Жили были два душегуба. Совершенно одинаково грабили людей на большой дороге и убивали их ,сталкивая в близлежащую пропасть. Только один душегуб всё никак не мог новый кистень приобрести, часто ходил с разбитым лицом и поломанными конечностями, а второй — щеголял в новом платье, пил, ел, гулял и прямо лоснился от здоровья и благополучия. Стрелков
Встретились они как-то у указанной пропасти и заговорили «за жизнь». Тот душегуб ,что поплоше, спрашивает у второго:
— Слушая, братан, вот как тебе удается так красиво и безпроблемно жить? Вроде, ты людишек раз в 10 больше моего в пропасть перекидал, а тебе ни разу даже фингал под глаз не поставили? А я все время побитый хожу и слава у меня дурная по всей округе — ни в один трактир не могу зайти без опаски встретить кого-нибудь, кто сумел от меня вырваться и сбежать!

— Эх ты, голова дурная — с насмешкой отвечает второй разбойник: Ты же как на прохожих нападаешь?
— Как-как? Как учили…выскакиваю из кустов сзади на крутой тропинке, что вниз по краю пропасти ведет и — дубинкой по голове. Потом, коли получилось, добиваю, граблю и сбрасываю вниз.
— И многие вырываются?
— Да не сказать ,что очень, но частенько… Если крепкий да ловкий мужик попадется, а то и баба здоровенная — отбиваются. Разок как-то даже серпом по яйцам получил…
— Эх, дурачок ты, дурачок. Вот у меня ни один не сбежал еще. Пошли, покажу тебе «мастер-класс». Хочешь?
— Ну, давай.
Пошли душегубцы вместе к краю пропасти. Показчик и говорит:
Слушай, но я же за бесплатно тебе помогать не буду, верно? У тебя денежки то есть сейчас?
— А то! Недавно купчишку неловкого удачно раздел… А дорого ли возьмешь?
— Это хорошо. Да не беспокойся — пока ты сам мне не отдашь в благодарность сколько сочтёшь нужным, я у тебя вымогать не буду. … Вот смотри: ты ведь своих жертв на основной тропинке стережёшь, на самой проходной?
— Ну, да!
— Глупый! Тут же еще одна тропка есть — гораздо короче первой. Я там работаю.
— Дык, где? ни разу не слышал!
— Сейчас покажу. Иди за мной.
Пошли по другой тропинке. Она оказалась куда круче и хуже торной. Но тоже вела вниз и казалась куда как более прямой. У особенно крутого ската, под которым была видна небольшая площадка над отвесным обрывом, товарищи по разбою остановились и тот, что был показчиком, говорит:
— Смотри — вот там, в углу площадки — лаз-нора подземная, ее отсюда не видно — только спрыгнув вниз, ты ее обнаружишь. По этой пещере дальше можно пройти легко и удобно до самого низа пропасти, там ступеньки удобные и перильца даже налажены. Но чур — условие — слезай первым — иначе ты не поймешь мою хитрость, с помощью которой я людишек прохожих успешно обманываю.
Второй и полез. Спрыгнул на площадку, огляделся, а лаза-то и нету… не видать нигде. Внизу — обрыв отвесный саженей в 300 с гаком, на дне река горная бурлит по камням, вверх обратно тоже не забраться никак. Посмотрел наверх, а там недавний товарищ стоит, усмехается…
— Так ты что эта… обманул меня, что ли? — догадался душегуб-неудачник.
— Да что ты! — Вовсе нет! — с ухмылкой отвечает второй: Я тебе обещал показать, как мне удается доверчивых прохожих убивать так, чтобы «шито-крыто и никаких следов и осечек? Я и показал. Я их встречаю еще в трактире, пью, ем с ними, а потом невзначай рассказываю тем, кто побогаче, да явно поглупее — что тоже купец и знаю дорожку, по которой можно на целый день путь через ущелье сократить. Они начинают упрашивать показать, я — отнекиваюсь, да оказываюсь. Потом (за денежку приличную) — «со скрипом» соглашаюсь. Это чтобы они мне поверили. По пути рассказываю анекдоты, расписываю замечательные перспективы и прибытки от экономии времени и сил на новой дороге. Они, уши развесив, мне верят. Многие даже, как я догадываюсь, начинают планы строить — как потом меня самого в сторону от новой дороги отодвинуть и самим на ней прибыль получать. А я привожу их сюда, под каким-нибудь предлогом заставляю спрыгнуть перед собой, а после беру вот этот камень — видишь? И на голову сверху сбрасываю. Не хватит одного? — На этот случай у меня тут еще припасены. А потом на веревочной лестнице спускаюсь вниз и обираю, а тело — в ущелье летит. А еще — я человек добрый — стараюсь добрых людей так убить, чтобы они и не поняли, что случилось и так , в неведении, легко и погибают. С тобой — другое дело. Ты сам человек недобрый и мой конкурент. И потому (поднимает камушек) тебе я такой радости не доставлю…

Популярный интернет






comments powered by HyperComments

Сейчас читают

Популярное Видео