Надежно прогнозировать дальнейшее поведение современной околовластной «тусовки», в условиях ее безпрецедентной закрытости и абсолютной безконтрольности — занятие неблагодарное. И касаясь такого рода прогнозов, я скорее исхожу из того, что «угрозы надо озвучивать» — пусть лучше они вообще не воплотятся (и меня дружно высмеют недоброжелатели и тролли всех мастей), чем потом невразумительно оправдываться — «предполагал такую возможность, но молчал о ней, боясь показаться смешным». Но главный смысл высказать такого рода предположения — это проинформировать соратников и сторонников, чтобы для них новости из-за зубчатой красной стенки (в случае реализации) не стали «громом среди ясного неба». Стрелков

Сразу отмечу: данная информация основана не столько на «инсайде» (хотя он тоже присутствует, но в качестве «одной из вероятностей»), а на наших (моих и соратников) рассуждениях. И стоит воспринимать ее не в качестве «истины последней инстанции», а ,как уже сказал, «одним из возможных вариантов».

Итак, что мы имеем на данный момент? Имеем:

1. Реальный и непрерывно разрастающийся раскол олигархически-чиновной элиты по вопросу о степени подчинения требованиям Запада и допустимости государственных и частных издержек, связанных с имеющей место на данный момент конфронтацией;

2. Жесткий и нарастающий экономический кризис, конца которому в обозримом будущем не предвидится (поскольку давление Запада будет нарастать, а мер к реальному преодолению ситуации путем решительных реформ — нет как таковых);

3. Недееспособность «великих энергетических стратегов» в вопросе выработки и проведения новой экономической политики, нацеленной на сохранение, восстановление и развитие народного хозяйства в условиях санкций. И, в тоже время, их неспособность вернуть ситуацию к «докрымскому» статус-кво любым путем без угрозы запуска процесса самоликвидации;

4. Нарастающая внешнеполитическая конфронтация с мировым гегемоном — США и возглавляемым ими блоком ведущих экономики Мира, а также растущее напряжение уже на двух театрах военных действий, без каких-либо перспектив к победе в оных или к урегулированию путем капитуляции (по вышеуказанной причине угрозы внутриполитических потрясений);

5. Полная неспособность руководящей бюрократии (по совокупности факторов внешней зависимости и морально-деловых качеств) к реформированию самой-себя или, хотя бы, к мобилизации ради самосохранения.
В такой ситуации перед человеком, 17 лет назад персонифицировавшем в своем лице весь государственный аппарат, встает закономерный вопрос: «А что делать дальше ему самому?» Вопрос многоаспектный, так как от ответа на него зависит не только будущее страны, по недоразумению угодившей в «не те» руки, не только место в истории (Путин, без сомнения, весьма честолюбив), но и (видимо, для него самое главное) личное будущее и будущее довольно многочисленных потомков. Что делать в ситуации, когда на объективно необходимую «революцию сверху» он оказался неспособен, время для её начала практически упущено, а все остальные варианты, рано или поздно, безальтернативно приводят к сокрушительному обвалу страны и власти? Когда на глазах рушится еще недавно оглушительная популярность, а «верные слуги и соратники» вот-вот побегут сдаваться в лагерь врага? И хорошо, если только сами побегут, а не прихватят «Самого» в связанном виде, как некогда прихватили в лагерь генерал-аншефа Бибикова казачьи старшины не оправдавшего их надежд Емельку Пугачева?

Вариантов немного. И если убрать из их числа последнюю попытку «Новой опричнины» (т.е. «революции сверху»), то их всего два:

Первый: «пустить всё на самотек» и продолжать тянуть волынку, в надежде на «Бог милостив, народишко — смирен, авось, как-нибудь кривая вывезет».

Второй: «готовить закручивание гаек», постепенно переходя к военно-полицейской диктатуре олигархического латиноамериканского образца.

«Перспективность» первого варианта в том, что он — самый легкий и при его принятии делать ничего не надо вообще и это не может не нравится корпорации бездельников, очковтирателей и гедонистов в нашей «элитке». Никакого риска — сиди и жди «у моря погоды». Одна беда — сидеть в «тухлом болоте» надо было тихонько-тихонько, а после событий 2014 года болото взбаламучено и кочки опасно раскачиваются…

Второй вариант, к которому, по всем признакам, Путин и Ко сейчас склоняются — тоже «не фонтан» во всех смыслах, поскольку диктатура требует хоть как-то мотивированных исполнителей. Идеологической мотивации нет и быть не может — она по конституции запрещена. И суррогатами типа ежегодного «Празднования дня памяти победы 9 мая» ее не заменить. А с меркантильной все бы хорошо — да ведь кризис проклятый. Страна большая, «силовиков» — много и всем дай… «Естественные ресурсы», с которых «силовики» кормятся и смогут кормиться — они, конечно, есть (хотя и тоже убывают соразмерно кризисной ситуации), но за чем тогда им центральная власть? Достаточно и своей, региональной. Далее: любая диктатура — это репрессии. Более или менее массовые. Готовы ли будут их проводить люди, не верящие ни в Бога, ни в черта? За то вполне верящие в доллар и готовые служить практически любому, кто им этот доллар даст? Но, при этом, не готовые рисковать жизнью и свободой без гарантии безнаказанности? Во-о-от… Нет, ну, конечно, сейчас чиновники всех мастей будут хором клясться в «безупречной верности до последней капли крови». Но у прожженных циников в Кремле и на Старой площади не должно быть иллюзий — «верность» закончится вовсе не с «последней каплей крови», а с последним «косяком зелени» (если иллюзии все же есть, то… тем хуже для тех, кто их питает).

Что же делать лично Путину в такой ситуации?

Психологический портрет нашего президента давно ясен — это не слишком-то решительный человек, колеблющийся, никому полностью не доверяющий. Способный на спонтанные шаги, но не способный доводить их до конца. Идеальный интриган второго плана, случайно (реально — «по блату») занесенный на первый пост в стране, издревле привыкшей к совершенно другому типу руководителей. Пока «манна небесная» в виде ошеломляющих нефтяных доходов сыпалась с неба, а страна ,пережившая жесткую встряску в 90-х, приходила в себя и жила по принципу «лишь бы не было войны, революции и дефолта» — все было вполне здорово (с его личной точки зрения). Аккурат, как Топтыгин Третий в известной сказке Салтыкова-Щедрина «Медведь на воеводстве» — Путин ничего особенно не делал, без «великих злодейств» «разруливал» конфликты олигархов и высших бюрократов, постепенно выстраивал собственную систему власти и доходных промыслов и наслаждался свалившейся на голову славой. Она-то голову, похоже, и вскружила… Сам начал верить в собственную «крутость» и «геополитический гений».

Последствий уже коснулся — «сладкий сон» (в котором попирал небеса геополитики и на Олимпе гонял пинками богов) вдруг прошел, морок развеялся… И выяснилось, что сидит на опасно раскачивающейся кочке во взбаламученном болоте. Холодный ветер гонит рябь по воде. Небо — все в рваных тучах и сыплет колючим ранним снегом — лето кончилось. А вокруг собрались испуганные и изумленные подведомственные лягушки и, раскрыв рты, ждут «слова царского». И не просто слова, но и дела.

В такой ситуации у любого человека возникнет соблазн — бросить все и «свалить». Куда-нибудь, где лягушек не видно и не слышно. Желательно — прихватив с собой олымпыйския медали, почетные кубки и плакаты с изображениями «героя в самом расцвете сил». Чтобы у уютного камина в натопленной гостиной, потягивая «Арманьяк», в кругу семьи перебирать старые альбомы с вырезками из газет и, время от времени, давать интервью почтительным журналистам (типа Шапиро-Соловьева) о том, «как 17 лет правил Россией». Когда тебе 64 и впереди — старость, хочется комфорта, а не борьбы.

А на неблагодарную роль того, что будет поддерживать минимальный порядок в оставленной на произвол судьбы стране — надо назначить кого-нибудь относительно молодого, тупого, жадного и тщеславного. Но, при этом, решительного и не останавливающегося ни перед чем. Авось, он продержится столько, что на век «Величайшего Геополитика Современности» хватит. Главное — уйти вовремя, пока остался еще «священный рейтинг» и ошметки былой популярности… пока еще бабульки и дедульки, которым телевизор давно заменил Бога, с остервенением готовы выцарапать глаза за человека, «спасшего Россию от олигархов». А там, быть может, лет через шесть, очумевшие от «преемника» люди снова с тоской и надеждой призовут «Любимейшего» на царство… Призвали же в Аргентину 78-летнего Перона? И тогда, если будет не лень, можно будет снова «поработать на галерах». Особенно, если нефть снова подрастет и все смуты каким-то волшебным способом сами рассосутся. Чем не план?

Вот его-то, судя по поступившим «инсайдам», в Кремле и на Старой площади сейчас достаточно активно «обсасывают».

Популярный интернет

comments powered by HyperComments
Андрей Фурсов: мир будущего