняшний день набралось около 7000 человек. Практически одновременно появились десятки видео с жесткими задержаниями не только протестующих, но и журналистов и случайных людей. Многочисленные свидетели дружно рассказывали об избиениях, оскорблениях, нарушениях прав человека, чуть позже появилась информация о первых жертвах. От которых официальные власти, конечно же, открестились. Дескать, один маргинал сам попал под колеса автозака, второй вообще взорвался на собственной гранате, а третий взял да и умер от чего-то, поговорив с силовиками о погоде.

Около минского изолятора Окрестина который день толпятся родственники задержанных, пытаясь узнать судьбу своих близких. Задержанных российских журналистов в прямом смысле слова эвакуируют из Беларуси российские дипломаты, а рассказы журналистов о часах, проведенных в минских РУВД и СИЗО воскрешают в памяти события в Чили 1973 года. Сутки без воды и еды, невозможность сходить в туалет, оскорбления и побои. Это не Сантьяго Пиночета 1973 года, это Минск 2020 года добренького «батьки» Лукашенко.

13 августа, когда ситуация стала развиваться по крайне неблагоприятному для Минского князя сценарию, когда начались забастовки на белорусских предприятиях, он внезапно «прозрел» и поручил разобраться с фактами массовых задержаний. Спрашивается, а кто перед днём выборов отдавал силовикам приказ действовать максимально жестко? Кто разрешил избивать и калечить не только протестующих, но и журналистов, защищенных, между прочим, статьями 4А и 79, Дополнительного протокола Третьей Женевской конвенции? Неужели белорусские омоновцы сами решились на это?

Конечно, нет, люди в погонах никогда ничего не сделают без приказа от непосредственного начальника. Возможно, среди протестующих были провокаторы, люди с криминальным прошлым и прочие асоциальные элементы, которых требовалось жестко задерживать, но кто разрешил безнаказанно избивать и задерживать журналистов? Начиная с 9 августа, были задержаны около 50 журналистов и многие уже успели поделиться увиденным в минских РУВД и СИЗО. Их показания смело можно подшивать к делу, если таковое когда-либо будет возбуждено в отношении тех, кто устроил массовый террор в Минске в августе 2020 года.

Сам Лукашенко называет протестующих пьянью, наркоманами, судимыми и безработными. С последними он также поручил разобраться и всех оперативно трудоустроить, чтобы бездельники «не шлялись по проспектам». У него не хватает даже ума понять, какую глупость он говорит, потому что протестующие «бездельники» выходят на улицы вечером, то есть после работы. Многих, кстати, и задержали, когда они возвращались с работы.

Многие из тех, кто восторгался «Батькой», искренне уверены, что если этот страдающий тяжелой формой мессианства человек не останется на посту президента, то рухнет великолепная белорусская промышленность. И что же мы видим? Он остается пока на посту президента, но волнения уже начались на МАЗе и БелАЗе, а также на других предприятиях. Возмущенные жестокостью силовиков, на улицу вышли медработники и даже Белгосфилармония, начали увольняться дикторы белорусского телевидения, началось брожение среди силовиков.

Ну а как не начаться, они тоже люди и не хотят избивать своих соотечественников только потому, что одному человеку хочется вечно сидеть на княжеском престоле в Минске. К тому же не исключено, что Лукашенко не сегодня-завтра возьмет билет до Пекина или Каира, а им придется отвечать за свои деяния в августе 2020 года. После всего того, что было в Минске, безобидной люстрацией они вряд ли отделаются.

Насчет Пекина – это не оборот речи. Крепкий хозяйственник Лукашенко оказался очень недальновидным политиком и загнал себя в весьма непростое положение. Оказалось, что, несмотря на обещанные 15-летние сроки, несмотря на избиения и задержания, народ Беларуси перестал его бояться. Против него поднялись даже белорусские рабочие, которым вроде грех было жаловаться на социальную политику «Батьки». Но его диктаторские замашки, показное наплевательское отношение к чистоте и прозрачности выборов и не менее показная жестокость силовиков возмутили огромную часть народа Беларуси. Как-то внезапно для многих выяснилось, что страной правит не мягкий, душевный и где-то даже комичный «Батька», а жестокий, злобный неадекват, готовый стирать в пыль каждого, кто посмел просто выйти на улицу и оказался не в то время не в том месте.

