Страна очень скромно отметила 25-ю годовщину ГКЧП. На фоне гладиаторских скачек олимпиады в Рио центральные СМИ не сильно вспоминали о сомнительном юбилее. И лишь политические блогеры на разные лады отписались о причинах и последствиях.

СтрелковМногие отметили, что спустя четверть века после распада Союза перед огрызками страны (всеми, не только РФ) стоят те же самые проблемы, что в августе 1991 года. На мой взгляд, отметили справедливо. Страна, пробежавшись по малому кругу, вернулась в состояние предраспада. Что касается и РФ, и Украины, и, наверное, всех остальных лимитрофов, произрастающих на развалинах бывшего СССР. А раз мы снова почти в исходной точке, то, как ни странно, у нас есть перспективы. И не только такие, как в неприличном армейском анекдоте про Шарика, хотя они очень реальны.

После 25-летнего пира во время чумы, торжества дорвавшегося до власти и денег аморального и жаждущего наслаждений ворья, в тот самый момент, когда оно, всласть насосавшись крови, собирается продать холодеющее тело уважаемым друзьям и партнерам, как ни странно, появляются новые возможности. Просто потому, что ресурсы, поддерживавшие страну 25 лет, наконец иссякают. Жалкие их остатки усиленно доедают наши черви, моли и опарыши, все более жестко конкурируя между собой. Но что делать дальше — после того, как последнее мясо будет доедено, — никто из них не представляет даже теоретически. Ясно, что начнут жрать друг друга, больше ничего они не умеют и не хотят уметь. Бесполезно ждать от моли, что она из поедателя мертвой шерсти превратится в пчелу, опыляющую цветы и выделяющую мед.

На дворе, проводя аналогию с событиями времен ГКЧП, — примерно 1989-1990 годы. С виду все еще крепко и непоколебимо, страна живет своей жизнью, и кажется, что ничего не изменится вовеки, но экономика уже рушится, государственная машина пошла вразнос, а общественное сознание пришло в движение. Кризис нарастает и ощущается всеми, кто способен на какие-то мысли и действия. А значит, тем, кого не ожидает вилла в Испании, замок в Австрии и/или квартира в Лондоне, скоро выпадет уникальный шанс. Второй и последний. Если он не будет использован, страна его не переживет.

Советский номенклатурщик (не важно, является ли он таковым по факту или речь идет о детях опарышей, поделивших СССР, тех, кому в 1991-м было 10-20 лет) в условиях нового кризиса сделать не сможет ровным счетом ничего. Нет, конечно, дрожь рук жалкого и омерзительного Янаева в случае нового ГКЧП (а реинкарнация его в том или ином виде очень даже возможна) — не повторится. Как бы ни были бездарны правители Советского Союза на излете его истории, они не были кровопийцами. А вчерашние братки, в обилии представленные во власти (в том числе — высшей), без раздумья утопят страну в крови при угрозе собственному благополучию. Вернее, попытаются. Но поскольку ни единства, ни внятных идей, как жить дальше, у них нет, то рвать и резать они будут в первую очередь друг друга. И консолидироваться вряд ли сумеют. Просто потому, что эгоисты до мозга костей, а коллективный труд всегда предусматривает необходимость жертвовать чем-то личным (хоть в малости) ради общего интереса.

Неспособность к жертве лучше всего демонстрирует так называемая либеральная оппозиция — белоленточники. Которая, несмотря на огромные (сравнивая с удушенными патриотическими силами) финансовые, административные и медийные ресурсы, пребывает в жалком состоянии постоянного раздрая и борьбы мелких и мельчайших самолюбий своих убогих лидеров. Нет никаких сомнений, что наши дорогие западные партнеры в определенный момент постараются консолидировать своих многочисленных холопов. Так, как они сделали на Украине в 2013-2014 годах. Одновременно — подавив волю к борьбе со стороны той части собственных клевретов, которые обречены на заклание. Но сумеют ли — вопрос спорный. При всей абсурдности и балаганной дешевизне украинской политической жизни нулевых, она была куда как более бурной и красочной. Той унылой беспросветной серости, которую сумели распространить во внутриполитическом поле РФ творцы управляемой демократии, на Украине все-таки не было. Да, убожества типа Кличко, Яценюка, Турчинова — пародии на политических лидеров. Но они — яркие пародии, живые, красочные. Про них можно сочинять анекдоты. А назовите мне хоть одного политического лидера, кроме престарелого и постепенно выходящего в тираж Жирика, о ком в РФ можно сочинить анекдот? Ну если не считать наше все, конечно? Нет таких. Серость универсально пережевывает людей так, что они либо приобретают разные оттенки серого, либо их загоняет в полную безвестность.

Подскажите хоть кого-нибудь, кто из нынешних белоленточных может (даже понукаемый из посольства США) собрать в Москве свой Майдан? Подчеркиваю: именно в Москве, поскольку никакие региональные Майданы не имеют значения. Может, Алексей Навальный? Да никогда! Он уже однажды продемонстрировал, что не готов идти до конца. И бороться в блогах с коррупцией, наталкиваясь на тупое отсутствие малейшей реакции властей на все громкие и скандальные разоблачения, — его потолок. Каков Майдан — таков и Антимайдан, если самой яркой фигурой в нем является Коля Стариков (я реально не могу назвать его Николаем: в моем представлении он слишком мелкий для полного имени), то даже сборища Януковоща дадут ему сто очков форы.

Поэтому, даже если в России случится большой Майдан (и закончится ожидаемо кроваво), он станет лишь началом потрясений. Нас ожидает внутривластная драка за остатки пирога. В ходе которой власть мгновенно потеряет остатки легитимности и начнет рассыпаться точно так же, как после славной революции февраля 1917 года. И вот тогда у патриотов (реальных, а не по паспорту) будет шанс. Шанс завершить цикл 100-летней смуты и 25-летнего полного маразма. И, не допустив полной гибели страны и государства, перейти к позитивному развитию. Вот к чему надо готовиться. Необходимо создать цельный образ того будущего, который мы сможем предложить народам нашей страны в качестве альтернативы распаду и иностранной интервенции.

Автор(ы):  Игорь Стрелков, лидер Общерусского национального движения

comments powered by HyperComments