— Игорь Иванович, как Вы считаете, Польша принадлежит западноевропейской цивилизации или у неё сохранились общие ценности с Русскiм Мiром?

Стрелков— Начнем с того, что Польша — страна, населенная почти исключительно славянами (поляками, русинами, лемками и другими). Причем, славянами восточными, чьи генетические и культурные корни гораздо ближе к соседям с востока, чем с запада. Насколько помню из истории, еще в 11-12 веках польские и русские князья свободно общались друг с другом без переводчиков – они были совершенно не нужны. Лишь монгольское нашествие (вырвавшее большую часть Руси из европейской истории почти на три столетия), с одной стороны, и постепенно усиливающееся влияние Латинской Церкви и католической культуры, с другой, заложили и постепенно углубили непонимание, а потом вражду и ожесточение между нашими братскими народами. А то, что принято называть «русофобией», возникло в результате неудачи собственного польского «имперского проекта», в соревновании за который Польша проиграла Москве, а потом была частично (чисто политически) и на время поглощена ею. Конечно же, десятки больших и малых войн и пограничных столкновений, тянувшихся с конца XV века по середину века XX, не могли не оставить следа в памяти обоих народов, особенно польского. Но истоки-то у нас общие. И потому так близки (и
резко различны с Западной и Центральной Европой) общие базовые ценности наших народов, заключающиеся в главенстве духовного над телесным и материальным, обостренном чувстве справедливости, склонности к милосердии состраданию… Русские и поляки, на самом деле, очень похожи. И Польше, на мой взгляд, еще придется не раз встать перед нелегким выбором между своими национальными (то есть славянскими, близкими к русским) и «общечеловеческими» ценностями, по сути своей – безнациональными и даже откровенно сатанинскими в отдельных своих постулатах.

— Польша на протяжении веков много раз воевала с Россией — как Вы полагаете, это обстоятельство наложило отпечаток на русско-польские отношения?

— Частично ответил на данный вопрос выше, но хочу отметить, что Польское Королевство, Речь Посполитая и Польская Республика далеко не всегда были противниками Руси, Московского государства и России. Нередко мы были и союзниками. Против татар и турок, например. Русские и поляки вместе отражали агрессию Тевтонского Ордена на полях Грюнвальда и позже, плечом к плечу, сражались против германских нацистов и их союзников во Второй Мировой войне. Не стоит забывать также о том, что великое множество польских солдат и офицеров служили в Российской Императорской армии в XVIII и XIX веках, многие из них занимали высшие командные посты и прославились как незаурядные полководцы. Достаточно вспомнить генералов Непокойчицкого, Левицкого, Нагловского, Квецинского, Бискупского, Довбор-Мусницкого и многих других. Из недавнего – один из трех наиболее известных в России «маршалов победы» — Рокоссовский. Даже в легендарный «Ледяной поход» Белой армии выступили десятки офицеров-поляков, а во 2-м Дроздовском конном полку 4-й эскадрон был исключительно польский. Не стоит забывать также о том, что польские ссыльнопоселенцы – бывшие участники польских восстаний, тоже нередко служили (военную и гражданскую службу) в Сибири, Якутии, Туркестане и на Дальнем Востоке. И внесли очень заметный вклад в историю именно России, оставаясь при этом, конечно же, поляками. Я лично с большим удовольствием читал труды о Якутии и якутах, написанные поляками Пекарским и Серашевским. Да, еще раз повторюсь: непосредственное соседство двух империй и их военно-политическое соперничество наложили серьезный отпечаток на историческую память наших народов и на наши отношения на государственном уровне. Но могу сказать совершенно точно: в современной России к Польше и полякам никакой ненависти или отвращения нет от слова «совсем». Даже сейчас, когда официальная пропаганда пестрит упоминаниями о «недружественных актах» по сносу памятников советским воинам и антирусской позиции ваших «ориентированных на европейские ценности» властей.

— Что Вы думаете относительно «авторства» Катыньского преступления?