До недавнего времени Беларусь воспринимали чуть ли не как социалистическую страну, сохранившую на своем гербе красную звезду и сохранившую многие социальные завоевания СССР. Отчасти это так, но после августа 2020 года Минскому князю Лукашенко лучше не заикаться о социализме и не примазываться к нему. Ибо такие, как он, с его замашками средневекового феодала, могут только социализм дискредитировать. Превратив Минск в Сантьяго 1973 года, Лукашенко показал, что ради собственной великокняжеской власти он готов почти на всё. До высот нарзанного царя Бориса образца 1993-1994 года он пока не поднялся, но не исключено, что этого не будет в дальнейшем. Потому что Беларусь теперь не будет прежней, в ней осуществлено, фактически, силовое удержание власти, легитимность которой вызывает большие вопросы, и народ с этим вряд ли смирится. Да и какой народ захочет жить под властью одуревшего от этой самой власти средневекового феодала, народ ни во что не ставящий? И говорящий с ним на языке светошумовых гранат, резиновых пуль и судебных конвейеров, штампующих обвинительные приговоры со скоростью принтера.

А ведь всё могло бы быть по-другому. Лукашенко в своё время действительно немало сделал для Беларуси, и не зря его называют крепким хозяйственником. С присущей ему крестьянской ухватистостью и бережливостью он не дал развалиться белорусской экономике в постсоветские годы и сохранил большинство предприятий. За это ему действительно надо сказать спасибо. Но на определенном этапе ему надо было уходить, дав дорогу более молодым и прогрессивным преемникам. Не зря говорят, что незаменимых людей не бывает, и Беларусь не исключение из этого правила. Но долгие годы во власти превратили поначалу демократичного президента Лукашенко в авторитарного великого Минского князя, в человека, частично утратившего реальность и пытавшегося играть роль выдающегося политика, хотя он таковым никогда не являлся.

Он долгое время пытается усидеть не на двух, а на трёх стульях, балансируя между Западом, Россией и Китаем, и в этом опасном трюкачестве превзошел даже своего несчастливого украинского коллегу Януковича. Тот очень болезненно грохнулся всего с двух стульев, а Минский князь пытается усидеть на трёх. В результате его цирковые номера перестали оценивать как на Западе, для которого он окончательно и стремительно превращается в крайне токсичного политика, так и в Москве, где не сильно рады задержаниям российских граждан до выборов и задержаниям российских журналистов после них. И это не считая ряда других сложных моментов, которые РФ не добавляют оптимизма насчет Беларуси. Взять хотя бы историю с непризнанием Лукашенко Крыма российским.

Наивные попытки Минского князя рассчитывать на Китай как на союзника ни к чему хорошему не приведут. У Красного Дракона нет союзников, они ему попросту не нужны, так как в подавляющем большинстве случаев от них одни проблемы. Которые самодостаточному Китаю банально не нужны. У Красного Дракона есть национальные интересы, и Беларусь вписывается в определенную китайскую схему примерно на тех же самых основаниях, как вписываются многие африканские, азиатские или латиноамериканские страны. К которым Китай вроде как до поры до времени благоволит, пока они во всем китайцев устраивают.

Если уж называть вещи своими именами, то Лукашенко балансирует на трех стульях, находясь в скорбном одиночестве. А теперь у него ещё и в собственном доме ощущается отчетливый запах гари, и костерок посреди великокняжеской горницы развёл он сам. И как его тушить – он не знает. Попробовал было залить слезами и болью своих граждан – получилось не очень. А на большее он вряд ли способен, не того масштаба оказался «президенторожденный» теперь уже «не Батька». Для решения таких серьезных задач требуется нечто большее, чем крестьянско-колхозная хитрость и смекалка, тут нужен могучий интеллект государственного деятеля, а с этим как-то не задалось.

Поэтому предсказать будущее Лукашенко достаточно несложно. Как только на сторону протестантов перейдет хотя бы одно подразделение милиции или внутренних войск, не говоря про армейские части, ему останется время добежать до аэропорта и купить билет в Пекин или какой-нибудь другой город, кто согласится его принять. Судя по всему, аэропорт Ростова будет для него закрыт, так как по мере продолжения протестов в Минске Москва вряд ли захочет иметь дело с тотально токсичным Минским князем. Себе дороже.

Хотя события могут развиваться и в другом направлении. Но в каком бы ни развивались, они одинаково пойдут по очень плохому сценарию для «президенторожденного» Лукашенко. Слишком серьёзные ошибки он совершил летом 2020 года, и бесследно для него эти промахи не пройдут.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы