Как бы жестко ни критиковал ваш покорный слуга невразумительную политику Кремля и лично Владимира Владимировича, одного у него не отнять — упрямства. К сожалению, данное упрямство, как правило, идет скорее во вред, чем на пользу. СтрелковИ в хлам проворовавшиеся и продемонстрировавшие полную некомпетентность чиновники могу годами сидеть на своих местах именно пользуясь даным качеством Путина — особенно если их «анти-пропиарили» СМИ или оппозиционные деятели, к которым Путин испытывает личную неприязнь. А самые идиотские внешне-и внутриполитические решения (особвенно — в области экономики, военного дела, образования и науки) претворяются в жизнь по многу лет подряд с прямо-таки идиотским усердием (чтобы потом, задним числом и невнятно, но признать, что «всё было зря»).

Но, иногда, «в беге по кругу», Путинское упрямство неожиданно оказывает и положительное влияние на развитие ситуации. Очень специфическое, но все же… Вот «уперся» ВВП в «Минские соглашения» — те самые, которые он, якобы, «на коленке накидал» (коленка Суркова была, без сомнения) — и «усё»: два с лишним года русское население Донбасса испытывало (и продолжает испытывать) все «прелести» данного предательства. В данном соглашении ярчайшим образом продемонстрирован весь маразм и слабость внешнеполитической позиции современной «полу-колониальной» РФ — ради сохранения призрачного статуса «полноценной прислуги мирового сообщества», а также вполне реальных денег и вложений нашей «элитки» в странах Запада — одним махом были добровольно сданы все выигрышние позиции, поставлен крест на перспективах яркого стратегичесвкого успеха, а «уважаемые киевские партнеры» спасены от полного разгрома. В результате РФ отказалась от какой-либо наступательной стратегии на Украине.
Прошло два года. Все унижения, связанные с полу-капитуляцией, были стойко (с каким-то, прямо, мазохизмом) испиты до дна. Но, вдруг, когда «уважаемые партнеры» (следующие законам логики и собственного богатого опыта) вроде бы, довели дело до перехода из «полу-капитуляции» — в «капитуляцию безоговорочную», у них случилась пробуксовка. Путин перестал «сдавать назад». Временно или на постоянной основе — еще пока не ясно. Но пока перестал. «Минск» — или ничего! И всё тут. А раз не хотите — то больше и пальцем не пошевельну, чтобы изменить позицию».

И никакого рационального объяснения (не считая ряда гипотез «конспирологического характера», о которых как-нибудь в другой раз напишу), кроме как упрямства Путина, такой «остановки у семафора конечной станции» — я в упор не вижу. Вроде, всё уже ясно, всё подготовлено к окончательной сдаче. И — «по тормозам».
Такое впечатление, что наши «уважаемые западные партнеры» все-таки Путина (именно его самого, а не его окружение) банально «пережали». Но не на Донбассе (хотя и там тоже), а в Сирии, куда сами же заманили ВВП год назад какими-то неозвученными публично посулами. Естественно, «кинули». В расчете на то, что, попав на крепкий крючок (да не один), Путин теперь «всё проглотит» и покорно потащится к заранее предопределенному финалу.

Во что конкретно выльется внезапное упорство ВВП, — пока неясно. Но по действиям в Сирии же понятно, что одними лишь унылыми «озабоченностями» в исполнении Лаврова оно не обойдется. Продолжающийся штурм Алеппо — тому порукой. И можно сколько угодно «метать бисер» на премет: «на кой ляд эта Сирия!?» и «если бы так на Донбассе два года назад!» — всё это бесполезная риторика (хотя и ей воспользоваться иногда не грех). Как говорится: «что имеем — то имеем».

Да, операция в Сирии изначально была провальной авантюрой и таковой прибудет — переломить ход данной войны в пользу Асада экспедиционный корпус ВКС и ВС РФ не сможет даже при максимальном напряжении сил. а риск больших потерь (и даже его полного военного разгрома) возрастает с каждым шагом к эскалации в отношениях с США и НАТО. Но на наших глазах (очень постепенно и подспудно), под влиянием обострения в Сирии, меняется и отношение к «священному минску» (которому, как известно, «нет альтернативы»). Последние отчаянные попытки «птенцов гнезда Суркова» (и его лично) добиться-таки в последний момент реализации хотя бы части предусмотренных соглашениями взаимных уступок (совершенно формальных со стороны Киева и вполне реальных — для России и ЛДНР) — упираются в эскалацию конфликта между Западом и Москвой, в которой оскорбления, нанесенные на одном фронте — автоматически отражаются на ситуации на другом.

Хорошо ли это? — С точки зрения патриотов России и сторонников Новороссии, однозначно, «да». Надолго ли хватит Кремлю «упертости» и не будет ли она в ближайшее время купирована каким-нибудь ничего не значащим для Запада (но способным породить, как писал Гашек, «бездну надежд» у Кремля) приглашением на очередной «саммит» или подобное статусно-болтологическое мероприятие? — Этого никто сказать пока не может. И я, естественно, даже предполагать не буду.

Инерция «капитулянтства» на Украине очень велика — ее не смогли переломить ни двухлетние ежедневные обстрелы и убийства мирных людей Донбасса, ни диверсии в Крыму, ни унизительнейшие атаки на посольство и филиалы российских банков, ни откровенные издевательства по вопросам транзита и оплаты нефтепродуктов (что куда более чувствительно для недавних «строителей энергетической сверхдержавы», чем всё остальное перечисленное)… Все многочисленные «Кацы» в окружении Путина и в «элитке» — непрерывным хором «предлагают сдаться» окончательно и поскорее. Местами — доходя до настойчивых требований.

Но возможность свернуть с пути, который приведет РФ к смуте, а лично ВВП — к тюрьме (а то и эшафоту) еще есть.Наверное — последняя, поскольку время утекает стремительно и безвозвратно. Что окончательно решат в Кремле — пока не ясно. Но надеюсь, там все-таки созрело понимание, что «тянуть кота за хвост» в надежде то ли на «крах доллара», то ли на вулкан Йеллоустоун, то ли на «волшебника в голубом вертолёте» (вариант — «на Трампа в глубоком пролёте») — уже невозможно.

Есть признаки, что «таки да» — созрело. Есть совершенно обратные… Всё выяснится в ближайшие недели. Возможно — еще до выборов в США. Вероятнее — сразу после.

Популярный интернет

comments powered by HyperComments
Андрей Фурсов: мир будущего