— Как историк по базовому образованию, пытавшийся даже (два десятка лет
назад) заниматься данной наукой предметно, не могу однозначно ответить для себя на данный вопрос. Расследования, проведенные немецкими властями во время оккупации Смоленщины, как и советские следственные действия после освобождения этих земель не могли не быть политически пристрастными. Не больше доверия, если честно, вызывает у меня и «горбачевско-ельцинские» оценки трагедии. Я сам данным вопросом, как историк, не занимался. Поэтому допускаю любой из двух вариантов виновников трагедии или даже оба сразу. Полагаю, что стоило бы еще раз вернуться к изучению вопроса совместной российско-польской комиссией из неангажированных и дружественно настроенных друг к другу (без этого невозможна совместная позитивная работа) историков.

— Вступление Польши в ЕС и НАТО окончательно разделило наши народы?

— Военно-политические блоки появляются и исчезают. Нет ничего неизменного в истории. Тем более, сейчас, когда процессы, некогда занимавшие целые столетия, рождаются, процветают и увядают буквально в течение десятка-полутора десятков лет, а то и меньше. Если, не дай Бог, между нашей страной и блоком НАТО возникнет полномасштабное военное столкновение, это будет необратимой катастрофой и об этом не хочется даже думать. В этом случае Польше нельзя позавидовать, так как для «старых» членов НАТО (тем более, для США) она всего лишь станет тем «полем боя», которое им совсем не жалко. Надеюсь, этого все-таки не произойдет. И еще надеюсь, что поляки не станут рисковать своей прекрасной страной, уже познавшей все ужасы 2-й Мировой войны, ради сомнительных амбиций некоторых своих политиканов. Россия объективно не имеет никаких территориальных или иных претензий к Польше. Это поляки должны понимать и помнить.

— Ваше мнение относительно санкций и ответного российского эмбарго на ввоз польского продовольствия в Россию?

— Мне сложно рассуждать о санкциях, я ведь не экономист, а военный. Полагаю всё же, что они не нужны ни одной из наших стран. Взаимно не нужны.

— Мы стоим на пороге войны НАТО с Россией — или есть надежда на то, что всё это бряцание оружием есть лишь PR и способы надавить на Москву со стороны Вашингтона и Брюсселя?

— Не думаю, что сейчас, даже в момент слабости Российской Федерации, НАТО решится на открытый и прямой военный конфликт. Поскольку это может оказаться самоубийством и, даже при самом «успешном» для НАТО развитии событий (то есть при отсутствии ответного удара), приведёт к глобальной катастрофе. Вернее, серии катастроф, в том числе экологических, перед которыми Чернобыльская трагедия покажется детской шалостью. И если США они могут почти не затронуть, то Европе (в первую очередь, как раз Польше) они достанутся в самом полном объеме. Я все-таки полагаю, что командование стран НАТО это прекрасно понимает, и цель нынешней кампании – оказать на РФ максимальное и комплексное военно-экономическое давление, в том числе, втянуть в неподъемную для нынешней, «урезанной» горбачевско-ельцинским предательством, России новую гонку вооружений. Цель – добиться капитуляции российских элит изнутри. В этом случае все возможно, но и в этом случае последствия вряд ли будут для Польши благоприятны: война и гуманитарная катастрофа в соседней стране (тем более в такой, как Россия) никому и никогда не приносило ничего кроме собственных проблем. Умножьте проблемы Сирии и Ливии «на десять» и примерно поймете что будет значить для Евросоюза смута в РФ.

— Каким Вы видите будущее польско-российских отношений?

— Сложившаяся в Польше ситуация, на мой взгляд, неприятно напоминает
печальной памяти 1939 год. Тогда коллеги нынешних варшавских «ястребов» (министров обороны и иностранных дел Мацаревича и Ващиковского) господа Бек и Рыдз-Смиглы, привели Польшу к национальной катастрофе. Сегодня у политиков, подобных упомянутым, главный и единственный враг – Россия, а во всем остальном они повторяют губительный путь своих предшественников той, еще относительно недалекой, эпохи. И это не может нравиться ни руководству Российской Федерации, ни российскому образованному и политически активному обществу. Но у Польши есть и иной опыт — 1989 года, когда полякам хватило мудрости и политического мужества сесть за Круглый стол и определится с дальнейшей судьбой страны и нации. Полагаю, что подавляющее большинство поляков понимают, что вариант развития событий 1989 года предпочтительней варианта 1939 года…

Исправлять сложившуюся ситуацию надо. Россия и Польша не могут и не должны быть врагами — те, кто думает иначе, по сути предатели славянства. Но Россия не должна вмешиваться во внутренние дела Польши. Изменить тренд на вражду могут сами поляки — причём демократическим путем. Опыт 1989 года здесь весьма пригодится. Несколько партий и общественных движений патриотического, если можно так выразиться, «пропольского», характера могут собраться вместе, хорошо подумать и обозначить тот вектор движения Польши, который уведет страну и народ от края пропасти — в которую его толкают политики из PiS. А затем предложить свой вариант развития существующей евроатлантической элите Польши — скажем, собрав Второй Круглый стол и обсудив на нем будущее страны и нации, без русофобии, без безоглядного и бездумного поклонения Америке и без поддержки бандеровской Украины.

— Что Вы думаете по поводу идущих сейчас в Польше выступлений по Волынской резне?

— Волынская резня, несомненно, — акт геноцида по национальному признаку. На фоне безумного поклонения на Украине С.Бандере – идейному вдохновителю резни(вплоть до переименования в его честь одного из центральных проспектов Киева), вынесение вопроса о Волынской трагедии на общественное обсуждение и осуждение более чем актуально. Что еще добавить? Поляки имеют право знать и помнить о своих исторических национальных трагедиях. Так же, как русские или любой другой народ Мира.

— Как Вы лично относитесь к Польше и полякам?

— Как уже сказал выше, вполне лояльно, если можно так выразиться. У меня
была пара приятелей – сослуживцев, являвшихся прямыми потомками ссыльных 19 века и помнивших об этом, считавших себя поляками несмотря на понятное обрусение. С обоими я прекрасно ладил. Одному из них, помнится, даже посвятил в Чечне (он тоже там дослужился до полковника ФСБ) своё немного ироничное, но вполне дружеское шуточное стихотворное произведение – «Зенитиаду» (у него был позывной «Зенит»). Мне хорошо знакома, таким образом, польская природная горячность и вспыльчивость. Как и отходчивость, верность принятому слову, «шляхетское» чувство личной чести и щепетильность в ее отстаивании. Мой дед был награжден Бронзовой медалью «Виртути Милитари». Он, во главе мотострелкового батальона, освобождал Северную Польшу и брал Кёнигсберг. При этом, конечно же, мне не приходилось общаться с поляками «массово», я в Польше никогда не был и (в обозримом будущем), наверное, не буду. Но (вспомнилось как-то), когда наша тяжелая машина («Фолькваген-Транспортер») застряла на размытой дождем дороге в лагере вблизи Бородинского поля после проведения «реконструкторского боя» в честь столетия великой битвы, в сентябре 2012 года, именно польские реконструкторы, даже без просьбы, подошли и помогли ее вытолкать из грязи на твердый грунт. Помнится, я тогда подарил им серебряную чарку – собственную память о службе на Кавказе… И мне сейчас искренне интересно: как относится к России и к событиям на Украине, в которых мне довелось принимать участие, ее нынешний владелец?

— Что Вы думаете по поводу того, что множество ваших солдат не получило от существующих властей ДНР ни медали, ни, например, какой-то финансовой поддержки (тяжелораненным), ни даже помощи семьям, чьи близкие погибли, а им не на что даже поставить им памятники?

— Ну, если на то пошло, то добровольцы из России, воевавшие за Донецкую и Луганскую республики, ехали воевать не в расчете на награды и даже не надеясь на государственную поддержку или какое-то обеспечение. Просто ехали воевать за русский народ, составляющий 90% населения Донбасса, которому угрожал (и угрожает) если не физический, то уж точно, культурный геноцид со стороны последователей украинского нацизма. Того самого, что во время Второй Мировой войны и после нее уже нанес тяжкий ущерб не только русскому, белорусскому и украинскому, но и польскому народу. Не рассчитывал на награды и я сам (и не получил их). Но так бывало не раз в русской (и не только русской) истории. Думаю, время все расставит по своим местам. И героев, бескорыстно защищавших свой народ, еще ждет общественное и государственное признание в будущьем

comments powered by HyperComments
Популярное Видео